Пенсионный советник

«Черный пиар» Ивана Грозного

Оговорка губернатора Орловской области об Иване Грозном оказалась в тренде

Денис Волин 22.07.2016, 17:39
Губернатор Орловской области Вадим Потомский Евгений Биятов/РИА «Новости»
Губернатор Орловской области Вадим Потомский

Губернатор Орловской области Вадим Потомский, рассказавший в четверг о путешествии Ивана Грозного с больным сыном из Москвы в Санкт-Петербург, заявил, что оговорился. В самой Орловской области инициатива Потомского установить памятник Ивану Грозному спровоцировала акции протестов. Политологи, впрочем, считают, что она вписывается в современную парадигму государственной политики.

Пресс-конференция орловского губернатора, прошедшая в ТАСС, была посвящена подготовке города Орла к 450-летнему юбилею, который будет отмечаться 5 августа. Одним из главных событий должно было стать открытие первого в России памятника Ивану Грозному — власти намеревались поставить его напротив Театра юного зрителя. Высказывая на камеры свое видение истории, Вадим Потомский заявил, что на самом деле царь своего сына не убивал, предложив иную версию тех событий.

«Иван Грозный однажды произнес фразу: «Я виновен в смерти своего сына, потому что вовремя не отдал его лекарям». Когда они ехали в дороге и он заболел, они ехали из Москвы в Петербург», — сказал Потомский.

Вадиму Потомскому 44 года, окончил Санкт-Петербургское высшее зенитно-ракетное командное училище, служил в Ленинградском военном округе, подполковник. Работал в Аналитическом центре Комитета государственного лицензирования правительства Ленинградской области. С 2000 по 2006 год был гендиректором МУП «Экология» во Всеволожске Ленинградской области, потом его избрали депутатом МО «Всеволожское городское поселение». В 2006 году получил второе высшее образование, окончив Северо-Западную академию госслужбы по специальности «экономист». В 2007-м стал депутатом заксобрания Ленинградской области, в 2009-м стал секретарем Ленинградского областного комитета КПРФ, потом — депутатом Госдумы от КПРФ, инициатор законопроектов «О создании системы финансирования капитального ремонта многоквартирных домов». В феврале 2014 года указом президента Владимира Путина был назначен и.о. губернатора Орловской области. Победил на губернаторских выборах с рекордным количеством голосов (89%) и при высокой явке избирателей.

Это высказывание орловского губернатора тут же разлетелось по просторам интернета в виде картинок и прочих мемов. Главу региона процитировал даже скандальный паблик MDK, публикация набрала более 6 тыс. лайков. Губернатор Потомский сам неоднократно заявлял о том, что не надо переписывать историю. Бдительные пользователи тут же напомнили, что Иван Грозный даже при очень большом желании никак не мог ехать в Петербург. Ну, хотя бы потому, что этот город появился лишь спустя 119 лет после смерти царя.

Потомский, увидев реакцию на свои слова, заявил, что оговорился.

«Говорилось про Петербург, и поэтому это как бы на автомате все и произошло, — сказал он ТАСС. — Дело в том, что в его (Ивана Грозного) переписке с боярином Юрьевым есть такая фраза, что «я не могу ехать, царевич болеет, не могу ехать в Москву». Но с Петербургом... у меня как-то автоматически (произошло), понимаете, оговорка».

Вадим Потомский действительно приехал на Орловщину из Санкт-Петербурга. До того, как стать губернатором, он заседал в питерском заксобрании и представлял фракцию КПРФ. После избрания на должность главы Орловской области ключевые посты нового областного правительства стали активно занимать выходцы из Северной столицы. Так, например, недавно в Орел переехал бывший заместитель главы питерского комитета по развитию транспортной инфраструктуры Анатолий Мишанов, которого СМИ называли самым богатым чиновником Смольного. Сообщалось, что в 2014 году через руки и банковские карты Мишанова прошло 31,4 млн руб. Теперь он трудится в должности замруководителя «Орелгосзаказчика», казенного учреждения, через которое проходят основные потоки федеральных субсидий. После сентябрьских выборов Мишанову прочат должность вице-губернатора.

Недавно Вадим Потомский решил установить в Орле памятник Ивану Грозному — по мнению части историков, именно Иван IV основал город в 1566 году, — чем тут же привлек к себе внимание всей страны. Делалось все тайно, никаких широких обсуждений никто не инициировал.

