Еда задержана, касса пропала

После столкновений с ОМОНом в лагере оппозиции пропали деньги и еда

Екатерина Савина 17.05.2012, 11:10
__is_photorep_included4588317: 1

ОМОН едва не разогнал уже второй за сутки лагерь оппозиции на Кудринской площади. Активистов обвинили в несанкционированной раздаче еды, задержаны более 20 человек, включая активиста Илью Яшина, который может получить 15 суток. Переговоры с полицией и мэрией продолжались почти всю ночь, но гарантий того, что их не разгонят, обитатели лагеря так и не получили.

Первый вечер лагеря на Кудринской площади у станции метро «Баррикадная» начинался спокойно — игрой в бадминтон и лекциями про гомофобию и технику проведения мирных акций. Оппозиционер Илья Яшин осваивал двухколесные виды транспорта, катаясь по площади то на велосипеде, то на самокате.

Утром, после того как ОМОН согнал активистов с Чистых прудов и они пришли к высотке на площади Восстания, Яшин обещал, что лагерь на Садовом кольце будет существовать, «пока не погонят». Но настроение у него было бодрое: оппозиция надеялась легализоваться с помощью совета депутатов Пресненского района, который состоит преимущественно из коммунистов и членов «Справедливой России». Легализоваться значит получить разрешение на установку туалетных кабинок. Заседание совета намечено на 15.00 четверга.

На нем намерен присутствовать и депутат Госдумы от «Справедливой России» Дмитрий Гудков. Он ранним вечером проводил экскурсию по лагерю для депутата Мосгордумы Кирилла Щитова, бывшего когда-то одним из руководителей «Молодой гвардии Единой России». Щитов говорил, что ему уже жаловались жители Пресненского района, говорили, что лагерь им мешает. Именно жалоба нескольких жителей Чистых прудов (оппозиция считает их активистами «Единой России») и стала поводом для разгона лагеря у памятника Абаю Кунанбаеву. Выгнать обитателей лагеря с Кудринской жители не могут: территория считается территорией общего пользования, а не придомовой, объяснил «Газете.Ru» знакомый юрист. В итоге Гудков и Щитов сошлись на том, что жалобы жителей Пресни должны быть подтверждены видеозаписями, и Щитов даже пообещал, что не будет писать запросов, не имея на руках доказательств того, что жители говорят правду.

Казалось, на этом все конфликты исчерпаны. Молодежь пела под гитару песни Цоя, активисты движения «Еда вместо бомб» раздавали вегетарианскую еду, когда уже вечером на площадь пришла полиция.

Еду отобрали, активистов жестко задержали и отнесли в автобус. Позже выяснилось, что куда-то исчез еще и ящик с пожертвованиями на еду и прочую жизнедеятельность лагеря. В ящике, по разным данным, было от нескольких десятков тысяч до 250 тысяч рублей.

«ОМОН, верни кассу!» — скандировали протестующие, окружив автобус полиции и не давая ему тронуться с места. Некоторых из тех, кто окружал автобус, тоже задержали. В автозаке оказался и Яшин, правда, с места двинуться его автобус не мог — кто-то проколол шины. В следующей партии задержанных оказались несколько человек, выбежавших на Садовое кольцо. Казалось, просто в панике, без намерения его перекрывать. После этого всех, кто остался на свободе (не меньше тысячи человек), оттеснили в сквер на площади.

Обычных полицейских в какой-то момент заменил ОМОН в полной экипировке. Вечером на площади были уже все чиновники, занимающиеся сопровождением «народных гуляний». А в разных точках площади корреспондент «Газеты.Ru» наблюдала заммэра Александра Горбенко, и. о. начальника ГУВД Москвы Виктора Голованова и начальника департамента охраны общественного порядка МВД России Юрия Демидова. Власти согласились на переговоры с оппозицией, правда, только после того, как ассамблея лагеря договорилась стоять на площади до того момента, как ее начнут вытеснять. Переговорщиком со стороны властей был назначен замначальника УВД ЦАО Юрий Здоренко, со стороны оппозиции — помощница депутата Пономорева Алена Попова.

Предложение Здоренко было таким: полиция отпускает всех задержанных, кроме трех человек, которые якобы порезали шины милицейскому автобусу и еще оказывали сопротивление. В обмен на это оппозиция должна была дать обещание не топтать газоны, не спать на них и классифицировать мероприятие как народный сход. То есть то, что оппозиция и так делала.

На вопрос толпы, за что задержали тех, кто раздавал еду, полицейский ответил, что раздача еды была «несанкционированной». Люди засмеялись и попытались попросить санкцию на «подышать». «Деньги ваши никто не брал», — потупившись, заявил Здоренко.

Все его слова дублировались так называемым «живым микрофоном» — когда толпа хором повторяет за оратором. Это делается потому, что звукоусиливающую аппаратуру использовать нельзя, а людей много, но слышно только первым рядам. Активисты на предложение полковника не согласились, требуя освободить всех, кто был задержан, а заодно снять полицейское оцепление. Здоренко заявил, что на это у него нет полномочий, а Поповой предложил посмотреть видеозапись, которая доказывает, что шины резали, а полицейским сопротивлялись. Посмотрев, она рассказала, что ничего подобного на пленке нет, а есть только то, что один из молодых людей при задержании пытается защититься.

Переговоры длились несколько часов, но не привели ни к чему. Кроме Поповой их вели депутаты Гудков и Пономарев и телеведущая Ксения Собчак. Они говорили, что обещаниям не разгонять лагерь не верят. В какой-то момент на площади появился политолог Сергей Марков, его чуть не прогнали. Марков говорил, что оппозиция, теряя популярность, ищет «новые формы протеста». «Скажите спасибо, что мы без оружия», — отреагировал кто-то в толпе. Помогать задержанным политолог не стал, но покрутился перед телекамерами. Ближе к трем утра, активистов начали отпускать — кого-то без протоколов, кого-то с протоколом о переходе улицы в неположенном месте. Меньше других повезло Яшину: по сведениям Гудкова и Пономарева, его обвиняют в неподчинении сотрудникам полиции. Эта статья предусматривает 15 суток ареста.