Ученые определили биомаркеры «мышиной лихорадки» у человека

Российские ученые из Казанского федерального университета (КФУ) совместно с иностранными коллегами определили механизмы развития и биомаркеры двух различных вирусных заболеваний (геморрагической лихорадки с почечным синдромом (ГЛПС) и хантавирусного легочного синдрома (ХЛС), передающихся человеку от грызунов. Это поможет усовершенствовать методы лечения заболеваний. Исследования поддержаны грантом Российского научного фонда (РНФ), результаты работы опубликованы в журнале Frontiers in Immunology.

Хантавирусные инфекции — опасные инфекционные заболевания, вызванные хантавирусом, который обнаруживается в моче и кале грызунов. Обычно заражение человека происходит при вдыхании воздуха, содержащего вирусные частицы. Геморрагическая (острая) лихорадка с почечным синдромом (ГЛПС), ее еще называют «мышиная лихорадка», встречается в странах Старого Света. Вирус поражает сосуды, поэтому у больного появляются кровоизлияния на коже, напоминающие сыпь. Без лечения могут развиться поражения почек, острая сосудистая недостаточность, отек легких, очаговые пневмонии и другие осложнения. В среднем по России регистрируется до 10 случаев этого заболевания на 100 тысяч населения, а смертность от него может достигать 12%. Природные очаги мышиной лихорадки — Башкирия, Татарстан, Удмуртия и Дальний Восток.

В Татарстане встречается легкая форма «мышиной лихорадки» — эпидемическая нефропатия (ЭН). При этом человек не страдает от ярко выраженных симптомов, к летальному исходу заболевание приводит значительно реже (до 0,5%).

Хантавирусный легочный синдром (ХЛС) встречается только в Северной и Южной Америке и проявляется в виде прогрессирующей легочной и сердечно-легочной недостаточности. Это заболевание протекает более остро, чем «мышиная лихорадка»: смертность от него достигает 60%.
Человека, заразившегося хантавирусной инфекцией, необходимо срочно госпитализировать в инфекционный стационар, где врачи будут контролировать функцию почек, а при острой почечной недостаточности проводить гемодиализ – очищение крови. Хантавирусные инфекции не передаются от человека к человеку, изолировать пациента не нужно.

Механизмы развития легкой формы «мышиной лихорадки» и легочного синдрома до конца не изучены. Понимание этих механизмов лежит в основе разработки вакцины.

«Важно понимать, как протекает инфекция в организме. Когда мы сравниваем два, с одной стороны, похожих, а с другой стороны, различных возбудителя заболевания, мы можем узнать, что у них общего, а что отличает одно заболевание от другого. Ответ на эти два вопроса позволяет лучше понять, как именно и почему организм болеет, а значит, мы можем улучшить методы диагностики и лечения заболевания», – сообщил соавтор исследования, руководитель гранта РНФ, главный научный сотрудник КФУ Альберт Ризванов.

Ученые протестировали большое количество цитокинов (молекул, регулирующих реакцию иммунитета в ответ на попадание инфекции) в сыворотке крови больных легкой формой «мышиной лихорадки» и легочного синдрома. Оказалось, что у больных хантавирусным легочным синдромом в сыворотке крови увеличена концентрация большого количества цитокинов. Ученые обнаружили изменения концентрации 40 борющихся с инфекцией цитокинов. В организме больного легкой формой «мышиной лихорадки» число таких цитокинов достигает лишь 21. Причем цитокины при легочном синдроме обладают большим воспалительным эффектом: больше способствуют воспалению.

«Сама по себе воспалительная реакция полезна. Но если организм слишком бурно реагирует, это становится проблемой. Так, в случае с хантавирусной инфекцией сам вирус не убивает клетки. Но излишний воспалительный ответ приводит к нежелательным побочным эффектам, — прокомментировал Альберт Ризванов.

Исследователи определили биомаркеры, позволяющие различить легкую форму «мышиной лихорадки» и хантавирусный легочный синдром. К таким биомаркерам относятся сильный воспалительный ответ (цитокин IL-18) при ХЛС и активация Т-хелперного иммунного ответа при «мышиной лихорадке».

«Очень важно понять, какой биомаркер или набор биомаркеров является специфичным для конкретного заболевания, иначе, если поднялась температура, невозможно сказать, грипп у тебя или ангина. Биомаркеры, которые мы определили, позволяют сказать, с какой тяжестью протекает заболевание. Кроме того, биомаркеры, подобно микроскопу, позволяют заглянуть в молекулярный и клеточный мир организма и понять, как конкретно возбудители взаимодействуют с организмом. Зная это, можно предсказывать, насколько тяжело у человека протекает заболевание, а значит, выбирать оптимальное лечение. Это один из шагов в сторону разработки новых лекарственных препаратов и персонифицированной медицины», — заключил Альберт Ризванов.