Один в Думе

Поправки в регламент Госдумы могут скорректировать итоги выборов

Кирилл Каллиников/РИА «Новости»
Новый созыв Думы может как остаться четырехпартийным, так и превратиться в шестипартийный — в зависимости от того, какие права получат одномандатники от «Родины» и «Гражданской платформы». Появление в Госдуме депутатов-одномандатников потребует внести в регламент нижней палаты поправки, уточняющие их статус.

После выборов на этапе определения структуры Госдумы седьмого созыва Кремль столкнулся с необходимостью выбора между традиционной четырехпартийной и шестипартийной с независимыми депутатскими группами. В пятницу стало известно о том, что новым спикером Думы будет назначен бывший куратор внутренней политики в Кремле Вячеслав Володин. Скорее всего, именно от него будет зависеть окончательное решение о статусе одномандатников.

В новом созыве Госдумы из 450 депутатов 225 — ровно половина — являются одномандатниками. С абсолютным большинством нет вопросов: это выдвиженцы «Единой России» (203 человека), КПРФ и «Справедливой России» (по семь депутатов) и ЛДПР (пять человек). Ожидается, что все они войдут во фракции выдвинувших их партий. «Единая Россия» намерена сформировать в Думе в рамках единой фракции пять депутатских групп по 69 человек, их возглавят Николай Панков, Раиса Кармазина, Адальби Шхагошев, Виктор Пинский и Виктор Кидяев. Такие депутатские группы внутри фракции формировались и ранее. Кроме того, есть опыт параллельного существования провластных депутатских объединений: например, в Мосгордуме существует отдельно фракция «Единой России» и отдельно депутатская группа «Моя Москва».

Единство провластного большинства это не нарушает.

Однако под вопросом остается статус трех одномандатников, попавших в Думу не от «большой четверки». Это лидер «Родины» Алексей Журавлев, лидер «Гражданской платформы» Рифат Шайхутдинов и Владислав Резник, баллотировавшийся формально в качестве самовыдвиженца.

В Госдуме шестого созыва присутствовали только депутаты-списочники, объединенные в четыре фракции — «Единой России», КПРФ, ЛДПР и «Справедливой России».

Так называемое «крепостное право» прикрепляло депутата к фракции без фактической возможности выхода из нее.

Это сильно ударило, в частности, по эсэрам, которые так и не смогли исключить из фракции депутатов, вошедших в конфликт с руководством партии: Алексея Митрофанова, Оксану Дмитриеву, Дмитрия Гудкова. Внефракционная деятельность народных избранников была в принципе невозможна.

В новом созыве от «крепостного права» могут отказаться и ввести принцип «человека фракции». «Газета.Ru» проанализировала основные варианты закрепления статуса одномандатников в Госдуме.

Вариант 1: войти в действующие фракции

«Будет четыре фракции в Госдуме, как раньше», — заявил «Газете.Ru» Валерий Якушев, пока еще действующий член комитета по регламенту, представитель «Единой России», комментируя вопрос о будущем единоросских мажоритариев. В рамках этой концепции трое «проблемных» мажоритариев должны выбрать себе фракцию по вкусу. Быть при этом членом соответствующей партии совершенно не обязательно: в той же «Единой России» шестого созыва было множество выдвиженцев ОНФ, не получивших партбилета.

Проще всего воссоединиться с партией Владиславу Резнику, который в прошлом и был депутатом от «Единой России». На праймериз в мае этого года Резник не пошел на фоне скандала: парламентарий был объявлен в международный розыск по линии Интерпола по запросу Испании в связи с делом об отмывании денег. Зато Резник выступил в качестве формального самовыдвиженца в округе №1 (Адыгея) и прошел в парламент с четырехкратным отрывом от ближайшего конкурента. Такой результат говорит о том, что округ, скорее всего, был расчищен под Резника.

Для сравнения: экс-депутат Госдумы Михаил Слипенчук, снявшийся с праймериз из-за претензий к незадекларированному зарубежному имуществу, выдвигался от Партии роста в Бурятии (округ №9), но проиграл в отсутствие административной поддержки, утверждает источник «Газеты.Ru».

«Я член «Единой России», и, конечно, я войду во фракцию «Единая Россия». Это мое решение, я пока его ни с кем не обсуждал, — сказал «Газете.Ru» сам Резник. — В Госдуме я бы предпочел работать в финансово-экономической сфере — там, где я работал все 17 лет в Думе. Мне интересны все соответствующие комитеты: бюджетный, комитет по финансовому рынку, комитет по экономической политике. Но это как решит фракция». Скорее всего, так и будет: единороссы уже заявили о формировании фракции из 344 человек (новость о том, что экс-спикер ГД Сергей Нарышкин мандат не берет, появилась позже).

Вариант 2: представлять свои партии

Наиболее вероятен вариант создания шестипартийной Думы, считают источники «Газеты.Ru». Представители малых партий в Думе настаивают на сценарии ввода в регламент Госдумы статуса «человек-фракция».

