«Было тревожно, когда дочь решила стать дипломатом»

Отец Марии Захаровой рассказал об особенностях российской дипломатии

Официальный представитель министерства иностранных дел России Мария Захарова Екатерина Чеснокова/РИА «Новости»
Официальный представитель министерства иностранных дел России Мария Захарова

В России 10 февраля отмечается День дипломатического работника. К празднику «Газета.Ru» подготовила интервью с российским и советским дипломатом Владимиром Захаровым, который рассказал об особенностях службы, разнице между дипломатической школой в России и других странах, влиянии феминизма на дипломатию и о том, как в этой профессии оказалась его дочь, официальный представитель МИД РФ Мария Захарова.

— Владимир Юрьевич, опишите российского дипломата — кто эти люди, какими качествами они обладают? И есть ли разница между дипломатами российскими и советскими?

Реклама

— Дипломат прежде всего — человек, который должен служить интересам своей Родины. В СССР дипломаты защищали интересы огромного Советского Союза, теперь эти интересы несколько сузились, но суть осталась прежней.

Дипломат должен всей душой болеть за свою страну и работать на ее успех, защищать интересы своей Родины. Я считаю, что это — основное качество.

«ТРК «Крым»/YouTube.com

В советское время многие аспекты работы дипломатов были идеологизированны. Сейчас этого, разумеется, нет. Дипломатам больше не приходится заниматься партийной деятельностью. Партии у власти могут быть разными, но интересы у страны, которые дипломатия защищает, остаются неизменными. Сегодня какая-то партийность у дипломатов в принципе невозможна. Если вы являетесь сторонником какой-то конкретной политической силы, вы это делаете в свободное от работы время.

Никакие политические взгляды не должны мешать выполнению дипломатической миссии. На работе у дипломатов одна идеология — служение России.

У нас и Конституция не предусматривает идеологической основы. Но патриотизм, служение интересам страны — это то, что отличает дипломатов во все времена. Главное — правильно эти интересы осознавать. В этом случае правильную установку дает и министр [иностранных дел], и руководство страны, и те учебные заведения, в которых обучаются будущие дипломаты.

Еще стоит отметить вот что: как правило, работа за рубежом предполагает, что вы должны быть «многостаночником». Сегодня вы занимаетесь внешней политикой, завтра — вопросами экономики, послезавтра — еще чем-то. Все это может перемениться, потому что, как правило, в любом посольстве сотрудников немного. Здесь от послов требуются также и качества хорошего лидера-организатора.

Если вы выбираете профессию дипломата, вы должны знать, что подписываетесь на работу и днем, и ночью, и как угодно. Единственное, что важно, — любой ценой качественно выполнять те задачи, которые перед вами ставят.

Работа дипломатом требует прежде всего мобилизации ваших собственных сил, гибкости и, естественно, знаний. У дипломата процесс обучения никогда не заканчивается.

— Но ведь быть дипломатом — это не только работа в посольстве…

— Да, площадок, на которых нам, дипломатам, приходится работать, несколько. Прежде всего, конечно, это — центральный аппарат, Министерство иностранных дел. Второе — это российские представительства за рубежом в виде посольств, генеральных консульств и так далее. И третья разновидность деятельности приходится на международные или региональные организации, членами которых является Россия.

Ну, примеров на слуху много: это и Организация Объединенных Наций, и Шанхайская Организация Сотрудничества, и ЕврАзЭС.

Здесь, кстати, два момента. Вы можете работать в международной организации как представитель России. Яркий пример такого случая — постпред РФ при ООН. Или же вы можете работать как международный чиновник. В таком случае от дипломата требуется определенная нейтральность, прежде всего при выполнении поручений от вашего непосредственного руководителя, который может быть гражданином другой страны. Но забывать о том, что вы представляете Россию даже в таком случае нельзя.

Но от места работы суть дипломата не меняется. Каждый день задачи, которые ставят перед вами, могут меняться.

Такой режим работы требует от человека энциклопедических знаний и свободного владения иностранным языком. Это то, что объединяет всех российских дипломатов.

В нашей дипломатической школе, так же, как и во многих других странах, перспективы складываются хорошо лишь у тех, кто в совершенстве знает язык. Это значит, что человек способен свободно ориентироваться в обстановке, в прессе, в контактах страны своего пребывания. Безусловно, язык — это оружие дипломата. И чем больше языков вы знаете на первоклассном уровне, тем больший вы профессионал.

— Все эти характерные черты российской дипломатической школы берут свои корни еще из советских времен?

— Лучшие традиции, конечно, были взяты еще из советского опыта. В СССР были большие авторитеты, которые до сих пор остаются в нашей памяти. Большой вклад в развитие дипломатической школы нашей страны внесли и дипломаты «чичеринской школы» (Георгий Чичерин, первый нарком иностранных дел СССР, подписал Брестский мир. В дальнейшем внес существенный вклад в выведение Советской России из международной изоляции. — «Газета.Ru»), и очень почитаемая фигура Андрея Громыко (первый постпред СССР при ООН).

