«Любезничал с Путиным»: почему радикалы поддержат Порошенко

Как повлияет на позиции Порошенко публикация «разговора с «Путиным»

Публикация предположительных разговоров Петра Порошенко с Владимиром Путиным и Джо Байденом, очевидно, была направлена на ослабление позиций экс-президента. Представители прежней власти на Украине практически полностью покинули политическую арену, и Петр Порошенко остался единственным тяжеловесом, на которого может ориентироваться националистический электорат. Как опубликованные записи разговоров повлияют на отношение радикально настроенных избирателей к Порошенко — в материале «Газеты.Ru».

Экс-президент Украины Петр Порошенко уже готовится к местным выборам, которые должны состояться осенью. Украинские журналисты и политологи прогнозируют, что политик может попытаться заполучить реванш, причем не столько успехом на самих выборах, сколько организацией протестных акций.

Основным электоратом Порошенко остаются националисты, которые вынуждены объединиться под одним флагом, так как остальные политические тяжеловесы, пользовавшиеся их поддержкой, либо покинули сцену, либо работают в команде экс-президента. Между тем, Петр Порошенко, единственный оставшийся политик-тяжеловес, который способен возглавить лагерь националистов, получил уже несколько ударов, ставящих его поддержку под угрозу.

Теплые беседы с Путиным и Байденом

9 июля внефракционный депутат Андрей Деркач опубликовал две записи телефонных разговоров: предположительно, Петра Порошенко с президентом России Владимиром Путиным и Петра Порошенко с Джо Байденом, который на момент записи занимал пост вице-президента США.

Диалог с российским лидером, как заявил Андрей Деркач, состоялся 30 апреля 2015 года — спустя два месяца после жестоких боев за Дебальцево. Отношения России и Украины уже были испорчены на тот момент, и Петр Порошенко уже вовсю пользовался антироссийской и провоенной риторикой.

Однако разговор президентов прошел в достаточно теплых и даже дружеских тонах. Они обсуждали ввод миротворцев в Донбасс, работу трехсторонней контактной группы в Минске и экономику Украины.

Порошенко якобы поздравил Владимира Путина с 1 Мая, они обменялись шутками, и поделились планами. После этого российский лидер спросил об обстановке на Украине.

«Справляюсь. Чем дальше, тем легче, потому что уже выстраивается какая-то вертикаль. Потому что, когда я пришел, было непросто. Но политическую стабилизацию в условиях экономических проблем, мягко говоря, выстраивать совсем не просто. Но я могу вам сказать, что длинной очереди желающих на должность украинского президента не наблюдается», — сказал Порошенко.

В конце разговора политики достаточно тепло попрощались друг с другом:

— Хорошо, Владимир Владимирович. Жму руку. Спасибо большое.

— Обнимаю. До свидания, давайте.

Второй диалог, предположительно Петра Порошенко с Джо Байденом произошел 19 августа 2016 года. Вице-президент США связался с украинским лидером, чтобы обсудить задержание в Крыму граждан Украины, которых Россия объявила диверсантами. Примечательно, что Киев опровергал подобные обвинения, однако политики обсуждали операцию как состоявшуюся.

Джо Байден высказал от своего имени и от имени президента США (на тот момент этот пост занимал Барак Обама) беспокойство. Он заявил, что в сложившейся ситуации стоит действовать путем политико-дипломатических усилий, а не военных операций.

«Как вы знаете, мы вмешались один раз, до этого, как это случилось, когда узнали, что Генеральный штаб проводит определенные мероприятия. Поэтому мы дали понять, что не поддерживаем этого. Вы сделали шаг назад, но на следующий день это случилось, — заявляет Байден Порошенко. — Я скажу откровенно: он не в восторге от этого. То есть начальник вашей военной разведки получил четкий сигнал от нас несколько недель назад относительно нашего категорического неприятия запланированной диверсионной операции против военных объектов на территории России».

При этом вице-президент США также заявляет, что подобные действия могут изменить позицию Франции и Германии как союзников Украины, и, вместе с тем, Россия может также воспользоваться подобными операциями со стороны Киева в своих целях.

Порошенко, однако, заявил, что во время инцидента его не было на Украине и он предпримет все меры, «которые сделают невозможным подобные ситуации в будущем».

Партия экс-президента «Европейская солидарность» назвала записи фальшивыми, а ответственность за их появление возложила на Россию.

«В течение 6 лет фейки являются одним из постоянных инструментов российской гибридной войны против Украины, равно как и против лично пятого президента страны, лидера партии «Европейская солидарность» Петра Порошенко», — говорится в официальном заявлении ЕС.

Как слитые разговоры могут повлиять на позиции Порошенко

Предположительный разговор Путина и Порошенко вызвал в украинском обществе дискуссии о том, насколько экс-президент сам соблюдал выбранную им антироссийскую линию, особенно в личных беседах с президентом России.

Подобные теплые манеры в общении с «врагом», как его называл сам Порошенко, конечно, с одной стороны, могут нанести имиджевый удар по позициям экс-президента. Так, например, от Владимира Зеленского представители прежней власти и националисты ожидали «жесткого» поведения на встрече с Владимиром Путиным в Париже во время встречи «Нормандской четверки» в декабре прошлого года.

