Чем Дональд хуже Рональда

Повторит ли Трамп внешнеполитический триумф Рейгана

Александр Братерский, Андрей Винокуров 13.11.2016, 11:53
Рональд Рейган и Дональд Трамп в Белом доме, 1987 год Wikimedia Commons
Рональд Рейган и Дональд Трамп в Белом доме, 1987 год

Представители дипломатической элиты Вашингтона, жестко критиковавшие Дональда Трампа во время кампании, смягчают свою риторику. Американские СМИ и экспертное сообщество начинают находить в избранном президенте сходство с успешными президентами прошлого, в первую очередь с Рональдом Рейганом, также пришедшим в Белый дом без опыта во внешней политике. Сможет ли Трамп повторить успех президента-актера, разбиралась «Газета.Ru».

Влиятельные эксперты считают, что во внутренней и внешней политике Трамп может пойти по стопам Рональда Рейгана, который тоже пришел в Белый дом на волне запроса на кардинальные изменения. Так, политолог Чарльз Краутхаммер отмечает в одном из интервью, посвященных избранному президенту, что тот является предвозвестником «новой идеологической революции, не виданной со времен Рейгана».

Параллели между Трампом и Рейганом действительно напрашиваются. Рейган до избрания тоже считался «чужаком» в Вашингтоне: непрофессиональный политик, он тоже большую часть жизни провел в индустрии развлечений: Трамп засветился в шоу-бизнесе, а Рейган был звездой Голливуда. Оба тем не менее получили широкую поддержку избирателей.

«Репутация эпатажного шоумена не только не навредила политической карьере Трампа, но и сделала его неуязвимым для критики, как в свое время Рональда Рейгана, которого называли «тефлоновым»,

— отмечается в недавнем докладе «Следующий президент США», подготовленном агентством «Внешняя политика».

По мнению близкого к демократам журнала Politico, «есть шанс, что Трамп оставит позади все, что он наговорил во время длинной и безобразной кампании, и будет править в традициях Ричарда Никсона и Рональда Рейгана».

Автор статьи Пол Тейлор напоминает, что европейцы «были напуганы» избранием Рейгана, который перезапустил гонку ядерных вооружений, ставшую катализатором антивоенного движения в Европе. Но вместе с тем, подчеркивает автор статьи, Рейган ушел с президентского поста уважаемым мировым лидером, запустившим также и процесс сближения с советским главой Михаилом Горбачевым, окончившийся завершением «холодной войны».

Издание The New York Times, в свою очередь, также проводит параллели между реакцией общества на нынешнее избрание Трампа и избрание Рейгана в 1980 году:

«Несмотря на панику среди демократов, после двух президентских сроков Рональда Рейгана Америка стала богаче и безопасней».

Аналогия с Рейганом напрашивается сама из-за лозунга «Вернем Америке величие», который Трамп позаимствовал из кампании Рейгана 1980 года, — так объяснил появившиеся сравнения в беседе с «Газетой.Ru» политолог-американист Иван Курилла. При этом эксперт отметил, что «примером Рейгана вдохновляются почти все республиканские кандидаты».

Помощник президента СССР Михаила Горбачева Павел Палажченко, бывший переводчиком генсека во время встреч с Рейганом, отметает подобное сравнение: «Никаких параллелей с Рейганом вообще быть не может. За плечами Рейгана были годы общественной деятельности (например, в профсоюзе киноактеров. — «Газета.Ru») и губернаторства. За плечами Трампа исключительно опыт агрессивного бизнеса и несколько громких банкротств».

Второе пришествие неофита

Как и Рейган, Трамп не имеет никакого внешнеполитического опыта. Он всю жизнь провел в бизнесе и не занимал никакой избираемой должности. В связи с этим он будет вынужден сильно зависеть от мнения своих советников. СМИ отметили, что среди тех, кто может войти в их круг, есть те, кто работал в команде Рейгана или же начинал политическую карьеру в его время.

