Пенсионный советник

«Мечта» тускнеет без Саакашвили

«Грузинская мечта» осталась без идеи, объединяющей электорат

Юлия Матюненко, Алена Малик 01.11.2016, 19:14
Грузинский президент Георгий Маргвелашвили покидает кабинку для голосования в день парламентских... David Mdzinarishvili/Reuters
Грузинский президент Георгий Маргвелашвили покидает кабинку для голосования в день парламентских выборов. Тбилиси, 30 октября 2016 года

Грузия подводит итоги второго тура парламентских выборов, на которых правящая «Грузинская мечта» закрепила свое лидирующее положение. При ней Грузия пытается сохранить баланс между Россией и Западом. Впрочем, по мере ослабления оппозиционных сил во главе с Михаилом Саакашвили «Грузинская мечта» грозит остаться без объединяющей электорат идеи.

По данным на 1 ноября были известны предварительные результаты второго тура. Тем не менее, в парламент гарантированно прошли три партии: «Грузинская мечта», «Единое национальное движение» (ЕНД) и «Альянс патриотов Грузии». Выборы проходили по мажоритарной системе в два тура.

И в первом, и во втором турах (прошли 8 и 30 октября соответственно) большинство голосов получила «Грузинская мечта» (ГМ). Впрочем, итоги первого тура выглядели для правящей силы существенно хуже.

24 октября стал ясен результат выборов по партийным спискам. Согласно данным ЦИК, ГМ получила чуть более 48%, а оппозиционное «Единое национальное движение», которое возглавляет бывший президент Грузии Михаил Саакашвили, — 27% голосов. В парламент прошла и третья партия, пророссийский «Альянс патриотов Грузии», с трудом преодолев 5-процентный барьер.

Второй тур состоялся в 50 из 73 одномандатных округах, где ни одна партия не получила более 50% голосов в первом туре. По предварительным итогам, которые начали появляться на этой неделе, «Грузинская мечта» получит 114 из 150 кресел в парламенте, то есть на 67 больше, чем четыре года назад. Это дает партии право менять конституцию страны.

За ЕНД Саакашвили во втором туре проголосовали лишь 12% избирателей. В «общем зачете» партия получает лишь 27 кресел. Тем не менее, ЕНД остается наиболее мощной оппозиционной силой в стране.

Сам Саакашвили, который сегодня работает на Украине губернатором Одесской области, уже заявил о фальсификации выборов. Однако миссия ОБСЕ, наблюдавшая за процессом, такое мнение не поддержала.

«Мы не смогли получить многопартийный парламент, таков был выбор общества, — заявил президент страны Георгий Маргвелашвили, поздравив Грузию с успешными выборами. — Но я хочу напомнить, что политическая работа не заканчивается выборами, она начинается ими».

Мечта о визах

Для партии «Грузинская мечта» нынешние выборы отличались как предвыборной повесткой, так и изменившейся конъюнктурой. На прошлых выборах в 2012 году партия эффективно использовала разочарование электората политикой Саакашвили.

Саакашвили выбрал резко прозападный политический курс сразу после «цветной» революции 2003 года. Этот процесс дошел до крайней точки в августе 2008 года, когда в результате югоосетинского конфликта с участием ВС Грузии и России из-под власти Тбилиси вышли частично признанные Абхазия и Южная Осетия. Помимо этого отчуждение электората Саакашвили ускорили жесткие действия реформированной прокуратуры и проблемы с экономикой.

В 2012 году правящая ЕНД потерпела поражение от «Грузинской мечты» на парламентских выборах. В 2013 году Саакашвили сошел с президентского кресла, и его место занял представитель ГМ Георгий Маргвелашвили.

Он и премьер Биздина Иванишвили, основатель «Грузинской мечты», обещали нормализовать и экономику, и отношения с Россией, которые после периода власти Саакашвили стали достаточно доверительными.

В 2016 году правящей партии так и не удалось преодолеть кризисные процессы в экономике. Больший позитив в российско-грузинской повестке тоже не дал серьезных результатов: территориальный конфликт остался заморожен, а грузинские граждане до сих пор не могут получить визы в Россию.

