Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

«Вы запускаете механизм самоуничтожения власти»

Государственная дума 291 голосами при 150 возражавших против этого решения лишила Геннадия Гудкова депутатского мандата

Екатерина Винокурова 14.09.2012, 16:10
Госдума 291 голосом «за» лишила Гудкова-ст. мандата ИТАР-ТАСС
Госдума 291 голосом «за» лишила Гудкова-ст. мандата

Геннадий Гудков лишен депутатского мандата голосами «Единой России» и ЛДПР, за исключением Станислава Говорухина, Александра Хинштейна и Бориса Резника. Подлинность единственного «доказательства» участия Гудкова в предпринимательской деятельности так и не была доказана, но депутатов это не смутило. За ходом беспрецедентного заседания Госдумы наблюдал корреспондент «Газеты.Ru».

Заседание Госдумы, на котором оппозиционера Геннадия Гудкова в беспрецедентном досудебном порядке лишили депутатских полномочий до решения суда о доказанности его вины в незаконном предпринимательстве, началось со сравнений нынешнего парламента с парламентом фашистской Германии.

Около десятка депутатов от «Справедливой России» и КПРФ требовали снять вопрос о лишении Гудкова мандата с повестки дня.

— Академика Сахарова при советской власти не лишили научного статуса именно потому, что прецеденты досудебного лишения полномочий депутатов и академиков были в фашистской Германии, и мы все помним, чем это закончилось, — почти в один голос говорили депутат-справедливоросс Илья Пономарев и коммунист Анатолий Локоть.

— Вспомните лишение мандата Сергея Мавроди, это тоже было в досудебном порядке, и коммунисты выступали за это, — ехидно парировал экс-справедливоросс Алексей Митрофанов, которого чуть позже лидер ЛДПР Владимир Жириновский публично позвал вернуться в ряды ЛДПР, назвав «красой и гордостью» парламента.

Кроме того, оппозиционные депутаты пытались обратить внимание Госдумы на то, что раз уж парламент превращен в суд, то необходимо обеспечить хотя бы равенство сторон. И если против Гудкова выступают сразу три стороны — Следственный комитет, Генпрокуратура и председатель думской комиссии по проверке деклараций о доходах депутатов Владимир Васильев, то Гудкову следует увеличить время для выступления. Или хотя бы дать выступить депутату от «Справедливой России» из той же комиссии Татьяне Москальковой, которая в отличие от Васильева и единороссов сочла, что проверка в отношении Гудкова не выявила убедительных доказательств нарушения им закона «О статусе депутата».

Все эти предложения были единодушно отклонены единороссами, а Пономарев и Локоть удостоились замечания депутата от ЕР Михаила Маркелова, заявившего, что в стране, победившей фашизм, любые сравнения с гитлеровской Германии звучат неуместно.

Слово дали заместителю генпрокурора Владимиру Малиновскому и заместителю руководителя Следственного комитета, бывшей однокурснице премьер-министра Медведева Елене Леоненко.

Выступление Малиновского звучало крайне невнятно: фактически он повторил текст, который был ранее зачитан представителем Генпрокуратуры на комиссии Васильева. По версии Генпрокуратуры, в 2008—2010 гг. Гудков участвовал в собраниях акционеров компаний, учредителем которых он является. Доказательствами же его участия в предпринимательской деятельности в 2012 году являются протокол собрания ООО «Коломенский строитель» от 5 июля 2012 года (появившийся в деле 7 сентября, уже после запроса Генпрокуратуры о лишении Гудкова мандата. — «Газета.Ru»), а также результаты прослушки телефонных разговоров депутата с высокопоставленными чиновниками в мае, когда прокуратура пришла с проверкой в ЧОП «Пантан», принадлежащее его супруге.

Выступление единоросса Владимира Васильева, много лет работавшего с Гудковым в комитете по безопасности, было более ярким.

