Пенсионный советник

Кремль не помог

Переговоры между оппозицией и властями Южной Осетии при посредничестве Кремля ни к чему не привели

Екатерина Савина (Цхинвали) 01.12.2011, 22:24
Алла Джиоева РИА «Новости»
Алла Джиоева

Переговоры Кремля с оппозицией и властями Южной Осетии не увенчались успехом: по сообщению бывшего секретаря cовбеза республики, соратника Аллы Джиоевой Анатолия Баранкевича, чиновник из администрации президента РФ улетел в Москву. Джиоева от долгого стояния на митингах потеряла голос, а оппозиционеры уже разбивают на центральной площади Цхинвали палаточный лагерь и жгут костры.

Югоосетинская оппозиция в четверг днем вышла на очередную акцию протеста на центральной площади Цхинвали. С каждым днем они начинаются все позже, но, уже традиционно, с шествия от штаба кандидата в президенты Аллы Джиоевой с российскими и югоосетинскими флагами, громко скандируя «Алла!» и «Россия!». До центральной площади, где расположен комплекс правительственных зданий, колонна примерно из 500 человек добралась только около 13.30. Если накануне оппозиция стояла прямо напротив входа в ЦИК, администрации президента и правительства (вход один), то на этот раз все пути к зданиям были перекрыты двумя милицейскими машинами. Рядом стояли несколько грузовиков югоосетинског ОМОНа — они были пусты, но площадь наводнили люди в камуфляже и с автоматами. Несколько человек не из числа лидеров оппозиции попытались преодолеть эти кордоны, но были остановлены соратником Джиоевой, бывшим кандидатом в президенты и членом сформированного оппозицией государственного совета Владимиром Келехсаевым.

Контролировать людей все сложнее, а омоновцы прибавляют работы, потому что «говорят всякие неприятные слова и провоцируют», пожаловался он «Газете.Ru».

На вопрос, какие это слова, Келехсаев ответить отказался, потому что «такое повторять неприлично».

Тем временем на площади Джиоева и еще один ее соратник, экс-секретарь республиканского совбеза Анатолий Баранкевич, объявили ультиматум президенту Эдуарду Кокойты и дали ему время до 18.00 для того, чтобы решение Верховного суда, признавшего выборы незаконными, и решение парламента о назначении новых выборов 25 марта были отменены, а сам Кокойты признал оппозиционерку президентом. После этого оппозиционеры призвали своих сторонников сделать все, чтобы «не создавать провокационных ситуаций». «Там, в бронемашинах, люди. Они ждут, чтобы выстрелить, — сказал Баранкевич. — А власти ждут повода, чтобы объявить режим чрезвычайной ситуации. Мы будем действовать в правовых рамках. Кто не согласен, пусть уходит, если не согласны все — уйду я». Несогласных не нашлось, они поддержали выступающего криками. В это время на крыше правительственного здания корреспондент «Газеты.Ru» заметил нескольких снайперов — они показывались каждый раз, когда люди на площади кричали.

Через полчаса Джиоева, Келехсаев и еще один член образованного оппозиционерами госсовета, замглавы МИДа Алан Плиев, отправились в правительство на встречу с начальником управления администрации президента РФ Сергеем Винокуровым. Люди стали расходиться с площади. «Мы вернемся к 18.00, и тогда время Кокойты закончится, — надеялся один из оппозиционеров. — Мы должны победить или уехать из республики. Пусть стреляют, пусть делают, что хотят. Мы будем здесь».

В это время в правительстве проходило совещание силовиков — руководителей МВД, КГБ, минобороны и ОМОНа. «Процессы, которые происходят, могут в любой момент выйти за рамки, — признавался руководитель КГБ Борис Аттоев. — Там есть масса людей, которые придерживаются принципов, но есть и те, которые способны спровоцировать силовое столкновение. Пока власть де-юре не сменилась, мы должны действовать строго в рамках закона. А если будет попытка захватить здание, то это будет расценено как захват власти». Глава КГБ заверил, что руководители всех силовых структур запретили своим сотрудникам применять оружие.

«Но, если откроют огонь по ним (сотрудникам), я ничего гарантировать не могу», — добавил он.

Срок ультиматума подходил к концу. Люди, которые ушли с площади, к 18.00 начали на нее возвращаться. В железных бочках развели костры, дрова для которых подвозили на «Газелях», откуда-то появились огромные, похожие на армейские палатки, с асфальта лопатами счистили лед. Протестующие стояли тихо, некоторые завернулись в югоосетинские флаги, кто мог пробиться к бочкам — грели руки у огня. К публике снова вышел Баранкевич. Он рассказал, что на переговорах с Кремлем обсуждается, в частности, вариант ухода в отставку Кокойты на время разрешения ситуации. Исполняющим обязанности президента в этом случае станет председатель правительства. А сами переговоры будут продолжаться. «Давайте наберемся сил, постоим сегодня, завтра…» — попросил он людей. «Хоть послезавтра!» — ответил кто-то в толпе. Джиоева снова появилась на площади только через час. Вместо обычного расшитого цветами шарфа она тоже повязала на шубу красно-бело-желтый флаг. Но говорить она уже не могла — как она выразилась, «по техническим причинам».

Вечером стало ясно, что переговоры между оппозиционеркой Джиоевой и чиновником администрации президента России Винокуровым закончились, но к единому решению стороны так и не пришли. Баранкевич сообщил митингующим, что Винокуров в ближайшее время вылетает в Москву, чтобы рассказать своему руководству о ситуации в Южной Осетии.

«Винокуров видел все своими глазами, убедился сам, что здесь происходит. Нам придется здесь остаться. Остаться до победы», — заявил Баранкевич, призвав людей не расходиться.

«Мы озвучили нашу позицию. Мы сошлись в одном — что максимально нужно стараться выйти из ситуации мирным путем. С нашей стороны надеюсь, что руководство придерживается того же мнения. Мы за то, чтобы мнение народа уважали», — заявил журналистам Плиев. Он также добавил: «Мы высказали мнение о том, что итоги выборов должны быть опубликованы». На вопрос корреспондента «Газеты.Ru», что конкретно будет происходить дальше, Плиев грустно ответил: «Да бог его знает».