Пенсионный советник

«Никто не будет ничего громить»

Защитники Майдана берут Киев под контроль — репортаж «Газеты.Ru» с места событий

Максим Солопов (Киев) 22.02.2014, 16:50
__is_photorep_included5921781: 1

В Киеве — атмосфера победившей революции. После вступления в силу постановления Рады, предписывающего всем силовым структурам вернуться в места постоянной дислокации, из центра города исчезли «Беркут» и внутренние войска. Корреспондент «Газеты.Ru» наблюдал, как защитники Майдана охотились за снайперами, собирали трофеи с поля боя и дежурили вокруг здания парламента, принимавшего в пятницу вечером ключевые решения.

На мощной баррикаде возле стадиона «Динамо» на улице Грушевского не сразу решили, как реагировать на информацию о том, что путь к Раде и зданию кабмина открыт.

Еще вчера здесь работали снайперы; кордон возле баррикады, укрепленной металлическими щитами, до сих пор пропускает на передовую не всех. Корреспонденту «Газеты.Ru» в жилете с надписью «Пресса» удается пройти только после предъявления удостоверения и бронежилета. За периметр обороны не выпускают — туда только что отправилась разведка. Практически каждый защитник Майдана, завидев логотип московского издания, норовит пошутить по поводу ангажированности российской прессы.

«Шо там Медведев говорил, что стрелять в нас надо‽ Одни бандеры здесь‽ — улыбается мужчина лет сорока с выбитым глазом. — Ну я русский, у меня дед на войне погиб. Обо мне расскажи».

В час дня на «евромайдане» все еще выглядит по-военному. Женщина с подносом раздает бутерброды и чай бойцам с лицами, закопченными от дыма горевших покрышек. Она буквально навязывает угощение. Раздача еды активистами Майдана производится постоянно даже здесь, на передовой. В этот раз — бутерброды с салом, совсем недавно раздавали шоколадные батончики. Волонтеры несут продукты в таком количестве, что многое часто успевает испортиться. Особый «военный коммунизм» Майдана в эти дни полностью соответствует принципу «От каждого по способностям, каждому по потребностям».

Не только еда, но и медикаменты, строительные материалы, услуги такси, медицинская помощь, мобильная связь, рации, униформа, средства защиты и нападения, даже общественные туалеты — все это здесь приобретается волонтерами в силу возможностей каждого, а внутри баррикад становится бесплатным и общим.

«Выключите камеры! не снимать!» — кричит здоровяк с кувалдой. Со стороны Дома правительства вернулась разведка.

«Бегом! Подтянулись!» — командует людьми в масках парень в разгрузке с армейским штык-ножом на поясе. Меры предосторожности кажутся вполне понятными в связи с угрозой снайперского обстрела. В гостинице «Украина», например, оператору, пытавшемуся снимать с крыши, прострелили объектив.

Другая причина запрета на съемку становится понятна потом: в руках у вернувшихся разведчиков из «Правого сектора» обернутое в мешки оружие.

Судя по габаритам, это снайперские винтовки и автоматы. Несут его в сторону захваченных повстанцами зданий на Крещатике. «Беркут» побросал, похоже», — комментирует один из защитников баррикады.

После разведки вперед за противотанковые ежи позволяют идти и корреспонденту «Газеты.Ru». Улица Грушевского пуста. Только с краю в гражданском стоят несколько мужчин и женщин, некоторые вышли из квартир или офисов без верхней одежды.

Спрашиваю: «Стреляют?» «Кто ж знает? Сейчас вроде нет, но иди посмотри», — ухмыляется мужчина в кожаной куртке. Со стороны Рады спускается коллега с фотокамерой и жилетом с надписью «Пресса». Показывает, что путь свободен.

Вдоль Грушевского — брошенные пустые армейские грузовики, два бронированных водомета, припаркованные возле Верховной рады.

Людей нет. Справа — полукруглое здание кабмина, входы в которое укреплены металлическими листами. Двери закрыты. На первом этаже замечаю людей в форме. Подхожу к дверям с поднятыми руками, показывая в правой руке пресс-карту. Жестами спрашиваю разрешения войти, в ответ отрицательно качают головой.

На площади возле Рады атмосфера не такая напряженная. Из окон дорогих автомобилей водители и охранники депутатов разглядывают майдановцев-первопроходцев.

