«США могут уничтожить режим Кима за несколько часов»

Экс-помощник Билла Клинтона — об урегулировании Корейского кризиса

21 июня в Россию прибывает президент Южной Кореи Мун Чже Ин. Его встреча с президентом России Владимиром Путиным — часть международных усилий по денуклеаризации Корейского полуострова, о чем договорились президент США Дональда Трамп и лидер КНДР Ким Чен Ын. Каковы ее перспективы, «Газете.Ru» рассказал ведущий научный сотрудник Института Брукингса, в прошлом специальный помощник президента США Билла Клинтона Стивен Пайфер.

— Какую роль должны играть в урегулировании ситуации на Корейском полуострове такие государства, как Россия и Китай?

— Конечно, не только Китай, но и Россия также имеет влияние на Северную Корею. Поэтому будем надеяться, что эти страны будут оказывать воздействие на КНДР с тем, чтобы она делала конкретные шаги в направлении денуклеаризации Корейского полуострова.



Стивен Пайфер

Стивен Пайфер

Михаил Фомичев/РИА «Новости»

— Но сейчас ситуация выглядит так, будто Трамп пытается вывести Северную Корею из-под влияния Китая и России. Может ли повториться ситуация, что эта многосторонняя конфигурация не сработает? Ведь такие примеры раньше встречались.

— Я не думаю, что США пытаются вытянуть Северную Корею из-под влияния Китая и России. Главная идея Вашингтона заключается в том, чтобы обеспечить освобождение этой страны от ядерного оружия и от носителей ядерного оружия, от ракетной ядерной программы в целом.

Я считаю, что для господина Кима прошедший в Сингапуре саммит — очень хороший. Во-первых, он получил возможность пообщаться с американским президентом.

Очевидно, он получил в итоге отказ американской стороны от проведения учений на территории Южной Кореи.

Ну, а хорош ли этот саммит был для Трампа и американской стороны, покажут дальнейшие действия. Господин Ким взял на себя обязательства двигаться по пути денуклеаризации. И вопрос заключается в том, увидим ли мы реальные шаги в этом направлении.

— Говорят, что Ким Чен Ына за стол переговоров привели санкции. Но с другой стороны, санкции стали универсальным механизмом реагирования на все действия, которые не устраивают Вашингтон, и этот путь, по меньшей мере, дискуссионный. Как оценить эффективность санкционной политики для этого конкретной ситуации и других?

— Вероятно, санкции все-таки повлияли на то, как мыслит господин Ким. Потому что они ограничили возможность его экономики и экономики его страны участвовать в международной торговле. Но на самом деле с количественной точки зрения и в количественных параметрах оценить воздействие санкций действительно сложно.

— Насколько прорисовывается контур соглашения между Трампом и Кимом, ведь предыдущие аналогичные переговоры с КНДР были сорваны? Как должно выглядеть соглашение, чтобы оно удовлетворило и США, и КНДР?

— В этом как раз заключается моя собственная обеспокоенность. Мы в свое время начали подобный диалог с КНДР, но Северная Корея вышла из этого процесса. Поэтому я надеюсь, что в ближайшее время мы увидим конкретные шаги со стороны Северной Кореи, которые докажут, что это соглашение будет работать.

Но лично я не уверен, что мы это [конкретные шаги] увидим.

— Насколько сейчас договороспособны обе стороны? Мы видим ситуацию, когда одна из подобных сделок — с Ираном — перестала устраивать Трампа и он просто из нее вышел.

— Я считаю, что это была ошибка со стороны администрации США — выйти из комплексного соглашения по мерам в отношении Ирана. И я понимаю северных корейцев, потому что и

они сейчас будут задаваться вопросом, будет ли сохранять верность достигнутым договоренностям Трамп.

Но это связано и с моей основной озабоченностью, которая связана с тем, предпримет ли Пхеньян конкретные шаги по пути к денуклеаризации страны.

— Насколько перспективы новой большой корейской войны сейчас реальны?

— Я считаю, что во всяком случае в качестве одного очень положительного фактора встречи в Сингапуре можно выделить снижение риска и возможности возникновения конфликта в ближайшее время, по крайней мере в краткосрочной перспективе. Вот чем я по-настоящему обеспокоен, так это тем, что если Корея не будет быстро реагировать и делать шаги в обозначенном направлении, Трамп придет к выводу, что Корея не выполняет взятые на себя обязательства. И вот каким образом сам Трамп будет реагировать — это вопрос.

Господин Болтон (советник по национальной безопасности США Джон Болтон. — «Газета.Ru») сделал определенные [резкие] заявления, которые могли бы привести к конфликту, и такое развитие событий не будет полезным ни для США, ни для Кореи.

Мне не нравится идея Северной Кореи с ядерным оружием. Но, безусловно, я бы очень сильно колебался, прежде чем сказать о необходимости начать некие военные действия против Пхеньяна, чтобы эту проблему снять.

Просто если даже так случится, что Северная Корея сохранит за собой ядерное оружие, то нужно дать понять, что в случае взрыва ядерного боеприпаса где-либо на территории Японии, Южной Кореи, США, с режимом Ким Чен Ына будет покончено в течение нескольких часов.

Разговор состоялся на полях конференции «Ядерные стратегии и стратегическая стабильность» Международного Люксембургского форума по предотвращению ядерной катастрофы, прошедшей в Женеве 11-12 июня 2018 года.