Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Сирия в огне: ООН отказывает стране в гуманитарной помощи

Совет Безопасности не смог согласовать продление поставок гумпомощи Сирии

Совет Безопасности ООН не принял предложенный Россией проект резолюции о доставке гуманитарной помощи в Сирию через один пропускной пункт на границе с Турцией. 7 июля Россия и Китай наложили вето на проект резолюции Германии и Бельгии, который содержал предложение оставить открытыми для ООН два пропускных пункта. Действие текущей резолюции истекает 10 июля. Теперь у Совета Безопасности остались сутки, чтобы согласовать условия продления поставок гуманитарной помощи в Сирию.

Совет Безопасности ООН отклонил российскую резолюцию о предоставлении гуманитарной помощи в Сирию через один пропускной пункт на границе с Турцией. Голосование состоялось 8 июля. Из-за пандемии COVID-19 и удаленного режима работы ООН голосование проходило путем письменного информирования председателя Совета Безопасности.

Резолюция предусматривала продление механизма доставки гуманитарной помощи в пострадавшие районы Сирии на полгода. При этом проект также предполагал сокращение двух действующих пропускных пунктов до одного — «Баб-эль-Хава», расположенного на границе с Турцией.

Резолюцию России поддержали три страны — Китай, Вьетнам и ЮАР.

Индонезия, Нигер, Сент-Винсент и Гренадины и Тунис — воздержались. Против инициативы выступили Великобритания, США, Франция, Доминиканская Республика, Эстония, Германия и Бельгия.

Последние 7 июля представили свою резолюцию о трансграничной гуманитарной помощи миссии ООН в Сирии. Проект Брюсселя и Берлина поддержали 13 стран, однако Россия и Китай выступили против.

Инициатива Германии и Бельгии подразумевает продление трансграничного механизма на год вместо прописанных ранее шести месяцев. Помимо этого, резолюция предусматривает предоставление помощи через два пропускных пункта, а также возможность увеличения числа открытых для ООН КПП, если такая необходимость будет прописана в докладе генсека ООН.

Россия, однако, уже давно выступает за сокращение пропускных пунктов. Впервые резолюция была принята в 2014 году и подразумевала передвижение колонн с гуманитарной помощью через четыре пограничных пункта в Турции, Ираке и Иордании без согласия Дамаска.

Таким образом, создавалась возможность оказания поддержки регионам, контролируемым повстанцами.

В январе, под давлением России, число пропускных пунктов сократилось до двух, оба находятся в Турции. Кроме того, было принято решение продлевать трансграничную доставку гумпомощи на полгода, а не на год, как ранее.

Москва считает, что обеспечивать поддержкой сирийские регионы необходимо при уважении суверенитета страны, а не в обход правительства. Так, после голосования по резолюции Германии и Бельгии, постпред РФ при ООН Василий Небензя сослался на резолюцию ГА ООН 46/182 об укреплении координации в области чрезвычайной гуманитарной помощи ООН. Документ предусматривает предоставление гуманитарной помощи с согласия пострадавшей страны «и в принципе на основе просьбы пострадавшей страны».

Помимо этого, Россия настаивает, что за последние шесть лет ситуация в Сирии существенно изменилась. Так, неподконтрольная правительству территория значительно сократилась, соответственно, учитывая изменение ситуации, поддержку можно оказывать по договоренности непосредственно с сирийским правительством.

Действие текущей резолюции истекает 10 июля, в связи с чем вопрос ее продления был поднят снова. После провала голосования по германо-брюссельскому предложению Москва заявила, что осознает необходимость удовлетворять гуманитарные потребности всех сирийцев, в связи с чем и представит свой проект резолюции.

Германия и Бельгия выразили готовность к поиску компромисса, однако, инициатива России не была принята Западом. Теперь у Совета Безопасности остались сутки, чтобы согласовать условия продления поставок гуманитарной помощи Сирии.

Как отмечает в разговоре с «Газетой.Ru» директор Института стратегических оценок Сергей Ознобищев, несмотря на серьезные разногласия, странам-членам ООН, так или иначе, придется прийти к какому-либо решению вопроса.

«Для дипломатии это не проблема, потому что договариваются сутками, договариваются ночами, работают круглосуточно, так что, вполне возможно, что договорятся и найдут компромисс какой-то. Вполне возможно, что вопрос подвиснет, но как-то он будет решен все равно. Совершенно понято, что Сирия сегодня стала одним из полей геополитических игр или геополитического противостояния, борьбы между мировыми державами. Но, к сожалению, расплачиваться приходится за эту битву сирийскому народу, которому помощь может не поступать или поступать с перебоями или будет перестроена вся система поставки», — считает Сергей Ознобищев.

