Источник: контрактник в Сирии совершил суицид после 10 неотвеченных звонков девушке

Погибший контрактник Вадим Костенко добровольно вызвался в командировку в Сирию, чтобы заработать на свадьбу и автомобиль, сообщил «Газете.Ru» источник в Минобороны.

По словам источника, который ссылается на показания сослуживцев погибшего военного, рядовой Костенко регулярно общался со своей девушкой по мобильному телефону. Всего у него было два личных телефона. В одном из них девушка была записана как «жена» (официально они не были расписаны), а в другом как «Таня моя».

«Анализ SMS-сообщений, отправленных абонентам «жена» и «Таня моя» показал, что отношения между ними носили неоднозначный характер: девушка не проявляла инициативы в общении, на SMS-сообщения отвечала в резкой, раздраженной форме», — утверждает источник.

Другой собеседник, знакомый с перепиской, говорит, что ничего особенного в этой переписке нет и делать вывод, что отношения между парнем и девушкой в последнее время были натянутыми, однозначно нельзя. По словам сослуживцев, рассказал источник из Минобороны, 24 октября, в субботу, Костенко якобы позвонил девушке на мобильный телефон, однако она не захотела с ним разговаривать — предположительно, она была в гостях, о чем ему и сообщила.

В эту же субботу, когда Костенко якобы совершил самоубийство, он полчаса общался с родителями, был веселым, на жизнь не жаловался, рассказывают родственники солдата.

Около четырех часов дня, утверждает источник, Вадим сел за руль военного уазика и уехал в сторону автопарка. Тело рядового Костенко обнаружили в районе старого склада ГСМ. По словам источника, с ним были оба телефона, в списке последних вызовов — около десяти абоненту «жена», все они якобы остались без ответа.

Погибшего в Сирии российского военного Вадима Костенко похоронили с воинскими почестями в селе Гречаная Балка Краснодарского края.

Ранее девушка Костенко Татьяна Супрун рассказала, что он не хотел ехать в Сирию и что ссоры между ними не было. По ее словам, они с Костенко разговаривали по телефону в день его смерти, и «все было хорошо».