Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

«Нас то и дело провоцируют»

Глава Пентагона Джеймс Мэттис отказался отвечать Шойгу

,

На саммите министров обороны стран НАТО глава Пентагона Джеймс Мэттис заявил, что доверять России США будут только тогда, когда российская сторона вернется к уважению международного права. Партнерам по альянсу тоже досталось — им в очередной раз напомнили об их весьма скромном вкладе в общую безопасность. Тем временем в Москве президент РФ Владимир Путин напомнил руководящему составу ФСБ, что НАТО постоянно провоцирует Россию.

Отвечая на вопросы журналистов по завершении встречи министров обороны стран НАТО в Брюсселе, министр обороны США Джеймс Мэттис заявил, что политическое руководство страны будет вести разговор с Россией, однако военное взаимодействие между двумя странами будет невозможно до того, как Россия продемонстрирует свою приверженность международному праву. Говоря об угрозах для альянса, генерал Мэттис отметил Россию и ее «агрессивные» действия, приведшие к нарушению международного порядка.

Накануне саммита — первого для него в новой должности — Мэттис заявлял, что диалог с Россией надо вести с «позиции силы». В ответ на это заявление глава Минобороны России Сергей Шойгу высказал мнение, что такой диалог будет «бесперспективным».

Глава Пентагона не стал комментировать слова российского министра.

В то же время американские СМИ отмечают, что, несмотря на жесткую позицию Мэттиса, определенные контакты между российскими и американскими военными возобновляются. В четверг в столице Азербайджана Баку запланирована первая за долгое время встреча между начальником Генштаба ВС РФ Валерием Герасимовым и председателем Объединенного комитета начальников штабов Джозефом Данфордом. Это первый контакт российских и американских военных такого уровня после 2014 года, когда Крым был присоединен к России.

Мэттис известен своей жесткой позицией в отношении России. В январе он утверждал, что Владимир Путин хочет «расколоть НАТО».

Однако выступление Мэттиса на встрече министров стран НАТО также можно было воспринять как своеобразное выражение «позиции силы» и по отношению к союзникам. Близкое к военным кругам издание Stars and Stripes отметило, что министр фактически выдвинул «ультиматум» членам альянса. Глава Пентагона заявил, что если страны-члены не хотят, чтобы участие США в НАТО «стало скромным», они должны увеличить вклад каждого государства до 2%.

Бывший заместитель главнокомандующего войсками НАТО британский генерал Ричард Ширрефф отметил, что «США необходимо осуществлять давление» на союзников в финансовых вопросах. «Однако сработает ли это — другой вопрос», — сказал «Газете.Ru» генерал.

Позицию Пентагона со смирением принял генсек альянса Йенс Столтенберг, отметивший, что слова министра обороны США «отражают политическую реальность» в Америке.

Желая приободрить союзников, Столтенберг всячески подчеркивал связь США и НАТО в каждом из своих выступлений перед журналистами. «Обязательства США — это больше чем слова — это дела», — провозгласил генеральный секретарь.

В качестве одного из наглядных примеров таких обязательств Столтенберг привел отправку армейской бригады США в Европу «впервые за многие годы». Речь идет о переправке танковой бригады в составе 3500 солдат и офицеров на условиях ротации. В то же время в Италии и Германии американские войска находятся на постоянной основе.

Как заявил Столтенберг, в июне в Европе будут размещены также четыре международных батальона на территории Польши и стран Балтии. Они будут находиться там также на условиях ротации, чтобы не нарушать подписанный еще в 1997 году Акт Россия — НАТО, в котором говорится об обязательстве не размещать «значительных сил» альянса на границе с Россией на постоянной основе. «Мы не собираемся соревноваться с Россией солдат против солдата. Наша цель — предотвратить конфликт, а не провоцировать его», — попытался он оправдать явно раздражающий Россию жест НАТО.

Глава альянса отметил, что НАТО «не собирается изолировать Россию» и не хочет новой «холодной войны». При этом, говоря о стратегии НАТО в отношении России, носящей условное название «сдерживание и диалог», глава альянса отметил, что подобная практика успешно «работала во времена «холодной войны» и может быть эффективной и в настоящее время».

Вся эта риторика, разумеется, не могла не найти отклик в Москве. Выступая на коллегии Федеральной службы безопасности, президент Владимир Путин обозначил свое отношение к планируемым действиям НАТО в Европе.

«Нас то и дело провоцируют, собственно говоря, постоянно провоцируют и стремятся втянуть в конфронтацию, не прекращаются попытки вмешательства в наши внутренние дела с целью дестабилизировать общественно-политическую обстановку в самой России», — напомнил глава государства силовикам».

Всего в истории отношений России и Североатлантического альянса было два ключевых события, когда уровень напряженности достигал своего предела, рассказал «Газете.Ru» директор Центра европейских исследований ГУ ВШЭ, руководитель Евразийской программы клуба «Валдай» Тимофей Бородачев.

«Самое важное, поворотное событие произошло весной 1999 года, когда США и их союзники приняли решение использовать платформу НАТО для проведения операции против Югославии. Для России это стало одним из самых больших внешнеполитических поражений и унижений за всю ее современную историю, когда мнение страны, являющейся членом Совета Безопасности ООН, было проигнорировано», — рассказал Бородачев.

При этом эксперт напомнил, что тогда российский президент Борис Ельцин был вынужден просить США не допускать использования площадки НАТО для военной операции, но его просьба осталась без ответа.

Вторым важным событием, осложнившим диалог между Россией и странами Североатлантического альянса, по мнению Тимофея Бородачева, стал конфликт вокруг Украины, который де-факто начался в конце 2013 года, а формально — весной 2014 года.

«Тогда члены НАТО приняли решение о поддержке новых украинских властей. И это решение непосредственным образом затрагивало периметр безопасности Российской Федерации», — подчеркнул эксперт в беседе с «Газетой.Ru».

Кроме того, последующие решения — о размещении, пусть и небольших, дополнительных воинских контингентов в странах Балтии и Польше, а также приостановка политического диалога с Москвой — лишь усугубили конфронтацию стран НАТО и России.

По мнению Тимофея Бородачева, перспектив разрешения текущего конфликта в отношениях Москвы и Брюсселя нет, однако у сторон остается перспектива поиска способа управления им.

То есть Россия и НАТО в условиях неспособности найти решение конфликта должны изыскать методы управления этим кризисом. «Главной задачей здесь становится сделать так, чтобы этот кризис не перерос в горячий конфликт», — считает эксперт.