Пенсионный советник

Россиянин погиб в донбасском бою

Украина сообщает о погибшем в Донбассе россиянине

Дмитрий Кириллов (Донбасс), Владимир Ващенко 12.07.2016, 15:19
Олеся Потапова/РИА «Новости»

В ночь на вторник в Донбассе был очередной бой. Под селом Троицким вооруженные формирования самопровозглашенной Луганской народной республики (ЛНР) после предварительной артиллерийской подготовки атаковали украинский опорный пункт. В бою со стороны ополченцев погиб один россиянин, уроженец Омска, и еще один оказался в плену.

Об атаке сообщил спикер украинской АТО (антитеррористической операции — так Киев называет конфликт на востоке Украины. — «Газета.Ru») полковник Андрей Лысенко. То же самое подтверждает официальная страничка украинского генштаба в Facebook.

Вес сообщениям добавляют пленные и убитые — в украинских СМИ их назвали «российскими военнослужащими», что сразу же вызвало большой резонанс. Украинская сторона сообщает, что при отходе диверсионно-разведывательная группа (ДРГ) из ЛНР оставила трех раненых. Один из них впоследствии скончался. Двоим была оказана помощь, и они оказались в плену.

Имя погибшего украинские военные назвали. Это россиянин Натан Цакиров из Омска. Генштаб Украины выложил на своей официальной странице в интернете скан паспорта Цакирова, сообщив, что тот работал снайпером.

Судя по скану паспорта, выданного в Екатеринбурге, погибшему было 40 лет. По имеющейся информации, Цакиров был рядовым бойцом в ополчении ЛНР и, скорее всего, это история про очередного российского добровольца.

Начинал Цакиров в Луганске. Военный билет у него местный, выдан военным комиссариатом ЛНР 18 сентября 2015 года. Судя по его страничке в соцсети «ВКонтакте», это был обычный россиянин невысокого достатка, героизировавший войну.

Как удалось выяснить «Газете.Ru», к Минобороны РФ он никакого отношения не имел. Цакиров родился в Омске, но перебрался в Екатеринбург, где трудился разнорабочим. «Он был строителем по образованию, а работал в заводской столовой сторожем. Также был на том же самом предприятии рабочим. Кроме того, по пятницам и субботам Цакиров подрабатывал диджеем в клубе, где я работаю ведущим мероприятий», — рассказал друг убитого Дмитрий Суворов.

«Единственное, что я знал о Цакирове, это то, что он хотел в будущем начать свой бизнес, а пока этого не получалось, он понемногу копил денег. Но кем он точно не был — так это российским военнослужащим, это я точно могу сказать», — говорит другой знакомый погибшего, Вадим Вергун.

По словам Суворова, Цакиров не любил рассказывать о своей личной жизни и близких людях. «Сейчас мы ищем его родственников, вдруг им помощь нужна? Пытаемся найти его родных в Омске. Он никогда не говорил с нами о Донбассе, и для нас было шоком узнать, что он туда отправился воевать», — добавляет Суворов.

Российские и не совсем

Информация про «трех российских бойцов», взятых в бою, говорит не о доказанной связи этих людей с ВС РФ, а скорее об общем восприятии ситуации на востоке Украины в Киеве.

В официальных сообщениях пресс-службы ВС Украины в последнее время часто фигурируют так называемые подразделения российских войск: 1АК (Донецк) и 2АК (Луганск). То есть сформированные армейские корпуса ДНР и ЛНР на Украине принято считать продолжением Вооруженных сил Российской Федерации. По этой логике, ополченцы самопровозглашенных республик, вне зависимости от их происхождения и даже гражданства, — это «российские военнослужащие».

Чаще всего о погибших «российских военнослужащих» сообщают страницы в Facebook, откуда и берут информацию многие СМИ. На официальных сайтах минобороны Украины такие формулировки обычно не используются.

Двое оставшихся в живых бойца ЛНР, попавших минувшей ночью в украинский плен, назвали себя командиром взвода и командиром роты. Судя по тому, что их документы генштаб Украины не продемонстрировал, они могут быть гражданами Украины. Захватила их 54-я бригада украинских ВС, о чем в деталях сообщается на страничке этой бригады в соцсетях. Там же демонстрируется фото одного из пленных и сообщается о трех «гражданах России». Служба безопасности Украины утверждает, что из двоих оставшихся в живых пленных россиянин только один. По этим данным, он уроженец Северодвинска Архангельской области.

«Продвижение очередной ДРГ врага вблизи села Троицкого наши парни заметили в полночь. Подпустив около 20 оккупантов на короткую дистанцию, они открыли прицельный огонь. Трое преступников получили ранения. Остальные, оставив своих на поле боя, спешно отошли, — сообщают представители 54-й бригады. — Медики 2-го батальона предоставили медицинскую помощь раненым. Двое в тяжелом, но стабильном состоянии. Один от полученных ранений умер. Сейчас задержанные на стационарном лечении под наблюдением врачей и военной службы правопорядка».

