Раскол в парламенте: Макрон лишился большинства

Партия Макрона «Вперед, Республика!» лишилась семи депутатов

Прослушать новость
Остановить прослушивание
Партия президента Франции Эммануэля Макрона «Вперед, республика!» лишилась абсолютного большинства в нижней палате парламента. Ее ряды покинули семь депутатов в связи с тем, что, по их мнению, партия проводит правоцентристскую политику. Созданная из представителей обоих лагерей под лозунгом Макрона «ни правый, ни левый» структура была обречена получить политический окрас при полной поддержке курса главы страны.

Партия «Вперед Республика!», созданная вокруг президента Франции Эммануэля Макрона, потеряла абсолютное большинство в нижней палате парламента: из ее рядов вышли семь депутатов.

Они создали парламентскую группу «Экология, демократия, солидарность» и планируют продвигать социальную и экологическую повестку в Национальном собрании. «Экология, демократия, солидарность» не планируют поддерживать большинство или же оппозицию.

Приоритетом в своей работе они называют трансформации в социальной сфере и охране окружающей среды: «реагировать на неотложные ситуации в экологии, модернизировать демократию, уменьшить социальное и территориальное неравенство».

Всего в новой группе 17 членов, в основном, это политики, придерживающиеся левых взглядов. «Экологию, демократию, солидарность» возглавили Матье Орфелен и Паула Фортеза, бывшая депутат от партии «Вперед, Республика!»

«Я левый. Чтобы остаться таким, я должен покинуть LREM», — заявил депутат Орельен Таш французской газете Le Journal du Dimanche.

С тех пор, как во Франции разгорелись протесты «желтых жилетов», в рядах партии президента растет пропасть между членами правого и левого крыла. Последние недовольны тем, что, по их мнению, политическая сила так и не преодолела традиционный разрыв и оказалась в большей степени правосторонней.

Когда же Макрон объявил о создании своей партии в 2016 году, то говорил о намерении отойти от традиционного деления на «правых и левых», себя он публично называл «ни правым, ни левым». На практике, впрочем, реализовать задумку не удалось. Еще в 2018 году результаты исследования «Ifop» показали, что половина опрошенных французов относят партию к правоцентристскому или правому спектру и только 21% — к центристским.

Как отмечает в разговоре с «Газетой.Ru» научный сотрудник Отдела европейских политических исследований ИМЭМО РАН Павел Тимофеев, пока партия Макрона полностью поддерживает его инициативы, она, действительно, будет восприниматься избирателями как правоцентристская политическая сила. А инициативы французского лидера никак не ассоциируются с повесткой социального равноправия.

«На самом деле, придя к власти, Макрон, в общем, взялся за решение очень сложной задачи — реформирование экономики Франции. И, как профессиональный экономист, он взялся решать эту задачу путем оздоровления финансов, приведения в порядок баланса государственного бюджета, а, следовательно, он приступил к сокращению государственных гарантий, социального пакета льгот. Второй момент: всем своим поведением Макрон давал понять, что он, прежде всего, разделяет интересы бизнеса и считает, что именно французский, европейский транснациональный бизнес — это те люди, которые должны вести Францию в светлое транснациональное будущее XXI века. Решения, которые призваны были оказать поддержку французскому бизнесу, естественно, вызывали недовольство средних слоев и ниже среднего слоя общества», — отмечает эксперт.

С реакцией общества Макрон столкнулся в 2018 году.

Рост цен на топливо, который правительство объясняло заботой об экологии, изменение трудового законодательства, лишение студентов льгот, возвращение практики налогообложения пенсионеров — все это и вызвало рост недовольных настроений, которые выразились в протестах «желтых жилетов».

И хотя власти страны пытались найти компромисс, движение не прекратило свою деятельность, да и правительство Франции давало ему повод для новых протестов.

Последней причиной стала пенсионная реформа — инициатива, в частности, направлена на упразднение действующих для представителей ряда профессий специальных условий, позволяющих им раньше выходить на пенсию или получать повышенные выплаты. Несмотря на протесты, Макрон заявил, что ее принятие неизбежно, хотя во время карантина он приостановил этот процесс.

Президент Франции, действительно, поставил перед собой весьма амбициозные задачи: на себя Макрон примеряет образ реформатора, чья неизбежная участь — низкая популярность.

