Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

«Абхазия хочет быть независимой»

Почему Абхазия пока не стремится войти в состав РФ

Александр Атасунцев 03.11.2016, 19:56
Военнослужащие 7-й военной базы Минобороны РФ в Абхазии Валерий Матыцин/ТАСС
Военнослужащие 7-й военной базы Минобороны РФ в Абхазии

Министр иностранных дел Абхазии Даур Кове посетил в Москве своего коллегу Сергея Лаврова. Глава российской дипломатии сообщил, что Москва будет «наращивать поддержку Абхазии на международной арене», а также посчитал количество двусторонних соглашений по различным вопросам: 90 действующих, еще 30 прорабатываются. Результатом одного из них стало фактическое включение вооруженных сил не признанной мировым сообществом республики в командную структуру РФ.

Визит Кове совпал с решением Госдумы ратифицировать соглашение о создании объединенной группировки войск — в интересах укрепления безопасности Закавказья. В пояснительных документах отмечается, что объединенная группировка нужна, чтобы оперативно реагировать на угрозы военной безопасности в отношении обеих стран. Кроме того, в этот же день в Госдуме был ратифицирован договор между этими странами о взаимной правовой помощи по уголовным делам.

В состав объединенной группировки с абхазской стороны вошли два отдельных мотострелковых батальона, авиационная и артиллерийская группы, отдельный отряд специального назначения, с российской — 7-я военная база. Переговоры о такой военно-политической интеграции велись последние два года. Принципиальным является установление командной подчиненности. В мирное время координация группировки возложена на смешанную оперативную группу, возглавляемую командующим 7-й базой (на данный момент — генерал-майор Михаил Кособоков).

В случае войны все полномочия переходят назначенному Минобороны РФ командующему.

Еще 24 ноября 2014 года в Сочи президенты России и Абхазии Владимир Путин и Рауль Хаджимба подписали Договор о союзничестве и стратегическом партнерстве сроком на 10 лет, согласно которому планировалось создание совместной группировки войск. Было заявлено, что в 2015 году Россия в рамках нового договора о сотрудничестве выделит Абхазии 5 млрд руб., а на осуществление инвестиционной программы содействия социально-экономическому развитию Абхазии на 2015–2017 годы Россия будет выделять по 4 млрд руб. ежегодно.

Российские войска, в том числе и военная база, в Абхазии присутствуют давно. В 1994 году на основании решения СНГ о создании Коллективных сил по поддержанию мира СНГ в Абхазии в республику были введены миротворцы СНГ, состоящие полностью из российских военнослужащих. Эта мера была продиктована обострением отношений между Абхазией и Грузией, вылившимся в военное столкновение в 1992–1993 годах.

После же событий 2008 года — так называемой пятидневной войны с Грузией, когда российские войска кроме прочего приняли участие в операции по освобождению Кодорского ущелья в Верхней Абхазии, — было принято решение о создании на территории республики 7-й российской военной базы — в ее состав вошли бывшие миротворческие объекты, совместные гарнизоны и аэродром Бомбора. Сейчас численность дислоцированных в республике российских войск достигает 4 тыс. человек.

Такое углубление сотрудничества плотно пересекается с вопросом о возможном включении Абхазии в состав РФ по примеру Южной Осетии — та собирается в 2017 году провести референдум о вступлении республики в состав РФ.

11 апреля этого года президент Южной Осетии Леонид Тибилов заявлял, что власти республики не сомневаются в исходе предстоящего референдума. «Я на сто процентов уверен, что народ скажет «да», и мы спокойно сможем обратиться к высшему руководству России», — говорил он. Вопрос еще не решен — последнее слово в любом случае останется за Россией.

Тем не менее у Сухуми другие планы. Еще летом премьер-министр Абхазии Артур Миквабия заявлял, что республика не собирается следовать примеру Южной Осетии. «Осетины — разделенный народ, часть сейчас живет в России, часть — в Южной Осетии. Поэтому есть желание воссоединиться», — пояснял тогда Миквабия.

И Абхазия, и Южная Осетия являются частично признанными государствами. Они признаны лишь Россией, Венесуэлой, Никарагуа и Науру. Обе республики очень зависят от Москвы и в значительной степени опираются на политическую, экономическую и военную поддержку со стороны России.

Не спешит увязывать встречу Кове с Лавровым и ратификацию соглашения по объединенной группе старший научный сотрудник Института социально-политических исследований стран Черноморско-Каспийского региона Владимир Новиков: «Такие встречи глав МИД России и Абхазии происходят регулярно. Они происходят в рамках наших двусторонних отношений. Кове был назначен недавно на этот пост — около двух месяцев назад. И, кстати, эта плановая встреча для Кове является первой».

«В общей ситуации отсутствия стабильности в мире и нашей вовлеченности в очень непростые конфликты владение РФ таким инструментом, как военная группировка в районе Южного Кавказа, носит стратегический интерес», — считает Новиков.

Старший научный сотрудник Центра кавказских исследований МГИМО Вадим Муханов отмечает, что в отличие от Южной Осетии Абхазия никогда не стремилась войти в состав РФ. У Южной Осетии мало ресурсов и отличное от Абхазии территориальное положение. Кроме того, есть сильные тенденции к объединению «разделенного народа». Поэтому взгляды Цхинвали отличаются от взглядов Сухуми.

«У Абхазии же другая история конфликтов с Грузией, следовательно, и исторические приоритеты другие, — объяснил «Газете.Ru» низкую интенсивность переговоров Муханов. — Нынешняя политическая элита держит курс на создание независимого государства. Они апеллируют к раннему периоду до начала 30-х годов, когда Абхазия была союзной республикой наравне с Грузией. Кроме того, у Абхазии гораздо больший потенциал социально-экономического развития, есть выход к морю и порт. Также большое значение имеет поддержка, оказываемая крупной диаспорой мухаджиров в Турции».