Видеозапись допроса одного из пленных, предположительно, упомянутого уроженца Северодвинска, уже есть в соцсетях. На нем мужчина, лежащий на койке в больничной палате под простыней, с трудом подбирая слова, рассказывает о том, каким образом он приехал на передовую из России.

«Нахожусь здесь, так как прохожу службу в седьмой (мотострелковой. — «Газета.Ru») бригаде шестой роты второго батальона. Звание мое — старший лейтенант, я — командир взвода», — говорит он.

Мужчина утверждает, что он воюет в Донбассе с марта 2016 года, но в августе собирался «сваливать» в Россию, так как понял бессмысленность этой войны. «Призываю всех, у кого есть семьи: парни, возвращайтесь домой!» — сказал он. Раненый также поблагодарил украинских врачей за то, что ему спасли ногу.

Бои в рамках минских правил

Донбасский конфликт развивается на довольно большой территории. На полноценную линию фронта людей не хватает. На линии противостояния есть малочисленные укрепленные взводные опорные пункты, держащие под огневым контролем ключевые дороги и развилки. Между ними — степи и поля. Это определяет и тактику. В горячей фазе здесь идет маневренная война, в нынешней тлеющей — частые пехотные рейды или действия диверсионно-разведывательных групп.

Ночной бой под Троицким нельзя назвать действием ДРГ, как утверждает страничка генштаба ВС Украины. Диверсанты, как правило, не атакуют после артиллерийской подготовки и не выходят на задания взводами. Они выходят малочисленными группами для постановки мин и выполнения отдельных акций. Ситуация, когда группа бойцов выходит в пехотный рейд для внезапного обстрела или захвата чужих позиций, не может считаться ни диверсией, ни тем более разведкой.

С февраля, когда перестрелки начались в донбасской Авдеевской промышленной зоне, сформировался новый тип боевых действий. Война идет в «разрешенном» формате, участники боевых действий используют недочеты в минских соглашениях, стараясь не попасться на глаза наблюдателям ОБСЕ.

Тяжелые калибры применяются в основном ночью и в ситуациях, когда наблюдателей ОБСЕ рядом нет и не предвидится. Мало кто обращает внимание, например, на ежедневные сообщения ОБСЕ о неисправности камер слежения миссии, направленных на поселок Октябрьский, это направление на донецкий аэропорт и Авдеевскую промзону.

Специальный усилитель сигнала с камер, расположенный в Донецке, был обесточен. К нему вооруженные люди не допускают ремонтников уже несколько недель. Камер слежения в Донбассе три. Продолжает работать только одна из них, на южном фланге войны с видом на поселок Широкино под Мариуполем.

Бои идут тоже в «разрешенных» зонах — в минских документах нет определения «серых» зон. Кроме того, Киев считает, что минские соглашения определяют Дебальцево и Саханку с селом Коминтернов как территории, подконтрольные Украине. Поэтому военные действия там вроде как не являются нарушением «Минска-2».

С зимы стороны борются за инициативу. В промзоне под Авдеевкой ВСУ определило слабое место, оттеснило оттуда части ДНР и закрепилось. С тех пор Авдеевку обороняют лучшие части 11-го мотострелкового полка ДНР (бывшая бригада «Восток»), чтобы не допустить новых операций такого типа. Под Дебальцево украинские войска, в свою очередь, недавно захватили три высоты, взводный опорный пункт, разрушили его и отошли назад.

В ситуации, когда сил и средств на линию фронта не хватает, выигрывает тот, кто проявляет инициативу, организует неожиданные удары и наносит максимальный ущерб противнику.

В нынешней «разрешенной» войне уже обозначились слабые места с обеих сторон. У Украины это позиции в непосредственной близости от густонаселенного Мариуполя и промышленной Авдеевки. У самопровозглашенных республик — точки под Горловкой, Авдеевкой и на Светлодарской дуге, где при минимальном продвижении можно перерубить коммуникации.

Ночной бой под Троицким — это очередная попытка ударить по болевой точке. Но, видимо, точку ополченцы выбрали не самую лучшую.

В засады попадают не только бойцы ДНР. Накануне боя под Троицким, в Хмельницком и городке Володарское Донецкой области хоронили двух бойцов 131-го отдельного разведывательного батальона ВСУ. Разведывательная группа нарвалась на фугас.

Каждый день АТО приносит подобные новости. За прошедшие сутки украинские потери составили одного убитого и десять раненых. Эти цифры считаются главным достижением «Минска». Ведь гибнут единицы, а не сотни.

Впрочем, активизация боестолкновений в Донбассе начинает действовать политикам на нервы. Источники «Газеты.Ru» в минской переговорной группе со стороны Украины утверждают, что продуктивная дискуссия проходит только в контексте сдерживания противоборствующих сторон и урегулирования военных инцидентов.