Рейган, как и Трамп, был неофитом во внешней политике и полагался на команду профессионалов в своей администрации. Согласно воспоминаниям современников, Рейган редко читал бумаги дальше первого листа, на котором его помощники давали выжимку по сути вопроса. Как вспоминал позже Эллиот Абрамс, служивший помощником госсекретаря в администрации Рейгана, президент хотя и не «спал» во время брифингов по внешней политике, но слушал с интересом лишь тогда, когда проблема его действительно интересовала.

Случались встречи с зарубежными лидерами, рассказывал Абрамс, «когда президент не был знаком с обсуждаемыми вопросами и переговоры вели члены кабинета».

В вопросах внешней политики Рейган опирался на мнение главы администрации Джеймса Бейкера, одного из наиболее влиятельных американских дипломатов, впоследствии госсекретаря.

При этом, несмотря на свою воинственность и жесткую риторику, Рейган держался в стороне от больших военных конфликтов в других странах мира, предпочитая «конфликты низкой интенсивности». Они в основном сводились к поддержке различного рода повстанческих движений правого толка, которые вели войну с просоветскими режимами в Афганистане, Никарагуа, Анголе и других горячих точках. Одновременно администрация Рейгана поддерживала режимы правого толка в таких странах, как Чили, Португалия, поставляла оружие «контрас» в Никарагуа и Саддаму Хусейну в Ирак, который тогда вел войну с фундаменталистcким Ираном.

Идейной основой этой политики стала статья политолога Джин Киркпатрик «Диктатуры и двойные стандарты», которую Рейган прочитал в свое время с большим интересом. В ней она доказывала, что Белый дом должен оказывать поддержку правым режимам, которые в отличие от коммунистических диктатур способны со временем эволюционировать до демократии. Неизвестно, знает ли о статье Киркпатрик сам Трамп, но его оппонент по праймериз республиканец Тед Круз, впоследствии поддержавший миллиардера, вспоминал о ней во время своей кампании. Сам Трамп дал понять, что готов сотрудничать с авторитарными режимами, такими как Египет, и полуавторитарными, как Россия, в борьбе против общих угроз.

«Мне не кажется, что для Трампа вообще важна идеология. Скорее он вообще будет воздерживаться от оценок внутреннего устройства других стран», — считает профессор Иван Курилла.

Рейган наоборот

Профессор-политолог Пол Бек из Государственного университета Огайо считает, что отношения с Россией во время правления администрации Трампа «могут стать более теплыми и менее враждебными», если Россия воздержится от шагов, которые можно будет воспринять как личный вызов. Такой поворот поставит под вопрос образ «крутого парня» в глазах электората, а значит, немедленно вызовет достаточно жесткий ответ со стороны Белого дома.

Из-за этой особенности характера Трампа и его публичного образа он может войти в историю российско-американских отношений и как «Рейган наоборот». Покойный президент начал с жесткого конфронтационного курса в начале первого срока, но на втором пошел на сближение с руководством СССР в лице президента Советского Союза Михаила Горбачева, провозгласившего курс на разрядку. Однако курса в стиле Горбачева от Путина вряд ли можно ожидать. «Рейганистов» потенциальным сотрудникам администрации Трампа российский президент скорее напомнит другого визави Рейгана, предшественника Горбачева, — Юрия Андропова.

Впрочем, сейчас Россия, как и СССР в свое время, готова сделать шаг навстречу. Недавно Владимир Путин прямо заявил, что Россия «готова пройти свою часть непростого пути» в улучшении отношений с США.

Пока трудно сказать, сможет ли Трамп пройти свою часть, как прошел ее Рейган, сев за стол переговоров с Горбачевым. Проблема, считает бывший заместитель главы МИДа Анатолий Адамишин, в его непредсказуемости по сравнению с предшественником. «Рейган играл по правилам, в том числе и с нами. Сначала давил, потом шел на сближение. А Трамп — продукт изменчивого современного мира, популист и демагог, и от него трудно ожидать выполнения договоренностей», — сказал эксперт в беседе с «Газетой.Ru».