Он занимал пост министра иностранных дел СССР 28 лет, главный девиз его дипломатии гласил: «Лучше 10 лет переговоров, чем один день войны» — «Газета.Ru»), и Евгений Примаков (второй министр иностранных дел РФ, совершил знаменитый «разворот над Атлантикой, дав толчок переходу российской дипломатии от ориентации на Запад к многовекторной внешней политике — «Газета.Ru»).

Это все люди, которые очень много сделали для нашей страны, защиты ее интересов, укрепления авторитета России за рубежом. Их работа во многом и сформировала российскую дипломатическую школу в том виде, в котором мы ее знаем. Когда пушки молчат, когда военные свое отговорили, в бой вступает дипломатия.

О подготовке дипломатов

— А в чем отличие нашей дипломатической школы от школ других стран? Американцы, например, часто назначают на посты представителей бизнеса и других гражданских сфер. Мы себе такого, кажется, не позволяем.

— Понимаете, мы не являемся сторонниками объявления конкурса на замещение мест в центральном аппарате или посольстве. У нас есть выстроенная школа подготовки.

Кадровый вопрос в российской дипломатии упирается в подготовку специалистов в той образовательной системе, которая годами формировалась в нашей стране. У американцев совсем другой подход.

В США к подбору кадров относятся более фрагментарно. Если на выполнение определенных функций требуется человек — его нанимают, когда его услуги становятся больше не нужны — с ним прощаются. Американские дипломаты не являются «универсальными солдатами» в отличии от российских. В этом, пожалуй, и есть главное отличие.

— То есть в России выбор дипломатической профессии — это выбор на всю жизнь?

— Нет, это тоже не всегда так. В советское время это соответствовало действительности, сейчас — нет. Стало более свободно после прихода новых отношений. Очень много дипломатов в 1990-е годы и в начале 2000-х ушли из профессии и занялись бизнесом, где благодаря своим знаниям и навыкам с легкостью себя нашли. Кто-то ушел в другие сферы — тут у кого какая душа. Так что сейчас выбор жизненного пути для дипломатов стал менее жестким.

Правда, если вы уже ушли в бизнес, обратно в дипломатию вы уже вряд ли вернетесь.

Хотя и исключения бывают, но это очень редкий случай. Особенно это касается дипломатов-восточников — те, кто знали китайский или японский, но решили уйти с этой тропы, в 95% случаев не возвращались. Но это и неудивительно.

Труд на восточном направлении всегда более тяжелый, чем на западном.

По крайней мере, я так считаю.

О разных школах дипломатии

— А что с другими странами? У всех свои дипломатические школы?

— Разумеется, у каждой страны свои требования, свои нормы. Я хочу привести пример: однажды я сидел на приме за большим столом с десятью китайскими дипломатами. Все они были на уровне заместителей министров. Оказалось, что они пришли в дипломатию все вместе, их сплотило то, что лет за 10-15 до того момента они все работали в одном бюро переводов.

Это говорит о том, что китайская дипломатическая школа делает акцент именно на лингвистическую подготовку дипломатов. Все китайские дипломаты, как правило, которые занимаются Россией свободно говорят на нашем языке. Это их отличительная особенность — не все дипломаты других стран могут этим похвастаться.

У французской школы тоже есть интересная особенность — там помимо самих французов также принято нанимать на работу иностранцев, которые впоследствии становятся гражданами Франции. Это очень интересная практика — во французском посольстве где-нибудь в Тайланде, Вьетнаме или том же Китае могут работать местные профессионалы. У нас такого конечно же не допускают.

Британская школа во многом похожа на американскую. Если у нас, как я говорил выше, дипломат не может быть партийным человеком, то у них совсем наоборот: высшие дипломатические чины занимают политические назначенцы, яркие представители той партии, которая в данный момент находится у власти.

У американцев это конечно в большей степени проявляется — посмотрите на госсекретаря [Рекса Тиллерсона]. Он и в бизнесе успел поработать — яркий представитель Республиканской партии. Но британцы не отстают: нынешний глава британского МИД Борис Джонсон занял этот пост после работы в качестве мэра Лондона. Смотря на него сложно сказать, что он является воспитанником серьезной дипломатической школы. В России все не так.

Исключения еще могли быть в случае послов, работающих на пост-советском пространстве, но и эта практика почти полностью уходит.

— В народе есть такое представление, что если вы хотите стать дипломатом, нужно обязательно иметь связи и учиться в МГИМО — так ли это на самом деле?

— Нет, это не совсем так. Посол Кисляк (Сергей Иванович, посол РФ в США в 2008-2017 годы — «Газета.Ru») — не является выпускником МГИМО (Кисляк закончил МФТИ, затем — Всесоюзную академию внешней торговли), но он представлял наше государство в США.

Посмотрите на период девяностых годов — посол Рыжов (Юрий Алексеевич, посол РФ во Франции в 1992-1998 годы. — «Газета.Ru») вообще ведь был ученым в области механики жидкости и газа. Есть такие исключения. Это необязательно быть «генеалогическим» или «позвоночным». Если вы действительно талантливый, то жизнь вас найдет и вы будете востребованы.