«Он запустил свои болезненные реформы с первого же года, потому что на тот момент, после избрания, у него была определенная фора в глазах избирателя — фора такого победителя над националистом Марин ле Пен (лидер партии «Национальный фронт», соперница Макрона на выборах президента. — «Газета.Ru»), фора такого прогрессивного молодого лидера.

И он решил, коль скоро у него президентский мандат пять лет, то он должен хотя бы за первые два-три года провести самые болезненные, самые сложные реформы, отрезать буквально по живому, чтобы к выборам у него уже самые тяжелые реформы прошли, и от них пошел бы позитивный результат», — поясняет Павел Тимофеев.

Так или иначе, но президент Франции уже далеко ушел от повестки и даже риторики политиков левого толка. Во французском обществе за Макроном закрепилось прозвище «президента богатых» после того, как он упразднил так называемый «солидарный налог на состояние» — его платили все граждане республики, чье суммарное состояние превышало €1,3 млн.

«Когда Макрон выступал с речами, он, в общем, создавал впечатление холодного, расчетливого технократа, который, в первую очередь, озабочен цифрами, государственными решениями и которого, на самом деле, мало интересуют выводы простых обывателей. Все это, вкупе накладываясь на его действия, конечно, формировало достаточно несимпатичный в глазах левого избирателя образ», — рассуждает Павел Тимофеев.

Недовольство левого крыла было предсказуемым. Когда Эммануэль Макрон выдвинул свою кандидатуру на выборах в президенты, у него не было собственной партии. «Вперед, Республика!» создавалась параллельно с тем, как он проводил свою предвыборную кампанию. Когда политик одержал победу, то у него оставался всего месяц на ее оформление, потому что было непонятно, как Макрон будет реализовывать свои амбициозные задумки без опоры в парламенте.

«Ни правоцентристскую партию республиканцев, ни партию социалистов, которая ассоциировалась с Франсуа Олландом, нельзя было рассматривать в качестве его опоры, поэтому на тот момент в эту партию были призваны, с одной стороны, выходцы из умеренного крыла правоцентристов и социалистов — двух доминировавших до этого партий, которые согласились перейти в лагерь Макрона, а кроме того, в партию вступило огромное количество различных политических гражданских активистов», — отмечает эксперт.

При политике, проводимой президентом, противоречия между крыльями правого и левого фланга не могли пройти незамеченными. Именно поэтому политики, не желающие себя ассоциировать с болезненными реформами Макрона, покинули ее ряды.

Правительство, впрочем, не соглашается с мнением покинувших партию депутатов.

«Экономическая цель мандата была предельно ясна с самого начала — фискальная дисциплина, разблокирующая экономику, делающая рынок труда более гибким. Мы реализовали программу на 2017 год, не отходя от нашего центра тяжести», — заявил представитель правительства Сибет Ндиайе газете Le Parisien.

В целом, уход семерых депутатов не критичен для партии президента. Для абсолютного большинства ей нужно 289 мест. «Вперед, Республика!» теперь имеет 288 голосов. И хотя в начале президентского срока Макрона она владела 314 местами, правительство все же пока сохраняет комфортное большинство благодаря поддержке 46 депутатов от союзной группы MoDem во главе с мэром Пау Франсуа Байру.

Тем не менее, для партии Макрона есть и другие удручающие сигналы. В марте во Франции состоялся первый тур муниципальный выборов. Об их результатах говорить пока рано из-за того, что второй тур был отложен на неопределенный срок из-за пандемии коронавируса COVID-19. Однако согласно опросам Harris Interactive x Agence Epoka от 27 февраля, 44% респондентов готовы отдать свой голос за кандидатов от партии «Европа Экология Зеленые», 38% поддерживают республиканцев, президентскую «Вперед, республика!» — 37%, а замыкают четверку социалисты — 28% голосов.

Апрельский опрос общественного мнения Ifop показал, что семеро из десяти французов выступают за то, чтобы в правительство страны вошли и представители других политических сил.

Несмотря на то что уход депутатов из «Вперед, Республика!» не критичен для правительства, этот шаг стал первым сигналом того, что попытка Макрона создать пропрезидентскую партию для проведения реформ терпит определенные неудачи.