Пенсионный советник

Богу налогово

В Екатеринбурге истец потребовал от РПЦ соблюдения закона о правах потребителей.

Арсений Ваганов (Екатеринбург) 16.05.2008, 19:45

В Екатеринбурге состоялся уникальный судебный процесс. Истец потребовал от священников местного храма договоров на обряды, от Екатеринбургской епархии — уголок потребителя в каждом храме, а от РПЦ в целом — полного соблюдения российских законов. Сам истец принес в суд справку о своем психическом здоровье.

В пятницу Верх-Исетский суд Екатеринбурга рассматривал беспрецедентный иск к Екатеринбургской епархии Русской православной церкви (РПЦ). Истец — председатель общественной организации «Помощник потребителя» Алексей Конев — потребовал полного соблюдения российского законодательства во всех приходах РПЦ на территории России.

Он просил суд признать за каждым прихожанином статус потребителя услуг. В данном случае культовых.

Согласно позиции истца, РПЦ и ее священнослужители являются работниками сферы услуг, чья деятельность регулируется законом «О защите прав потребителей». А поскольку ни в одной церкви он не видел «уголка потребителя», то в иске настаивал на его создании. По мнению истца, таким образом в приходах могли бы информировать потребителя о типе религии, которая исповедуется в данном храме, времени его работы и сотрудниках. В соответствии с тем же законом правозащитник требовал заключения договоров на проведение обрядов типа отпевания или венчания.

Все началось с того, что в августе прошлого года Конев собрался отпеть скончавшегося тестя. Однако в тот день в храме должны были отпевать умершую женщину. Священник решил провести заупокойное богослужение над усопшими одновременно. Конев попросил отпеть покойников по очереди, но безрезультатно. Кончилось все тем, что взыскательного прихожанина вытолкали из храма взашей.

После этого Конев подал иск к Екатеринбургской епархии со ссылкой на Федеральный закон «О защите прав потребителя».

Однако в ходе подготовки к процессу церковники предъявили обезоруживающий аргумент: жаловаться на неправильный обряд, по их мнению, мог лишь усопший (именно его здесь сочли непосредственным потребителем услуги).

По логике представителя епархии, комментировавшего иск, отпевали покойника и его душу, а значит, и пожаловаться на «некачественную услугу» мог бы именно умерший. Если бы смог.

Тогда Конев скорректировал иск. Он утверждал: если отпевание покойников проводится в присутствии живых людей, то священник отпевает и их. Такого же мнения истец придерживался по поводу венчания, крещения и прочих обрядов, которые порой проводятся коллективно и в присутствии посторонних. В ответ на этот пассаж ответчик потребовал от Конева справку о психическом здоровье. И правозащитник ее представил.

Во второй части иска, полностью признавая право РПЦ собирать добровольные пожертвования, правозащитник, тем не менее, настаивал на соблюдении норм Гражданского кодекса. В том случае, если священник предлагает услугу в обмен на деньги, необходим договор и прейскурант, доказывал он. «Чем отличается отпевание по одной цене, от такой же процедуры над покойником по другой цене?» — удивлялся истец. Разночтений, по его мнению, быть не должно.

В ходе подготовки к судебному заседанию истец неоднократно предлагал епархии заключить мировое соглашение, в частности для того, чтобы «начать конструктивное сотрудничество на пользу всему живому». Конев даже поступился рядом своих требований. По его словам, он не имеет ничего против РПЦ, однако настаивает на соблюдении закона.

В качестве третьей стороны к процессу в качестве эксперта был привлечен председатель комитета по защите прав потребителей администрации Екатеринбурга Андрей Артемьев. «Есть жизнь, а есть ее отражение, — начал издалека Артемьев. — Церковные обряды только похожи на потребительские услуги и, очевидно, предназначены они лишь для людей верующих. Законы действуют в жизни, но можно ли законы жизни применять к ее отражению? Проще говоря, в соответствии с Конституцией церковные обряды не подпадают под действие «Закона о защите прав потребителей». Ведь если Коневу был нужен лишь антураж, правильность и индивидуальность проведения отпевания, то лучше всего ему было обратиться в театр. Там бы ему сделали так, как он захотел», — прокомментировал иск юрист екатеринбургского правозащитного комитета

В итоге процесс истец проиграл.

«Нельзя быть наполовину беременной. Точно также нельзя наполовину исполнять закон. Церковь давно слилась с государством, и те преференции, которые сегодня имеет РПЦ, не снились ни одному предпринимателю. РПЦ не платит налоги, так давайте же и мы все не будем их платить!» — возмущался Конев.

Сегодняшнее решение суда Конев намерен обжаловать. Не рассчитывая на победу в Свердловском областном суде, он в тяжбах с РПЦ останавливаться не собирается. «Я недавно купил в церковном киоске книгу. Мне дали квитанцию, что заплаченные деньги — пожертвование», — заметил он и добавил, что именно эта квитанция подтверждает товарно-денежный характер отношений. «Теперь епархии будет гораздо сложнее», — считает Конев.

— А вы верующий? — поинтересовался корреспондент «Газеты.Ru».

— Да. Вы знаете, в ходе этого процесса я понял, что я верующий. Только особо верующий — я общаюсь с Создателем напрямую.