Пенсионный советник

Корпорации делят депутатов

Как финансово-промышленные группы влияют на расклад думских выборов

Владимир Дергачев, Елена Платонова, Надежда Халикова 27.07.2016, 19:23
Артем Сизов/«Газета.Ru»

Думские выборы в сентябре — соревнование не только партии власти и ее оппонентов, но иногда и борьба корпораций за сохранение и расширение сфер влияния. «Газета.Ru» изучила, от каких корпораций и в каких регионах идут кандидаты, почему в последние годы влияние финансово-промышленных групп (ФПГ) на политику слабеет и кто приходит на место корпораций.

Корпорации активно сотрудничают с регионами, реализуя через местную власть свои интересы. И для сохранения влияния на федеральном уровне госкорпорации и частные ФПГ продвигают своих представителей в Госдуму, говорит близкий к администрации президента источник «Газеты.Ru».

Часто кандидаты от ФПГ являются «теневыми паровозами» списка кандидатов — обеспечивают финансы и нужные гарантии списку со стороны корпорации. Кандидаты от корпораций могут выдвигаться в списках — как правило на втором-четвертом местах в региональных группах. В основном кандидаты от ФПГ идут от «Единой России», у которой проходные места есть во всех региональных группах.

Источник приводит несколько примеров кандидатов от корпораций на выборах в Госдуму.

В новый созыв Думы идет выходец из «Ростеха» Владимир Гутенев. Он первый вице-президент Союза машиностроителей России и бывший советник гендиректора «Ростехнологий». Кандидат идет в региональной группе №14 на четвертом месте (Оренбургская область, Самарская область, Ульяновская область). На выборы идет и Владимир Мельник, машинист горных выемочных машин шахты «Котинская» (ОАО «СУЭК-Кузбасс»). В региональной группе №6 он на четвертом месте (Республика Алтай, Алтайский край, Кемеровская область, Томская область).

Кандидаты от ФПГ могут избираться и по округам. Нужно это для того, чтобы представители после избрания решали на подмандатной территории необходимые для корпораций вопросы.

В одномандатном округе 222 (ХМАО) идет выходец из «Газпрома» Павел Завальный. Он возглавляет Российское газовое общество. Альфия Когогина идет в Татарстане по Набережночелнинскому округу 29. Она супруга гендиректора КамАЗа Сергея Когогина (КамАЗ входит в «Ростех»).

Корпорации интересы отрицают

В «Ростехе» «Газете.Ru» сказали, что корпорации известно о выдвижении Владимира Гутенева в Думу: «Будучи первым заместителем председателя комитета Государственной думы РФ по промышленности и первым вице-президентом Союза машиностроителей России, Гутенев тесно связан с деятельностью ГК «Ростех». «Ростех» поддерживает его инициативы, однако материальной поддержки при выдвижении в Госдуму госкорпорация не оказывает».

Депутат Госдумы нужен корпорации из-за своего политического ресурса. Народный избранник вносит законы, пишет запросы, имеет доступ к губернатору, членам правительства и чиновникам в регионе. Может проводить кампании в СМИ, имеет возможность вносить проходные поправки в проект бюджета и получить доступ к его закрытым статьям.

Многие корпорации защищают свои интересы не только на федеральном, но и на региональном и муниципальном уровнях. Например, РЖД приглашает технологов и политологов для консультаций по ведению кампаний всех уровней, говорит источник в холдинге. Это объясняется тем, что многие вопросы железнодорожников связаны с землей и решаются на местном уровне.

В ОАО «РЖД» «Газете.Ru» заявили, что они не занимаются специальным лоббированием кандидатов в органы власти. Но в то же время компания — один из крупнейших работодателей России (в холдинге работают почти 1,2 млн человек, или 1,1% трудоспособного населения страны). И, как следует из комментария, «учитывая многоступенчатость кадровой подготовки менеджеров высшего звена компании, высокий уровень профессиональных компетенций, не приходится удивляться тому факту, что руководители филиалов компании в регионах (в большинстве случаев являющихся градообразующими) часто выдвигаются кандидатами в законодательные и исполнительные органы власти субъектов РФ».