— Большинство материалов, представленных Следственным комитетом в комиссию, не относятся к деятельности Гудкова в текущем созыве Госдумы, но прямо перед итоговым заседанием комиссии следствие предоставило нам протокол от 2012 года и стенограмму телефонных переговоров Гудкова во время проверки ЧОП «Пантан». Да, Геннадий Гудков сказал, что протокола от 5 июля 2012 года он не подписывал и видит его впервые, но подписи его и его супруги на документе стоят. Некоторые члены комиссии сказали, что подлинность документа надо проверять, но я и другие члены комиссии заняли иную позицию, что никаких отсрочек мы дать Гудкову не можем, потому что в деле есть документы 2008—2010 года об участии Гудкова в собраниях учредителей иных фирм, учредителем которых он является, — не смущаясь, говорил Васильев. — Мы сочли эти основания достаточными, чтобы поставить вопрос о лишении Гудкова полномочий перед палатой. Если вы думаете, что я смогу ответить на ваши вопросы, извините, не получится. Да, мы создаем новую процедуру внесудебного освобождения депутата от должности, но это необходимо, чтобы наша страна шла вперед. Если закон «О статусе депутата» не работает, необходимо создавать новые процедуры. Вы говорите, что у нас нет презумпции невиновности… по отношению к депутатам — возможно.

Наконец на трибуну поднялся Гудков со своим предпоследним словом – ему еще дали выступить в самом конце, после того как прозвучали вопросы представителей фракций.

— То, что сейчас происходит в Госдуме, — это судилище и политическая месть, вы мочите оппонентов в сортире, как сказал ваш лидер. Не хочу даже обсуждать ваши проверки и их итоги, сделанные по команде из Кремля. Ваше единственное «доказательство» — фальшивка, туз из рукава, так как моей супруги не было в России в те даты, когда мы с ней якобы проводили собрание учредителей, о чем гласит ваш фальшивый протокол. Все, что творится в парламенте, — это позор страны и преступление против Конституции. Вам уже никто не верит, но ваше время скоро закончится! —говорил Гудков, впрочем, явно понимая: что бы он ни сказал, на ход дела это уже не повлияет.

«Иуда», — донеслось из зала (по неподтвержденным данным от телекорреспондентов, присутствовавших в зале, слова принадлежали председателю думской комиссии по этике Владимиру Пехтину, другой источник подтверждает, что слова прозвучали именно из этого угла).

— Пошел на ***, — прозвучал ответ (по данным из того же источника, слова принадлежали Геннадию Гудкову, спустившемуся с трибуны, по другим — эти слова принадлежали неизвестному единороссу и были произнесены в адрес того же Гудкова).

— Вы опускаете статус депутата Госдумы ниже плинтуса, выражаясь подобными словами о статусе депутата и о том, что оппозицию кто-то мочит в сортире, — попытался возмутиться депутат от ЛДПР Алексей Диденко.

— Статус парламента опускают ниже плинтуса не мои высказывания, а сами депутаты, бормотания представителей Следственного комитета и Генпрокуратуры, голосование по свистку, лишение парламента всех полномочий и превращение его в место для сведения счетов. Когда вы лишали мандата Мавроди, у Госдумы толпились обманутые им люди, требуя растерзать его, а сегодня у Госдумы стоят мои сторонники. Одумайтесь, пока не поздно, — ответил ему Гудков.

Депутаты от оппозиции наводящими вопросами заставили Следственный комитет признать, что дело против Гудкова по статье «Незаконное предпринимательство» на основании именно тех документов, согласно которым силовики требуют лишить его мандата, было прекращено «за отсутствием состава преступления» еще 24 августа, возобновлено лишь 7 сентября, а доследственная проверка будет завершена лишь 23 сентября.

Ни эта информация, ни доводы Гудкова о фальшивости протокола собрания ООО «Коломенский строитель», так как, согласно штампу в загранпаспорте его жены, которая тоже значится подписантом, ее на тот момент не было в России, на думское большинство впечатления не произвели.

В кратком перерыве драматизм общей ситуации несколько разбавило появление «нового парламентского корреспондента НТВ», активистки движения «Сталь» Светы из Иваново, пытавшейся грудью и призывом «Геннадий Андреевич!» (так зовут лидера КПРФ Зюганова, отчество Гудкова — Владимирович. — «Газета.Ru») проложить дорогу к Геннадию Гудкову. Однако после получасовой паузы обсуждение возобновилось.

Следственный комитет и Генпрокуратура от финального слова отказались, а Васильев зачитал по бумажке выводы комиссии о том, что «доводы следствия являются достаточными».

Думские фракции выступили, как и ожидалось: «Справедливая Россия» и КПРФ объявили, что нынешний процесс является политической расправой, а ЛДПР и «Единая Россия» — что «перед законом все равны» и что Гудкова надо мандата лишить.

— Мы поддержим постановление! «Справедливая Россия» украла у нас кресла в Госдуме, одна краса и гордость у вас есть — Алексей Митрофанов! Время левой идеологии ушло, — кричал лидер ЛДПР Владимир Жириновский.

