Пенсионный советник

Цвета украинской революции

Каким стал Киев в первые дни после государственного переворота

Максим Солопов (Киев) 25.02.2014, 21:59
Особой популярностью пользуется БТР в центре площади Независимости Getty Images
Особой популярностью пользуется БТР в центре площади Независимости

Над зданием Рады в Киеве рядом с желто-синим флагом развевается красно-черное знамя Украинской повстанческой армии. Административные здания города охраняют молодые люди в касках, бронежилетах и спортивных трико. По улицам передвигаются «сотни» вооруженных людей. Майдан тем временем превратился в главную достопримечательность украинской столицы. Корреспондент «Газеты.Ru» побывал в Киеве спустя несколько дней после свершившейся революции.

Жители и гости украинской столицы фотографируются на фоне неразобранных баррикад. Особой популярностью пользуется БТР в центре площади: брошенную во время бегства силовиков машину пригнали сюда из правительственного квартала, занятого в пятницу. Здания органов власти с тех пор так и охраняют отряды самообороны. Взрослые мужчины и молодежь, явно довольные своей новой ролью героических защитников Майдана, не спешат снимать с себя камуфляж, шлемы и самодельные латы всех видов. Стоящие в оцеплении держат в руках трофейные металлические щиты и разнообразные дубинки.

В Раде, над зданием которой теперь вместе с государственным флагом висит красно-черное знамя УПА (Украинской повстанческой армии), обсуждают люстрацию судей.

Люди на улице требуют более жестких мер. Многие выкрикивают лозунги: «Суд над судьями», «Люстрацию всех» и «Депутатам минимальную зарплату». Члены еще недавно правившей Партии регионов уже массово вышли из своей фракции, однако оказалось, что им не так просто покинуть здание Рады.

«Машины выпускаем — главное, чтобы там депутатов не было. Им еще надо поработать», — объясняет парень в каске, бронежилете и штанах Adidas, дежурящий возле шлагбаума.

За его спиной внушительный парк черных автомобилей представительского класса: мерседесы, лексусы, кадиллаки...

Рядом депутат от партии «Батькивщина» и по совместительству комендант Майдана Андрей Парубий успокаивает возмущенных бойцов третьей «сотни» обороны, которые в полном боевом обмундировании пришли к зданию Рады требовать объяснений, почему решения в парламенте принимаются без участия тех, кто сражался на баррикадах. При этом вместе с оппозицией продолжают заседать депутаты-регионалы. «Россия считает, что здесь нелегитимная власть. Если сейчас депутаты от регионов уйдут, у нас по конституции не будет возможности принимать законы. Мы бы не смогли принять отставку Януковича, назначить выборы. Вы же видите, мы работаем, мы принимаем нужные законы», — охлаждает Порубий пыл собравшихся, пока сотники помогают ему держать равновесие на невысоком заборчике вокруг Рады, придерживая за ноги.

Среди прочих принятых во вторник документов заявление к Международному суду в Гааге, позволяющее привлечь к ответственности ряд должностных лиц, причастных к массовым убийствам на Украине.

Соответствующее решение поддержали 324 парламентария, включая десятки бывших регионалов. «Принятие заявления позволит признать юрисдикцию Международного уголовного суда в отношении преступлений против человечности, совершенных на территории Украины в период с 21 ноября 2013 до 21 февраля 2014 года», — говорится в пояснительной записке к проекту заявления.

Ранее во вторник лидер фракции «Батькивщина» Арсений Яценюк также заявил, что в коалиционное правительство должны войти не политики, а люди, которые ассоциируются с победой Майдана. Он также отметил, что оппозиция полностью поддерживает требование улицы о том, что членами будущего правительства не должны стать участники списка богатейших людей Украины.

«Где я был?! Меня только 12 часов не было на Майдане, когда я без сознания лежал. Я капельницу вырвал, когда очнулся, и вернулся к хлопцам на передовую! Вот, посмотри, ноги посекло гранатой здесь, здесь и здесь. Ты где был? — сорвался депутат Парубий на щуплого молодого человека, усомнившегося в его подвигах на Майдане. — Да ты московский агент! Выводите его отсюда».

Накал политических споров спадает с появлением колонны студентов Колледжа культуры и искусств. Молодые люди и девушки несут в руках красные гвоздики и духовые инструменты. «Идем на Институтскую возложить цветы и исполнить гимн», — объясняет интеллигентный преподаватель в пальто. «Дорогу! Расступитесь!» — кричит регулировщик в покрытой копотью одежде при приближении колонны к баррикаде на Грушевского. Студенты в узких джинсах и румяные девушки, впервые пришедшие сюда, с интересом разглядывают надписи и конструкции. «Здесь беркут улетел на йух! Волынь», — написано на бетонных блоках, переходивших из рук в руки несколько раз.

Рядом редкое письменное напоминание о бедах «Беркута», надписи сделаны маркером: «Дайте нам стволы… Нас жгут, режут, бьют. Дайте милиции навести порядок».

Сразу за баррикадой знаменитая катапульта, сооруженная революционерами по всем правилам средневековой военной науки. Ее уже присвоил себе национальный художественный музей. Рядом, в японском ресторане на Грушевского, штаб одной из «сотен» с баннерами A.C.A.B. Чуть ниже студенты рассматривают место гибели Михаила Жизневского — одного из первых расстрелянных во время уличных боев. На стене «Кофе-Хауса» следы от пуль обведены маркером, а крайний к месту убийства столик украшен сердцем из кофейных зерен. Заведение уже давно заработало, но столик никто не трогает.

Все места гибели людей и сами баррикады усыпаны цветами в память о «небесной сотне» — погибших на баррикадах бойцах «сотен» обороны Майдана.

«Что там, в сгоревшем здании?» — «Дом профсоюзов. Там был штаб. У моего дяди там офис сгорел», — беседуют девушки с гвоздиками в руках.

«Слава Украине! — Героям слава!» — хором отвечают они на приветствия встречных людей.

Подойдя к месту расстрела на Институтской, оркестр колледжа начинает играть гимн Украины. «Душу й тіло ми положим за нашу свободу, І покажем, що ми, браття, козацького роду», — подхватывают прохожие: взрослые мужчины, женщины пенсионного возраста, молоденькие студентки и крепкие спортивные ребята в бронежилетах. Заканчивают пение общим скандированием лозунга «Україна понад усе!».