В частности, манера общения украинского лидера стала одним из критериев оценки его первого саммита в нормандском формате.

«Президент Зеленский молодец. Очень правильно и жестко держит позицию. «Зрады» [предательства] нет», — так комментировал ход переговоров присутствовавший на встрече глава МВД Украины Арсен Аваков, занимавший этот пост также и во время президентства Порошенко и считавшийся первое время одним из его сторонников.

Что касается предположительного разговора Петра Порошенко с Джо Байденом, то здесь также можно увидеть разногласия с позицией радикалов, которые, напротив, выступают за ведение военных действий с Россией и высказываются категорически против урегулирования конфликта дипломатическим путем.

Украинские националисты срывали при Зеленском разведение сил в Золотом и Петровском (одно из условий для проведения встречи в Нормандском формате), и организовывали митинги против согласования Киевом формулы Штайнмайера (механизм, подразумевающий проведение выборов в Донбассе с последующим присвоением региону особого статуса).

Для них соблюдение Минских соглашений равнозначно капитуляции Украины — еще один элемент риторики, используемой Петром Порошенко.

Между тем, в диалоге с Байденом, который настаивает на прекращении любых военных провокаций, экс-президент Украины подтверждает свою готовность на это. «Я только что подтвердил, что мы планируем действовать только политико-дипломатическими методами», — заявил он.

Если не Порошенко, то кто?

Некоторые украинские наблюдатели полагают, что публикация подобных записей нанесет урон по позициям Порошенко, который может растерять поддержку националистов.

«Записи не позволят Порошенко объединить вокруг себя разрозненную праворадикальную оппозицию, с которой он мог бы создать проблемы для власти осенью в виде массовых протестов.

Правые не простят Порошенко любезничанья с Путиным»,

— заявляет украинский политолог Руслан Бортник изданию «Страна.Ua».

Действительно, националистически-настроенная часть общества находится сейчас в состоянии разрозненности. На парламентских выборах прошлого года часть электората у Порошенко увел Святослав Вакарчук и его партия «Голос» — новые люди в украинской политике.

Однако за прошедшее время партии не удалось окрепнуть и нарастить свою популярность. В июне Вакарчук сложил с себя полномочия депутата Верховной рады, что может отрицательно повлиять на рейтинг «Голоса», популярность которого во многом базировалась на популярности ее основателя.

Вместе с тем, стоит учитывать и тот факт, что в националистической нише попросту не осталось политиков, которые могли бы составить Порошенко конкуренцию. И это может только сыграть на руку экс-президенту, отмечает в разговоре с «Газетой.Ru» директор киевского Центра политических исследований и конфликтологии Михаил Погребинский.

«Его электорат находится в сложном положении. Какого-то явного лидера другого нет, а этот есть. У него есть деньги, у него есть телевидение, у него есть поддержка на Западе, может, не тотальная, но, в общем, достаточно серьезная. Поэтому, даже зная, что он вор, коррупционер и вообще никакой не патриот, посмотрев на то, как он говорил с Путиным, они найдут оправдание: надо же ему как то договариваться с врагом,

— отмечает эксперт. — Многие из тех, кто идет за Порошенко, отдают себе отчет в том, что его не на кого поменять, по крайней мере, пока. Поэтому любую попытку его дискредитировать они будут воспринимать, как руку Москвы, что это все придумано или что он специально так говорит, чтобы обдурить Путина».

В самой партии Петра Порошенко также не считают, что опубликованные записи могут нанести какой-либо урон политику и его партии.

«Рейтинги Европейской солидарности растут самыми быстрыми темпами из всех политических сил в Украине — с лета прошло года [рейтинг вырос] в два с половиной раза. Поэтому все эти якобы скандалы и попытки политических преследований не влияют на то, что люди видят разницу между действующей властью, которая не успешная, и предыдущей властью, которая очень серьезно продвинула Украину в направлении Европы и демократии», — сообщил в разговоре с «Газетой.Ru» депутат Верховной рады от партии Порошенко «Европейская солидарность» Алексей Гончаренко.

Действительно, если год назад на парламентских выборах «Европейская солидарность» получила 8,10% и заняла четвертое место, то сейчас, согласно июньским опросам центра Разумкова, партию Порошенко поддерживают 15,7%.

Правда, вместе с тем, растут и позиции «Оппозиционной платформы — За жизнь», выступающей за прекращение конфликта дипломатическим путем и выполнение Минских соглашений. Эта политическая сила прошла в парламент с результатом 13,05% и заняла второе место.

Теперь исследование показывает уровень ее поддержки в 22%. Лидера партии Юрия Бойко поддерживают 20%. В апреле его рейтинг не достигал и 11%. «Оппозиционная платформа — За жизнь» еще ни разу за шесть лет после событий Евромайдана не достигала такого уровня популярности, что, во первых, свидетельствует о постепенном спаде националистических настроений и повышении запроса на окончание войны, а, во-вторых, о разочаровании как националистов, так и электората Юго-Востока в действующем президенте.