По Коми звонит колокол

Почему Дональд Трамп уволил директора ФБР

,


Джеймс Коми

Джеймс Коми

J. Scott Applewhite/AP
Президент США в присущей себе резкой манере внезапно уволил директора ФБР Джеймса Коми. Хотя тот и не пользовался популярностью у представителей обеих партий, действия Трампа немедленно вызвали недовольство со стороны его политических оппонентов. Критики подозревают, что таким образом президент хочет закрыть расследование связей его политических советников с Россией.

Президент США вновь продемонстрировал свой характер, приняв неожиданное решение уволить директора Федерального бюро расследований Джеймса Коми. Формальной причиной для этого стали рекомендации генерального прокурора Джеффа Сешнса и его заместителя Рода Розенстайна.

__is_photorep_included10666445: 1

Руководители министерства юстиции пришли к выводу, что летом и осенью прошлого года Коми превысил свои полномочия, когда фактически повлиял на президентскую гонку своими комментариями о расследовании в отношении кандидата от демократов Хиллари Клинтон. В бытность госсекретарем Клинтон допустила утечки секретной информации из своего аппарата — ее помощники пользовались личной почтой в служебной переписке.

Трамп не стал предлагать Джеймсу Коми подать в отставку самому, как предполагает чиновничий этикет. Он даже не позвонил ему и не сообщил лично. Письмо об увольнении из Белого дома в штаб-квартиру ФБР в нескольких кварталах ниже по Пенсильвания-авеню доставил доверенный сотрудник охраны президента. Сам Коми в этот момент выступал в Лос-Анджелесе и принял новость за шутку. По информации The New York Times, во время речи Коми на телеэкранах в зале появилось сообщение о его увольнении, на что директор ФБР рассмеялся и заявил, что это хорошая шутка.

По словам представителей Белого дома, президент принял решение сразу после того, как во вторник получил письма от Сешнса и Розенстайна (в чье ведомство входит ФБР) с предложением уволить директора.

Подробное обоснование приводит Розенстайн, указывая на тот факт, что Коми фактически вмешивался в политический процесс и влиял на рейтинги Хиллари Клинтон, когда комментировал ведущееся его ведомством расследование.

5 июля 2016 года в общении с журналистами директор ФБР выразил мнение, что Клинтон и ее советники «были предельно легкомысленны в своем обращении с крайне значимой, особо секретной информацией». При этом он добавил, что этого недостаточно для возбуждения уголовного дела против нее. 28 октября — за несколько дней до выборов — Коми сообщил, что в деле Клинтон появились новые доказательства, хотя ранее утверждал, что дело закрыто.

Сама экс-госсекретарь лишь 2 мая впервые публично высказалась по этому поводу в беседе с ведущей CNN Кристиан Аманпур.

«Я была на пути к победе, когда комбинация письма Джеймса Коми 28 октября и российские [публикации] в WikiLeaks заставили засомневаться тех, кто собирался голосовать за меня, но оказался напуган».

Расследование «русского следа» в предвыборной кампании Трампа так же неразрывно связано с именем Джеймса Коми, как и расследование утечек из аппарата Клинтон. В частности, назначенный новым президентом генпрокурор Джефф Сешнс — формально начальник Коми — вынужден был публично объявить, что данными расследованиями ФБР он заниматься не будет и информацию о них станет получать только из открытых источников.

Задержка оценки действий директора ФБР Джеймса Коми со стороны администрации объясняется тем, что пришлось ждать назначения и утверждения сенатом 25 апреля «независимого» заместителя Сешнса Рода Розенстайна, бывшего до этого на протяжении 12 лет прокурором США по округу Мэриленд.

Впрочем, такое объяснение показалось оппозиции недостаточным. Комментируя увольнение директора ФБР, лидер сенатского меньшинства Чак Шумер рассказал, что в разговоре с Трампом назвал это решение ошибкой. Причина именно в ведущемся в отношении советников президента расследовании — у общественности это может вызвать подозрение в попытке замести следы. Если же нарекания вызывали именно действия в отношении Клинтон, то уволить Коми можно было и сразу после инаугурации. Единственным способом избежать политического кризиса в этих условиях Шумер считает назначение спецпрокурора по этому делу, чья независимость не вызывала бы сомнения у обеих партий.

Аналогичным образом высказались и другие критики, сравнив нынешнее увольнение с увольнением Ричардом Никсоном спецпрокурора по уотергейтскому делу Арчибальда Кокса.

Как отмечает Politico, Коми содействовал параллельному расследованию вмешательства России в президентскую гонку, которое ведет комитет сената по разведке. Издание цитирует председателя комитета Ричарда Бера, подчеркнувшего, что «директор Коми был готов делиться информацией в большей степени, нежели любой другой директор ФБР». Это не могло не вызывать недовольство Трампа, который не раз уже указывал, что расследование «русского следа» — лишь попытка демократов оправдать поражение Клинтон. Кроме того, Трамп, так же как и ряд сенаторов, критиковал разведывательное сообщество и Коми в частности за неспособность справиться с утечками в прессу секретной информации, например, касающейся связей бывшего советника по нацбезопасности Майкла Флинна. В результате Флинну пришлось покинуть Белый дом.

«Трамп и в качестве кандидата в президенты США, и в качестве американского лидера сделал несколько нетипичных шагов, — считает Александр Коновалов, президент Института стратегических оценок. — Еще до выборов он, например, поссорился с прессой, что для американской политики немыслимо».

Ссора со спецслужбами — еще один нестандартный шаг Трампа уже на посту главы американского государства, добавил собеседник «Газеты.Ru».

«Увольнение Коми отвечает логике начавшегося не один месяц назад спора и даже ссоры, — добавил Коновалов. — Отношение Трампа к спецслужбам США довольно странное для лидера страны. Он зрелый человек, опытный бизнесмен и должен понимать: силовые структуры отвечают за личную безопасность президента».

«Речь не о том, что они организуют заговор или что-то подобное, — считает эксперт. — Но у спецслужб может просто упасть мотивация. На этом фоне они могут что-то менее тщательно проверить, на что-то закрыть глаза. Уже этого достаточно, чтобы увеличить риски для безопасности администрации Трампа».