Хотя наш министр говорит о работе дипломата примерно так:

95% дипломатии — это внутренняя дипломатия. Перед тем, как приступить к выполнению этих оставшихся 5% — во внешнем мире — вам нужно уметь правильно строить отношения с людьми на вашей работе.

Они должны, естественно, оставаться довольны вашей работой, то что вы делаете, должно устраивать как минимум ваших коллег — и это 95%. А оставшиеся 5% — реализация того, что вы наработали за все время.

О достижениях дочери

— Говоря о связях — Захаровы, это, можно сказать, первая «дипломатическая династия» в современной России.

— Если вы имеете в виду Марию Владимировну [Захарову, официальный представитель МИД РФ], то она училась на «отлично», всегда получала медали и дипломы. Второе: она окончила с медалью не только нашу школу, но и китайскую школу.

Поступая в вуз, она выбрала китайский язык на институтской комиссии — а она имела право выбрать любой язык! Но она сказала: «Спасибо большое, но я хотела бы учить китайский язык». Это уже говорит о том, что человек очень серьезно воспринимал то, чем занимался, не искал легких путей.

Я вообще считаю, что чем тяжелее человек начинает жизнь, тем легче ему в будущем, с учетом уже наработанного опыта. Поэтому то, что было сделано Машей, было сделано достойно и в этом смысле безупречно.

Тем более если говорить о том, как она выполняет сейчас свою работу, и она к тому же еще является кандидатом исторических наук.

— Когда Вы поняли, что Ваша дочь пойдет по вашим стопам и тоже станет дипломатом?

— Вы знаете, у нее было несколько путей, она пошла сама. У нее был свободный ход, поскольку она окончила школу с серебряной медалью — для поступления в институт ей нужно было сдать только экзамен по иностранному языку. Она с этим блестяще справилась: китайский язык с ней сдавали сорок человек, и она сдала лучше всех.

Так что ни в коем случае нельзя говорить «да она блатная» — все, чего она добилась, было воплощено только благодаря ее собственным усилиям и огромной, огромной работе.

Она начинала не с каких-то высоких мест — сначала она выполняла самую «черновую» работу: занималась прессой, черновой работой по подготовке материалов.

— Вы говорите, что Мария Владимировна была успешна в учебе, хорошо сдавала экзамены, но ведь в какой-то момент она же поняла, что хочет стать дипломатом?

— В институте, там она видела очень многих людей, ей было с кем сравнивать. Когда человек находится в коллективе, он всегда соразмеряет себя с окружающими людьми. Самое главное в жизни — быть постоянно способным к обучению и самовоспитанию.

О женщинах в дипломатии

— Вы, как отец, зная, какой это большой труд — дипломатическая работа — как вы отнеслись к решению дочери пойти по вашим стопам?

— Я всегда относился к этому с определенной тревогой, поскольку это требует большой самоотдачи и работы. Это от мужчины требует огромных волевых достижений, что говорить о женщине? От женщины требуется гораздо большее, с точки зрения того, что она является женщиной.

— У нас в стране достаточно мало женщин-дипломатов, как по вашему, это хорошо или плохо?

— Я считаю, что это вполне нормально — на уровне мировых стандартов.

— На фоне нынешней волны феминизма, когда во всем мире говорят, что женщин должно становиться больше во всех трудовых сферах, как вы считаете, скажется эта тенденция на российской дипломатии? Может ли в России в скором времени стать больше женщин-дипломатов?

— Они уже появляются. Сейчас есть женщины-послы, есть женщины-директора департаментов в центральном аппарате. Процесс идет нормально, так же, как и в других странах.

Но при этом в министерстве нет задачи повысить процент женщин или ставить какие-то гендерные рекорды.

— Что бы Вы посоветовали молодым ребятам, возможно даже школьникам, которые захотели пойти по этому пути, а также молодым дипломатам, которые по этому пути уже идут?

— Прежде всего — заниматься серьезно либо страной, либо языком этой страны. Во-вторых, вы не будете здесь очень интересным собеседником, если не будете знать своей истории, своей культуры, искусства и так далее. Поистине интересным можно быть только тогда, когда вы обладаете большими, энциклопедическими знаниями. Поэтому мы и говорим, что человек должен быть всесторонне подготовленным к своей работе.

Я уже говорил: дипломат — это многостаночник, который должен все время двигаться вперед и следить за теми отраслями знания, которые постоянно идут и развиваются.

Владимир Захаров начал свою дипломатическую карьеру сразу после окончания Ленинградского государственного университет имени А. А. Жданова (сейчас Санкт-Петербургский государственный университет) в 1971 году. После продолжительной работы в Министерстве иностранных дел СССР, в 1981 году был назначен на дипломатическую работу в КНР и многие годы работал в этой стране. С 2001 года представлял Россию в Шанхайской организации сотрудничества. В 2014 году Владимир Захаров оставил дипломатическую деятельность и занялся преподавательской деятельностью.