Перед выборами Михаил Сааакашвили даже в каком-то смысле помог ГМ, заявив о том, что теоретически может вернуться в Грузию. Это вдохнуло новую жизнь в партийную агитацию «Грузинской мечты», чья повестка без противостояния Саакашвили выглядит пусто.

«Только что был в Грузии и имел возможность пообщаться с людьми. Даже на глаз противников Саакашвили больше, чем сторонников, — рассказал о своих ощущениях политтехнолог Константин Калачёв. — Предъявляются претензии за испорченные отношения с Россией, которые обернулись для грузин невозможностью свободно въехать в нашу страну. А на выборах лично меня визуально партия Саакашвили не впечатлила, «Альянс патриотов Грузии» также убедительным не показался, а вот «Грузинская мечта» выглядела ярче и лучше».

Замороженная «Мечта»

Не остается забытым и вопрос об Абхазии и Южной Осетии, спорных государствах, появившихся после конфликта 2008 года, независимость которых от Грузии признает Москва, но не Тбилиси. И «Грузинская мечта», и «Единое национальное движение» выступают за территориальное восстановление границ.

«Сюжеты, связанные со спорными территориями, в Грузии просто не являются приоритетом. Я не вижу прогресса, да его и не будет», — считает Игорь Грецкий, доцент кафедры международных отношений на постсоветском пространстве СПбГУ.

По мнению собеседника «Газеты.Ru», Грузия будет поднимать территориальную проблему на международных площадках типа ПАСЕ. Однако ни Москва, ни Тбилиси не готовы к существенным изменениям переговорного процесса, и в дальнейшей перспективе это грозит правящей партии репутационными потерями. «Грузинский истеблишмент понимает, что эту проблему сейчас не решить», — добавил Грецкий.

1 ноября заместитель председателя парламента Грузии Манана Кобахидзе заявила, что восстановление парламентского сотрудничества с Россией невозможно без решения вопроса восстановления «территориальной целостности» республики. По ее словам, «курс на интеграцию с ЕС и НАТО» в Тбилиси не изменился.

«Грузинская мечта» и «Единое национальное движение» придерживаются прозападных взглядов. В связи с этим дальнейшая перспектива развития российско-грузинских отношений остается туманной.

«Я не вижу оснований для изменения отношений, поэтому я бы сказал, что если они и будут, то медленные и без скачков. Агрессивности по отношению к нам не будет», — считает замдиректора Института стран СНГ Владимир Жарихин.

«Правящая партия является проевропейской. Она изъявила желание привести Грузию в НАТО и ЕС, но они ее вряд ли возьмут. Будет наблюдаться движение в сторону Европы и улучшение отношений с Западом, ведь именно с этой позицией партия власти шла на выборы», — добавил собеседник «Газеты.Ru».

Многое во внешнеполитическом курсе Грузии решит позиция США, считает заместитель Института стран СНГ Владимир Евсеев. «На этом направлении сохраняется неопределенность. Пока неясно, нужна ли Грузия Америке или нет, будут ли поступать от нее ресурсы», — говорит он.

Эти вопросы решатся после президентских выборов, которые пройдут в США 8 ноября. За президентское кресло борются экс-госсекретарь страны Хиллари Клинтон и миллиардер-республиканец Дональд Трамп.

Китай наступает

По мере того как политическая власть в Грузии с трудом пытается балансировать между Западом и Россией, ситуацией уже активно пользуется Китай в экономическом смысле.

31 октября Пекин и Тбилиси подписали меморандум о сотрудничестве в области нефтяной добычи. Китайская Beijing Fangyuan Chint Energy Technical и грузинско-китайская Vm Energy готовы инвестировать около $150 млн в добычу нефти на территории Грузии. Энергетические компании Великобритании, Австрии, США, Израиля и Индии также ведут деятельность по поиску нефти в горах Грузии.

Россия особенно активно вкладывается в грузинскую Аджарию. За 2016 год российская сторона вложила сюда $71,5 млн, 49% из которых — инвестиции в область энергетики. По данным Национальной службы статистики Грузии, за первое полугодие 2016 года товарооборот между странами увеличился на 16% в сравнении с прошлогодним периодом и составил $459,6 млн.

«Если не хотеть от Грузии больше, чем возможно, и поставить во главу угла вопросы экономического сотрудничества, то партнерские отношения с Россией будут развиваться», — считает Константин Калачёв.