Пенсионный советник

Как Федерика Могерини покорила Иран

Визит Могерини в Тегеран пошатнул иранскую патриархальную политику

,
Глава европейской дипломатии Федерика Могерини в парламенте Ирана в Тегеране, 5 августа 2017 года Nazanin Tabatabaee Yazdi/TIMA via REUTERS
Глава европейской дипломатии Федерика Могерини в парламенте Ирана в Тегеране, 5 августа 2017 года

Спустя неделю после того, как глава европейской дипломатии Федерика Могерини посетила Иран, в стране развернулся один из самых громких и публичных политических скандалов. Он получил название «селфигейт» — ведь столько селфи со светловолосой европейской женщиной не делали, кажется, ни в одном парламенте мира. «Газета.Ru» подсчитала ущерб, которым скандал грозит второму сроку «либерального» иранского президента.

На этой неделе в иранском городе Шираз на улице появилось картонное изображение Федерики Могерини, верховного представителя Евросоюза по иностранным делам и политике безопасности. Женщина изображена в полный рост и с платком на голове. «Чтобы каждый иранец с низким доходом мог сделать с ней селфи», — гласит надпись на фотографии.

Реклама

Это результат крупного политического скандала — «селфигейта», как его прозвали в иранских соцсетях, — который бросил тень как на иранский парламент, так и на самого президента страны Хасана Роухани.

Повод возник ровно неделю назад, когда Могерини прибыла в Тегеран для участия в торжественной церемонии инаугурации Роухани, который во второй раз выиграл выборы. Само появление главы европейской дипломатии сигнализировало, что для ЕС это хорошая новость. Роухани считается умеренным «реформатором», который был одним из авторов «ядерной сделки» (отказ от ядерной программы Ирана в обмен на отмену международных антииранских санкций) с США, Россией, Китаем и Европой, а сегодня выступает за дальнейшее налаживание контактов Ирана с Западом.

Однако Могерини совсем не ожидала, что ее появление в парламенте (меджлисе) вызовет столь бурную реакцию иранских депутатов мужского пола.

Вокруг нее столпилось несколько десятков депутатов, желающих сделать селфи со светловолосой женщиной из Европы. Сама Могерини никак не комментировала этот инцидент, однако по снимкам можно судить, что европейский политик была как минимум озадачена поведением своих восточных коллег.

Однако в самом Иране поведение депутатов стало поводом для настоящего скандала. В иранских соцсетях ситуацию восприняли прежде всего как курьез и очередной признак больших проблем с правами женщин в Исламской Республике Иран (ИРИ).

Фотографии Могерини с толпой иранских «фанатов селфи» вызвали множество шуток. Их сравнивали с Белоснежкой и семью гномами, а также поражались женским чарам европейских женщин на иранских мужчин.

Политизировал ситуацию тот факт, что почти все законодатели, которые обступили Могерини, состояли в фракции «Надежда», которая объединяет реформистов-союзников Роухани.

Реформистам, в свою очередь, противостоит консервативный политический лагерь, к которому принадлежал, например, предыдущий президент Ирана Махмуд Ахмадинежад. Верховный руководитель страны (рахбар), аятолла Али Хаменеи, играющий роль главного рефери в теократическом Иране, чаще выступал на стороне этой политической силы.р
За прошедшую неделю в консервативной иранской прессе появилось множество авторских колонок, которые осуждали любителей селфи в меджлисе, назвали их поведение позором для ИРИ и «пресмыканием перед Западом».

«Те, кто должны защищать права нации от вражеских посягательств, выстраиваются в очередь, чтобы сделать постыдные фотографии с представителем притесняющих нас сил», — гласил текст одной из публикаций в издании Keyhan.

Один из консервативных членов парламента Алиреза Салими уже назвал действия своих коллег «капитуляцией перед Западом», призвав к организации парламентского комитета для расследования инцидента.

Советник президента Ирана по культуре Хесам Ашен пообещал, что с каждым из депутатов, кто сделал селфи с Могерини, будет проведена серьезная беседа. Бывший советник президента Садек Хатами и вовсе предложил организовать для парламентариев «тренинги по нормам поведения и универсальным моральным ценностям».

«Так себя повели всего лишь несколько депутатов-реформистов,— рассказал «Газете.Ru» Мохаммед Маранди, декан кафедры международных исследований в Университете Тегерана и эксперт международного дискуссионного клуба «Валдай». — СМИ, телевидение, политики, многие другие реформисты да и простые граждане в ходе общения в социальных сетях стали высмеивать их действия. Но я бы не назвал это крупным скандалом. Это не имеет никакого отношения к реальной политике администрации».

Раджап Рафаров, директор Центра изучения современного Ирана, в свою очередь, считает, что нынешний скандал могут использовать конкуренты Роухани, чтобы усложнить ему процесс согласования кабинета министров.

«Сейчас Роухани предстоит напряженный период согласования нового кабинета министров. Он должен представить список своих кандидатур меджлису, и по каждой из них должно состояться голосование, — объяснил эксперт в беседе с «Газетой.Ru». — Поэтому нынешний скандал — удобный способ для обострения политической борьбы в этот важный момент».

«Парламентарии, которые фотографировались с Могерини, возможно, проявили некоторую игривость, но за этим одновременно виден и знак уважения, — добавил Раджаб Сафаров. — Могерини — одна из высокопоставленных европейских политиков, которые делали заявления о необходимости улучшения отношений с Ираном. Это доказывает и ее визит на церемонию инаугурацию Роухани».

Судя по предварительному списку кандидатов в кабинет министров, Роухани не торопится обострять отношения с консервативным крылом.

Например, иранские комментаторы были удивлены, что президент не включил в него ни одной женщины. Между тем реформисты активно продвигают идею расширения прав женщин, в том числе в политике. До сих пор министром в Исламской Республике Иран удалось стать лишь одной представительнице прекрасного пола. Марзийе Вахид-Дастджерди возглавила министерство здравоохранения Ирана в 2009 году, когда президентом был консерватор Ахмадинежад. Союзники Роухани ждут не меньшего от нынешнего лидера Ирана.