Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

«Мы являемся жертвами Второй мировой войны»

Заявления Варшавы о репарациях ведут к деевропеизации Польши

Группа польских евреев в окружении немецких солдат, Варшава, апрель 1943 года AP
Группа польских евреев в окружении немецких солдат, Варшава, апрель 1943 года

Правительство Германии заявило, что не собирается рассматривать вопрос о выплате Польше репараций за ущерб во время Второй мировой войны. Вопрос о выплате репараций — это политика повышения ставок не столько с Германией, сколько с ЕС, что пока приводит лишь к усилению позиций правящей консервативной элиты страны. К чему приведет риторика варшавских властей, направленная на деевропеизацию Польши, — в материале «Газеты.Ru».

Вопрос репараций Польше за ущерб, нанесенный нацистской Германией во время Второй мировой войны, ранее был урегулирован с польской стороны, заявил официальный представитель немецкого правительства Ульрике Деммер. Данное заявление стало ответом на слова премьер-министра Польши Беаты Шидло о том, что польское правительство имеет право затребовать от Берлина репараций.

Реклама

«Польша говорит о справедливости. Польша говорит о том, что должно быть выполнено. Мы являемся жертвами Второй мировой войны. Мы являемся жертвами, которым ущерб никаким образом еще не был возмещен», — заявила польский премьер.

Кроме того, Варшава заявила, что не признает решение властей Польской Народной Республики отказаться от репараций, которые по соглашению между союзниками должна была выплатить стране образованная после войны Германская Демократическая Республика.

«Это неправда, что польское государство отказалось от причитавшихся ему немецких военных репараций. Это советская колония, именуемая Польской Народной Республикой, отказалась от части репараций», — заявил ранее глава минобороны Польши Антоний Мачеревич. Он также добавил, что документа, подтверждающего отказ Польши от репараций, не существует.

Против Германии и против ЕС

Вместе с тем стоит отметить, что отказаться от репараций, которые Польша могла получить в то время от социалистической ГДР, руководство Польши действительно убедили в Москве. Однако власти ПНР были недовольны этим решением.

Согласно документам комиссии по трудным вопросам в российско-польских отношениях, в 1957 году глава тогдашнего правительства Юзеф Циранкевич даже подверг сомнению советские расчеты относительно репараций, заявив, что они не соответствуют действительности.

Тогда же польское правительство произвело собственные расчеты и заявило, что сумма репараций, которую ПНР должна была получить от ГДР, была уменьшена более чем на $100 млн. Вопросы выплат подымались и позже, однако, чтобы не портить отношения, союзники СССР, ГДР и Польша старались не выносить их в публичное поле. В СССР «польских друзей» призывали не раскачивать лодку, указывая на то, что ПНР после войны получила часть бывших немецких территорий.

Сегодня многие эксперты считают, что вопрос репараций, поднятый правительством нынешней Польши, связан с общим осложнением отношений не только с Германией как страной, но с Германией как лидирующим центром ЕС. Как отмечается в материале, опубликованном на сайте экспертного центра Европейского совета по международным отношениям,

«антигерманская кампания», которую ведет руководство нынешней Польши, «является симптомом деевропеизации польской политики».

Здесь же отмечается, что ответственность за сложившуюся в польско-европейских отношениях несет правящая ультраконсервативная партия «Право и справедливость» (ПиС).

По мнению экспертов центра, ситуация вокруг дебатов о репарациях демонстрирует, что «международные отношения Польши стали заражены примитивным подходом к морали истории и суверенитету со стороны ПиС».

Польский политолог Якуб Корейба считает, что, затевая спор с Германией, руководство страны во главе с президентом страны Анджеем Дудой и его политическим ментором — лидером ПиС Ярославом Качиньским не ставит целью удовлетворение своих финансовых претензий. «Они понимают, что это юридически, экономически и политически невозможно», — говорит эксперт.

По мнению политолога, руководство ПиС действует по «заветам» главы дипломатии СССР Андрея Громыко.

«Ее суть: повышение ставок до невозможного, чтобы потом можно было в чем-то уступить. Это тактический ответ на требования Еврокомиссии, касающиеся недавних реформ в сфере СМИ, правосудия и других сомнительных с точки зрения европейских ценностей законов», — подчеркивает эксперт.

Речь идет о недовольстве ЕС принятой недавно в Польше судебной реформой, которая дает больше полномочий властям во влиянии на судебные органы, ставя их в зависимость от законодательной власти.

К тому же в требованиях о репарациях звучат и личные мотивы борьбы Качиньского против своего политического соперника Дональда Туска, бывшего премьера Польши, который сейчас возглавляет Европейский совет. Политик может стать кандидатом в президенты на следующих выборах, чего опасается Качиньский. Как отмечает Корейба, Качиньский считает, что в период, когда премьер-министром страны был Туск, Польша превратилась в «немецко-российский кондоминиум».

В связи с этим, считает завсектором стратегических оценок Центра ситуационного анализа ИМЭМО имени Е.М. Примакова Сергей Уткин, главной задачей Варшавы стало «позиционирование правительства как единственного защитника польских интересов во враждебном окружении».

«Не исключено, что идеолог ПиС Качиньский действительно верит, что такого рода темам нужно отдавать приоритет. Для других стран ЕС, и прежде всего для Германии, такие инициативы — очередной повод сомневаться в возможности конструктивно взаимодействовать с нынешним польским руководством», — говорит эксперт.

Однако, несмотря на критику со стороны Германии и ЕС, для продвижения подобной политики у современного польского руководства крепкие тылы, так как правящую партию поддерживают 40% населения страны — в два раза больше, чем оппозиционную «Гражданскую платформу».

И против России

Идя на ухудшение отношений с Германией, руководство Польши также идет и на обострение отношений с Россией, которую Варшава продолжает обвинять в оккупации Польши после Второй мировой войны.

Новое дипломатическое обострение случилось после того, как руководство Польши отказалось включить Россию в комитет по строительству мемориала на месте концлагеря Собибор. Это вызвало возмущение российских властей, которые напомнили, что восстание в лагере, которое привело к освобождению части заключенных, поднял пленный советский гражданин Александр Печерский.

Ранее жесткую реакцию России вызвало решение Польши демонтировать более 500 монументов, связанных с эпохой социалистической ПНР, в том числе памятников советским воинам, которые освобождали Польшу от нацистов. Эти меры предусмотрены поправками в закон о декоммунизации.

В свою очередь, в России считают, что закон вступает в противоречие с соглашением «О захоронениях и местах памяти жертв войн и репрессий», подписанного РФ и Польшей в 1994 году. В Совете Федерации отметили, что действия Варшавы приведут к пересмотру действующего формата совместной работы с Польшей по сохранению и содержанию мест захоронения польских военнослужащих и гражданских лиц на территории России.

Отношения между Россией и Польшей в ближайшее время вряд ли наладятся. Одной из наиболее напряженных точек в отношениях обеих стран является ситуация вокруг останков самолета Ту-154 польского президента Леха Качиньского, которые в настоящее время находятся в России. Самолет пока не передан Польше, что провоцирует правящие круги и Ярослава Качиньского на выдвижение самых радикальных обвинений против Москвы. В 2016 году президент России Владимир Путин заявил, что самолет не передан польской стороне, так как следствие по делу о катастрофе в настоящее время не закончено.