В то же время, времени для дискуссий осталось так мало, что рассчитывать на компромисс очень трудно, отмечает эксперт центра Карнеги по Ближнему Востоку Алексей Малашенко. При этом, если Россия будет настаивать на своем и тормозить процесс, то она может потерять часть авторитета, который имеет в Сирии, считает эксперт.

«Пока Россия проигрывает на этой блокировке. У России будет больше противников в Сирии, они уже есть, в том числе, в сирийском парламенте, и не только там. Есть люди, которые говорят: «Слушайте, Россия пытается контролировать нашу ситуацию полностью и мешает гуманизации отношений, гуманизации ситуации».

Россия на этом может проиграть.

На какое-то количество времени можно выиграть, но, в перспективе, Россия может потерять те симпатии, которые она действительно имеет в Сирии и на Ближнем Востоке», — считает эксперт.

Другой сирийский вопрос

Как сообщает РИА «Новости» со ссылкой на документ, в российской резолюции, помимо положений о необходимости продления механизма на полгода и сокращении пропускных пунктов, говорится, что СБ ООН выражает серьезную обеспокоенность гуманитарной ситуацией в Сирии, в частности в связи с негативным воздействием односторонних мер принуждения в отношении Дамаска. В тексте сообщается, что они ставят под угрозу доступ Сирии к медикаментам и медицинской помощи, необходимым для борьбы с пандемией коронавируса.

Кроме того, согласно тексту, СБ ООН просит генсека организации представить доклад о прямом и косвенном воздействии односторонних принудительных мер, введенных в отношении Сирии, на ее социально-экономическое положение и гуманитарные поставки из-за границы.

Ситуация в САР обострилась на фоне пандемии коронавируса, ударившей по сирийской экономике, и катастрофической гуманитарной ситуации в провинции Идлиб. Кроме того, негативное влияние на страну оказали новые санкции, введенные США 17 июня. Ограничительные меры направлены на тех, кто сотрудничает с президентом Башаром Асадом или инвестирует в сирийскую экономику. Такие действия могут привести к полной экономической изоляции Сирии со стороны Запада и тех, кто не хочет портить отношения с США.

Между тем, экономика страны находится на грани катастрофы. В июне курс сирийской лиры за неделю упала до 3500 лир за доллар на черном рынке — по сравнению с 700 за доллар в начале года. Цены на лекарства и еду взлетели вдвое или втрое. По подсчетам Всемирной продовольственной программы ООН, за последний год продуктовая корзина в Сирии подорожала вдвое и стоит в 16 раз больше, чем в 2011 году, до войны.

На фоне обвала национальной валюты сирийцы стали использовать турецкую лиру. В некоторых городах страны прошли протесты.

О том, что санкции Евросоюза и США наносят большой урон сирийской экономике и этот вопрос относится к первостепенным в Сирии, накануне голосования по резолюции Германии и Брюсселя заявлял глава МИД России Сергей Лавров в разговоре с германским коллегой Хайко Маасом.

Однако именно положение о негативном воздействии односторонних мер на Дамаск, в частности, вызвало недовольство Запада. В постпредстве Германии утверждают, что введенные Евросоюзом санкции не влияют на доставку гуманитарной помощи сирийцам.

«Мы также отвергаем формулировку, предложенную по санкциям. Санкции ЕС не нацелены против сирийского народа. Они направлены исключительно против представителей власти в Дамаске», — говорится в комментарии постпредства Германии.

Также Берлин настаивает, что оба пограничных пункта «одинаково необходимы для оказания помощи 2,8 миллиона нуждающимся на северо-западе Сирии».

Обсуждения в ООН не раз заходили в тупик, ситуация с резолюцией — не нова. Почти всегда этот процесс связан с политическими маневрами стран-членов ООН, разницей в их интересах. И чаще всего подобные разногласия выходят за пределы одного конкретно поднятого на заседании вопроса.

«Что касается самой ООН, то она у нас инструмент единственный, универсальный, но не самый эффективный, к сожалению. Не потому что плохой, а потому что инструмент — это великие державы и просто страны, которые составляют механизм работы этой организации. И когда, говоря словами баснописца, согласия между ними нет, то начинает давать сбой и процесс принятия решений, не только по поводу Сирии, но и по широкому кругу других очень актуальных и злободневных вопросов. Но другого инструмента у нас нет, и другого механизма тоже», — отмечает Сергей Ознобищев.

Так или иначе, расклад сил на международной арене неизменно влияет на большинство обсуждаемых геополитических вопросов, что не может не сказываться на эффективности работы Совета Безопасности ООН.

«К сожалению, разлад настолько силен, что он проявляется буквально на всех фронтах, это применимо не только к Сирии. Это приводит к растущему количеству проблем, связанных именно с противоборством и противостоянием России и Запада, России и США. Очень много появилось трещин и разломов в международном процессе. Надо их количество сокращать, но пока что большого прогресса в этом деле нет», — резюмирует эксперт.