«Это, как правило, люди, отлично ориентирующиеся в экономике региона, руководящие большими коллективами и имеющие хороший опыт работы. Таким образом, их желание реализовать свои управленческие качества на государственной и муниципальной службе вполне логично», — заявили в компании.

На КамАЗе тоже заявили, что никакой поддержки Альфие Когогиной не оказывают. «Когогина действующий депутат Государственной думы РФ и никак с КамАЗом в настоящий момент не связана, — сообщил Олег Афанасьев, руководитель пресс-службы ПАО «КамАЗ». — Она выдвигается от одной из крупнейших политических партий России («Единой России». — «Газета.Ru»), и КамАЗ к этому не имеет никакого отношения». Представитель СУЭК на запрос «Газеты.Ru» ответил, что компания не участвует в продвижении баллотирующегося Владимира Мельника: «Он сам от себя идет, это личная инициатива Владимира Мельника, имеет полное право. Да и не думаю, что ему какая-то поддержка нужна, он очень известный и уважаемый в Кузбассе человек».

«Наиболее сильны ФПГ в моногородах, где от них зависят исполнительные власти и депутаты, — говорит политолог Николай Миронов. — Моногорода являются одновременно «вотчинами и головной болью ФПГ».

Корпорации стараются по максимуму снять с себя проблему трудоустройства населения, социальных гарантий и инфраструктуры. «Программа поддержки моногородов заглохла, и все проблемы легли либо на ФПГ, либо, если они де-факто покинули города, на региональные и местные власти. Например, у «Росатома» есть целая программа работы с ЗАТО — моногородами (Озерск и другие). И соответствующее специальное подразделение. Вот здесь нужна связка с региональной властью — чтобы строить инфраструктуру, переселять незанятое население, пытаться его трудоустроить и так далее», — перечисляет Миронов.

Кому придется «умерить аппетиты»

По сравнению с первой половиной нулевых роль корпораций на выборах сейчас сведена к минимуму, замечают эксперты. Вместо этого корпорации стараются лоббировать интересы на уровне исполнительной власти, чтобы не быть обвиненными в политических амбициях.

В итоге на сегодня скорее не корпорации двигают своих ставленников, а наоборот, губернаторы уговаривают ФПГ выдвинуть своих людей.

«Регионы надеются, что наличие корпоративных депутатов поможет им добиться от бизнеса выделения хоть каких-то денег на свои социальные проекты. Компании же обычно стараются этой почетной миссии избежать. Исключения достаточно редки и случайны, — считает политолог Аббас Галлямов. — Крупным ФПГ свои депутаты не нужны. От них теперь практически ничего не зависит, поэтому тратиться на их продвижение совершенно незачем».

Эксперт-регионалист Ростислав Туровский согласен, что корпорации ослабили свое внимание к выборам. Пик их активности давно миновал — это был конец 90-х — начало 2000-х годов.

«Теперь же роль Думы ограничена и крупные финансово-промышленные группы скорее интересует доступ к правительству, а парламент для них является второстепенным, —

говорит Туровский. — Попытки деолигархизации Думы и Совфеда в последние годы — это сигнал ФПГ, что им нужно «умерить аппетиты». Поэтому их влияние остается на уровне точечного представительства в парламенте через ЕР и другие партии, а бюджеты, выделяемые на кампании в парламент, с годами лишь снижаются — чаще в регионах депутатские мандаты интересуют скорее средний региональный бизнес, а не крупные ФПГ».

Гендиректор АПЭК, член высшего совета ЕР Дмитрий Орлов также говорит про установку от администрации президента по правилам работы ФПГ в политическом поле. По его словам, под негласный запрет попадают схемы с попытками представителей ФПГ быстро «отбить» стоимость мандата. И становится нежелательным прямое избрание представителей корпораций в парламент, которых старались отсеивать во время праймериз.

«Большинство крупных корпораций сохраняет влияние на Госдуму, работают схемы влияния через представительство в муниципалитетах, но вульгарных схем теперь практически не будет. Например, когда небольшая региональная строительная компания заходит в парламент, чтобы «отбить» мандат, — уверен Орлов.

— Есть установка администрации президента — не должно быть коррупционного влияния корпораций. Корпорации должны исходить из логики отраслевых интересов, системного лоббирования интересов и работы по социальным программам».