Следствие не узнало поручителей по «болотному делу»

Обвиняемые по «болотному делу» Николай Кавказский и Леонид Ковязин останутся в СИЗО до 6 июля

Лев Македонов 04.03.2013, 19:21

Басманный суд в понедельник продлил арест еще двум фигурантам «болотного дела», внештатному журналисту кировской газеты «Вятский наблюдатель» Леониду Ковязину и правозащитнику Николаю Кавказскому. Они останутся в СИЗО до 6 июля.

Адвокаты обоих подследственных – в дело Кавказского вошел бывший защитник по «делу ЮКОСа» Вадим Клювгант, а Ковязина по-прежнему защищают Руслан Чанидзе и Владимир Самарин – просили судью пересмотреть меру пресечения, приводя знакомые доводы: указания на невозможность для их подзащитных влиять на следствие, уже собравшее обвинительные доказательства, положительные характеристики и поручительства.

Клювгант требовал от следователя уточнить обоснования для ареста, например мотивы конфликта Кавказского и пострадавшего полицейского — следствие утверждает, что в стычке между манифестантами и ОМОНом на Болотной площади 6 мая 2012 года юрист «Комитета за гражданские права» нанес «как минимум один удар ногой» представителю правопорядка. Однако следователь Алексей Быков парировал это заявлением, что условия, при которых в июле Кавказский арестовывался в первый раз, не изменились. Фигурант «болотного дела» может скрыться и продолжить заниматься преступной деятельностью, заявил следователь, уточнив, что в СИЗО гарантировали, что у Кавказского нет тяжелых хронических заболеваний.

Поручительства за Ковязина, представленные режиссером Мариной Разбежкиной, худруком кировского «Театра на Спасской» Бориса Павловича и журналисткой радиостанции «Эхо Москвы» Аллой Максимовой, судья Демидович в расчет не взяла. Представлявший сторону обвинения следователь Алексей Быков категорически настаивал против личного поручительства, поскольку «следствие не знает этих людей».

В качестве аргументов в поддержку продления ареста Быков привел помимо отсутствия московской регистрации и постоянной работы (в газете Ковязин работает внештатно) и тот факт, что фигурант «болотного дела» не женат.