В последний момент жителей поставили перед фактом: памятник поставят напротив местного ТЮЗа. Однако не все с таким решением согласились — два дня подряд у театра проходили одиночные пикеты, жители писали письма в прокуратуру, а экс-депутат местного городского совета даже подал на мэра в суд. 18 июля у театра состоялась массовая акция протеста, на которую собралось около 60 человек.

В ходе пикета собрали около 300 подписей под петициями в адрес мэра, губернатора, президента Путина, патриарха Кирилла и председателя Совфеда Валентины Матвиенко. В письме они призвали Владимира Путина не приезжать в Орел на празднование Дня города.

«Ваш приезд даст дополнительное ускорение тем негативным процессам — избавление от памятников прошлого и водружение ненавистного народу идола, с которыми мы на протяжении многих лет отчаянно боремся, вы невольно станете участниками лживого спектакля, имитирующего юбилей, а на самом деле грозящего стать веселой циничной тризной по нашему родному городу», — предупреждают Путина.

Спустя два дня губернатор все же решился встретиться с противниками памятника Грозному. После чего приняли практически сенсационное решение: установку монумента, назначенную на 3 августа, отложить до сентября, а до этого провести широкий соцопрос жителей Орловской области, чтобы выяснить: нужен ли им памятник Ивану Грозному, и если да, то где он должен стоять? Сами активисты считают это пусть небольшой, но все же победой. Местные журналисты говорят о том, что демократические институты на Орловщине еще не утратили своей силы, хотя для того, чтобы сесть с властью за стол переговоров, людям пришлось выйти на улицу.

Почему сегодня так активно на региональных уровнях лоббируется тема увековечения памяти неоднозначных исторических личностей (кроме памятника Ивану Грозному не так давно в Новосибирске появилась инициатива установить памятник Иосифу Сталину)? Так, политолог Дмитрий Нечаев считает, что в ситуации с памятником Грозному есть как минимум три ракурса. Один из них исторический.

«Иван Грозный в нашей истории и отчасти в мировой фигура неоднозначная, — говорит Дмитрий Нечаев. — Но при этом Грозный первый руководитель государства, при котором территория России расширилась. И при котором наше государство впервые заявило о своих геополитических интересах. Грозный впервые апробировал технику управления большим государством. Для такой территории был характерен как минимум авторитарный режим, который мог бы быть эффективным в плане управления такой страной».

По словам политолога, расширение территории порождало ответные меры со стороны других международных игроков: зарубежные послы уже тогда использовали «черный пиар» в отношении Ивана Грозного, а опричнина сознательно педалировалась в работах западных историков. «При Грозном казнили чуть более 4 тыс. опасных преступников, а в той же Франции во время Варфоломеевской ночи погибли более 40 тыс. человек. Но тем не менее именно Грозный в международной истории того века ассоциировался со злодеем», — говорит Нечаев. Эксперт не исключает, что таким образом за счет региональных властей, возможно, произойдет переосмысление роли Ивана Грозного в истории.

Доктор политических наук Владимир Слатинов говорит, что инициатива установить в Орле памятник Ивану Грозному — попытка продемонстрировать, что ультрагосударственнический подход ныне востребован. «Те исторические персонажи, которые отличались особой жестокостью и массовым применением насилия, но при этом оставались поборниками Российского государства, сегодня в чести. И, соответственно, та линия, которая проводится сегодня, если не целиком ведет преемственность этих персонажей, то их не отрицает и подчеркивает в их деятельности больше позитивного, чем негативного. Это же касается и Сталина. Они тут стоят в одном ряду», — считает Слатинов.

Сегодня власть показывает, что поборники государства, которые пытались укрепить его ценой массовых репрессий и массированного насилия, вписываются в современную линию как позитивные персонажи, говорит эксперт, все остальное, что Иван Грозный основал Орел, например, — это уже вторично. «Впрочем, по реакции общественности мы видим, что далеко не восторженно эта идея принимается, — замечает Слатинов. — Все-таки общество, если не получило стопроцентную прививку от насилия, то оно где-то понимает, что отдавать должное памятниками таким персонажам — это оправдание массового насилия и убийства во имя государства. С одной стороны, общество хочет укрепления страны, с другой — оно все же чувствует, что есть грани, которые переходить не нужно».