Какую внешнюю политику будет проводить Трамп на посту президента, сильно зависит от того, какую команду он приведет в Белый дом. «Я не вижу у Трампа каких-либо твердых убеждений во внешней политике, кроме изоляционизма. Тут важно, кого он возьмет в советники по нацбезопасности, главой Госдепа и Пентагона, — от них будет многое зависеть», — считает российский историк-американист Иван Курилла.

Вспоминая внешнюю политику Рейгана времен первого срока, часть экспертов напоминают и о гонке вооружений, ставшей знаковой для первой половины 80-х.

Эксперт в области международных отношений Владимир Фролов отмечает в своей публикации в «Газете.Ru», что лозунг «Вернем Америке величие» «может обернуться попыткой в духе первого срока президента Рейгана восстановить лидирующие позиции США в мире с помощью гонки вооружений». Рейган действительно активно наращивал расходы на оборону для подавления влияния СССР. Именно при нем была начата работа над созданием программы «Звездных войн», как впоследствии оказалось, дорогостоящей и бессмысленной. Кстати, нынешняя программа развития ПРО поддерживает идейное наследие «Звездных войн» на новом технологическом этапе. В 1987 году оборонные расходы составили 282 миллиарда, почти в два раза больше, чем в последние годы правления предшественника Рейгана — демократа Джимми Картера.

«Идея была в том, чтобы вогнать Советы в такие траты, которые стали бы смертельными», — рассказывал одному из авторов статьи бывший высокопоставленный чиновник Пентагона времен Рейгана.

Сегодня пускаться в дорогостоящую гонку вооружений формальной причины нет, но у экспертов и общественности вызывает опасения легкость обращения Трампа с темой ядерного оружия. На одном из выступлений в период предвыборной кампании он даже отмечал, что «не может ничего исключать».

Наследие Обамы

Возможно, начать вникать в международную ситуацию Трампу помогла состоявшаяся в четверг встреча с Бараком Обамой. Она дала старт официальной передаче дел, во время которой представители обеих команд будут обсуждать в том числе и вопросы внешней политики. Несмотря на то что Трамп активно критиковал политику Обамы, подход уходящего президента к внешней политике может быть ему очень выгоден. В начале своего президентского срока Обама рассматривался экспертами как политический реалист, а среди его политических кумиров числился генерал Брент Скоукрофт. С этим политиком, бывшим советником по национальной безопасности при президенте Джордже Буш-старшем, Обама многие годы поддерживал дружеские отношения. Часть экспертов в начале правления Обамы даже сравнивала его с Джорджем Бушем-старшим, сторонником политического реализма.

Первоначально Обама старался избегать дальнейшего вовлечения в мировые конфликты, демонстративно дистанцируясь от своего предшественника Джорджа Буша-младшего, развязавшего войну в Ираке. Однако во время его второго срока США приняли участие совместно с Францией и Италией в интервенции в Ливии. Позднее сам президент признавал этот шаг одной из главных ошибок своего президентства.

На днях он также отметил, что интервенции в другие страны не являются благом для США.

«Были случаи, когда непредвиденные последствия без умысла приводят к еще большим проблемам. Определить, чем могут обернуться те или иные действия, — одна из наиболее сложных задач, стоящих перед любым президентом», — сказал Обама.

В то же время авторы доклада «Следующий президент США» полагают, что проводить консенсусную внешнюю политику Трампу будет гораздо сложнее, чем Рейгану и Обаме. Доставшаяся ему страна совсем другая. «Это будет Америка, больше похожая на ту, что досталась Франклину Рузвельту: с гигантским внутренним расслоением, с белым большинством, вдруг оказавшимся меньшинством, со стареющей инфраструктурой, с могущественным конкурентом, который может отобрать у Америки глобальное лидерство», — говорится в докладе.

По мнению авторов, Дональд Трамп «не несет идей, на которых США могли бы строить новый консенсус элит на годы вперед».