Несколько человек в грязной от сажи униформе, не снимая касок, озираются по сторонам. «Тикали они, дюже быстро тикали», — обращается к ним дворник в синей спецовке.

В парке возле рады брошенный сторонниками Януковича «Антимайдан»: большие брезентовые палатки с грязными матрасами и два десятка армейских полевых кухонь. Какой-то мужчина в форме морского офицера с деловым видом пытается организовать реквизицию всего этого.

«Это имущество минобороны. Все будет продано коменданту Майдана под роспись, а потом возвращено Украинской армии», — объясняет он подошедшим зевакам.

«Из России? Сними там в палатке российские деньги», — подзывает меня инициативный украинец в кожаной куртке и тут же разочаровывает, демонстрируя мелочь. Поиск доказательств поддержки Россией режима Януковича порой доходит до абсурда: «ручные гранаты, естественно, российского производства» и старый шеврон «МВД России», вероятнее всего, переданный кем-то из протестующих со своего бушлата, в руках певицы Русланы приобретают силу важных улик.

Возле входа в Раду один из оппозиционных депутатов просит шестерых молодых людей в масках и разгрузках отойти, чтобы не пугать регионалов, которым еще предстоит голосовать за амнистию и конституцию.

«Мы никого не трогаем, никого не пугаем», — ответил один из них, держа руку на топоре, заткнутом за пояс. «Мы пришли сюда поддерживать порядок. Никто не будет ничего громить, наоборот, мы покажем, как лгут эти хищники, называя нас экстремистами», — поясняет он корреспонденту «Газеты.Ru».

После голосования к зданиям Рады и кабмина подтянулись более организованные отряды обороны Майдана. «Типа защищаем. Знаешь, если будут громить, я отойду в сторону или патроны буду подавать», — говорит футбольный фанат из Черкасс Андрей. Он активист движения «Спiльна справа» («Общее дело»), стихийно возникшего на Майдане. Рассуждает о прогрессивном налогообложении и развитии на территории свободной от коррупции Украины логистических предприятий.

Активисты, взявшие под защиту кабмин, выставили оцепление по периметру.

В одном из них узнаю здорового крепкого парня с трубой, охранявшего лабораторию по изготовлению «коктейлей Молотова». Координируют новую охрану сотник Жак в разгрузке и с рацией и более скромный начальник прежней охраны из военных. «У нас полное взаимодействие, — объясняет начальник старой охраны. — Несем службу в соответствии со своими обязанностями». Говорит, никаких снайперов на здании кабмина он не видел.

Неожиданно на заднем плане возникает картина погони: военный «УАЗ» на скорости влетел в переулок между кабмином и соседним зданием. За ним на легковых машинах активисты обороны Майдана. «УАЗ» остановился, упершись в перегородившие проезд грузовики.

«Снайперы! Снайперы!» — кричат преследующие, пригибаясь к земле и прячась за выступами зданий.

Прежде чем майдановцы перебежками подбежали к уазику и за несколько секунд разворотили его, находившиеся внутри люди уже перебрались через преграждавшие им путь грузовики и скрылись. «Видишь, они переодевались!» — показывает мне черную куртку без опознавательных знаков знакомый защитник Институтской баррикады, где погибло больше всего людей. В такой же по фасону униформе действительно были стрелявшие в четверг из-за спин «Беркута».

Адресный поиск врагов теперь главное занятие, в первую очередь для «Правого сектора», к которому готовы присоединиться и простые активисты обороны Майдана. Что делать с присвоенным имуществом, пока никто не решил.

Что-то реквизируют для лагеря на Майдане: два полицейских водомета пронеслись ночью вниз в сторону Крещатика по Кругоуниверситеской улице. Водитель одного из них, не справившись с управлением тяжелой машины, врезался в стену, чудом никого не прибив бронированной кабиной.

Многие депутаты-«регионалы», отличавшиеся агрессивной риторикой, сбежали из страны. Глава МВД Захарченко, по сведениям оппозиции, бежал в Белоруссию. Охрана президентской резиденции «Межигорье» под Киевом пригласила прессу, чтобы сообщить, что вещи Януковича были вывезены в пятницу, а где он сам, неизвестно. Только в субботу днем выяснилось, что президент отправился в Харьков, где открылся съезд депутатов всех уровней юго-восточных областей Украины.