— Вы создаете опасный прецедент, когда «Единая Россия» своим большинством голосов может забрать мандат у любого неугодного депутата... Вопрос лишения депутата мандата без решения суда никак не урегулирован законодательством, и иначе, как произволом, происходящее назвать нельзя. Подлинность единственной улики против Гудкова не проверена, сам он ее отрицает. Если у нас тут суд, то я, как бывший судья, могу вам сказать, что все спорные обстоятельства должны трактоваться в пользу обвиняемого. Мы, коммунисты, за строгое соблюдение закона, но мы против кампанейщины и политической расправы с неугодными, — выступал глава юридической службы КПРФ депутат Вадим Соловьев.

— То, что здесь происходит, — это грубейшее попрание Конституции. Это спланированная акция по лишению мандата члена оппозиционной партии и внесудебная политическая расправа. Гудков войдет в историю, а вы послушное большинство, нарушающее основной закон страны по указке сверху. Вы ступили на опасный путь, решив лишить вашего коллегу полномочий, основываясь лишь на одном никак не исследованном документе. Вы принимаете это решение лишь потому, что боитесь своего народа. Мы обратились в Конституционный суд и уверены, что он признает сегодняшнее решение незаконным, — говорил лидер «Справедливой России» Сергей Миронов.

— Все СМИ сейчас кричат о нашей солидарности друг с другом, мол, как вы сдаете своих. Неужели сейчас, после скандала с Гудковым, его статус и наша корпоративность не позволят ему ответить по закону? Расправа — слишком сильное слово, его не сажают в тюрьму, не запрещают заниматься политикой, а лишь лишают думского мандата, — говорил замсекретаря президиума генсовета «Единой России» Андрей Исаев.

Геннадий Гудков поднялся на трибуну в последний раз, как будто разом успокоившись.

— Уважаемые коллеги, скажу вам последнее слово. В мире были исторические прецеденты лишения мандатов депутатов без суда. Мои коллеги правильно вспомнили фашистскую Германию, точно так же, без суда, были изгнаны из парламента Моралес и Ганди. Они стали президентами своих стран. Куда вы ведете Россию? В болото? У нас была уже страна советов, теперь — страна запретов. На что вы надеетесь — что народ ничего не видит? Он все видит, что творит власть, и не обижайтесь потом на свой народ.

Сегодняшним решением вы запускаете механизм самоуничтожения власти, вы сами ее разрушаете. Вы используете свою власть для репрессий, но наш народ уже не загнать на кухни, он будет требовать честной жизни и честных выборов.

Да, мы заложники нынешнего оккупационного режима, который решает, как нам жить, любить, что можно решать, что нельзя. Кого вы обманываете? Если и есть сейчас буревестник потрясений, то это вы, агрессивно-послушное большинство.

И потрясения обернутся бедой для нас, для вас и для всего нашего народа. Куда вы страну ведете? Вы считаете, вы меня лишаете мандата? Нет, вы лишаете мандата сотни тысяч моих избирателей, потому что именно они являются источником власти в стране. За все происходящее рано или поздно мы все будем отвечать. Но у меня осталось главное — надежда, что весь этот шабаш ведьм продлится недолго. Я хочу поблагодарить всех за совместную работу. Мне стыдно за власть и стыдно за страну. Я готов уйти, но уйти, чтобы вернуться и построить новую Россию. Мы победим, победят правда и Конституция. Мы вернемся. Спасибо.

За лишение Гудкова мандата проголосовал 291 депутат, против — 150, трое воздержались. Согласно отчету о поименном голосовании, из «Единой России» против лишения Гудкова мандата голосовал Станислав Говорухин, воздержались Борис Резник, Юрий Васильев и Михаил Моисеев (последний, впрочем, сразу после заседания заявил, что голосовал за, но произошла техническая ошибка).

Александр Хинштейн в зале заседаний отсутствовал вместе с карточкой для голосования. ЛДПР голосовала за при отсутствии депутата Вайнштейна. Коммунисты голосовали против при отсутствии депутата Бифова. «Справедливая Россия» голосовала против лишения Гудкова мандата, однако трое исключенных из партии еще в мае депутатов — Николай Лакутин, Алексей Митрофанов и Игорь Зотов — голосовали за это решение. В зале отсутствовали «эсеры» Олег Михеев, Сергей Петров и Алексей Чепа.