Лидер «Гражданской платформы» Рифат Шайхутдинов когда-то входил в крупную парламентскую фракцию — ЛДПР, но это было в позапрошлом созыве. Возвращаться туда он не намерен.

«Я не собираюсь входить ни в какие фракции, потому что у нас своя программа, своя партия, — сказал «Газете.Ru» Шайхутдинов. — Мы же правая партия, а все фракции левые».

Шайхутдинов намерен «усиливать малые партии»: он обращает внимание на то, что за все партии, не прошедшие в Госдуму, проголосовало в сумме 13 миллионов человек, а это больше результата ряда парламентских партий. «Я уже предложил всем малым партиям патриотического толка и правым партиям вносить законодательные инициативы через меня», — поясняет Шайхутдинов, по мнению которого такой союз можно оформить в виде некой «ассамблеи или конференции». Политик намерен по максимуму использовать свой статус для продвижения своей и партийной позиции.

Такую же позицию занимает лидер «Родины» Алексей Журавлев, в прошлом созыве состоявший во фракции единороссов как член ОНФ.

Это, в частности, мешало ему вступить в собственную партию, поскольку состоять в «чужой» фракции беспартийные имеют право, а члены других партий — нет.

«Я, естественно, представляю интересы партии «Родина», потому что прошел, хотя и прошел, к сожалению, один, — сказал он «Газете.Ru». — В этом отношении я буду работать как представитель партии, обсуждать прежде всего с экспертным партийным сообществом и только потом вносить законопроекты в Госдуму».

До выборов источники в «Родине» сообщали о намерении Журавлева наконец обзавестись партбилетом «Родины» — одно это должно сделать невозможным его членство во фракции «Единой России».

Амбиции малых партий

Структура новой Госдумы — число комитетов, их председатели, число фракций — будет определена на первом заседании нижней палаты, которое, как анонсировал председатель Думы шестого созыва Сергей Нарышкин, состоится не раньше 1 октября. До этого руководство «Единой России» (чьи голоса и определят статус одномандатников) избегает официальных комментариев.

Тем не менее единороссы склонны видеть в Шайхутдинове и Журавлеве именно представителей двух независимых партий и рассматривают вариант шестипартийного парламента, сообщил «Газете.Ru» источник в партии.

Один из собеседников издания напомнил: к выборам в Думу 2011 года избирательное законодательство было устроено так, что партия, набравшая 5–7% голосов, получала право провести в созыв одного-двух депутатов, причем даже один парламентарий мог обладать всеми правами полноценной фракции. В Госдуме этой нормой так никто и не воспользовался (у всех было меньше 5%), но она действовала на региональном уровне.

Некоторые регионы пошли еще дальше и предоставили право быть «человеком-фракцией» одномандатникам. Например, в Мосгордуме фракция «Родины» на сегодня представлена одним депутатом Андреем Шибаевым. Рифат Шайхутдинов сообщил «Газете.Ru», что уже готовит поправки в регламент Госдумы и федеральное законодательство с тем, чтобы депутат-одномандатник смог стать «человеком-фракцией».

Иллюзия многопартийности

Попадание Журавлева и Шайхутдинова в Думу не было случайным. «Для них расчистили округа, это было задумано», — отмечает в беседе с «Газетой.Ru» президент Центра политических технологий Игорь Бунин. Партия «Родина», позиционирующая себя как «спецназ президента», находится под неформальным покровительством вице-премьера Дмитрия Рогозина; Шайхутдинов, бывший одним из руководителей президентской кампании олигарха Михаила Прохорова, тоже обладает влиянием в политических кругах (достаточно напомнить, что в 2009 году Следственный комитет не смог лишить его депутатской неприкосновенности). Оба договороспособны и подходят для создания иллюзии многопартийности.

«Стратегия Кремля — подчеркнутая многопартийность: мы стремимся создать многопартийный парламент, понимаем, что пока нельзя это сделать с помощью списков, но пусть будут одномандатники, — отмечает Игорь Бунин. — Рассчитывали, что будет один депутат от Партии роста и «Яблока», но не получилось, губернаторы не захотели». По мнению Бунина, Журавлев и Шайхутдинов будут представлять в Госдуме именно свои партии, загонять их во фракции-«четверки» никому не нужно.

«Это будет такой декоративный элемент: у нас шесть партий [в Госдуме]», — считает Бунин.

Против могут выступить лидеры парламентской оппозиции: увеличение свободы действий депутатов создаст угрозу эрозии и без того небольших фракций КПРФ, ЛДПР и СР, считает источник «Газеты.Ru». По его мнению, этот вопрос можно решить путем тонкой настройки механизма: например, предоставить расширенные права только депутатам, избранным не от прошедших по списку партий. А президент фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов считает, что как раз потенциальная эрозия оппозиционных фракций может стать аргументом в пользу расширения прав одномандатников: «Можно предусмотреть этот механизм для того, чтобы повысить возможности контроля в случае политической турбулентности».