Партнер по убежищу

Соратник Березовского получил убежище в Великобритании

ИТАР-ТАСС
Английский суд предоставил политическое убежище еще одному деловому партнеру Бориса Березовского ― Николаю Глушкову. Суд признал его уголовное преследование в России политически мотивированным, сказал журналистам сам беженец.

Во вторник вечером стало известно, что Верховный суд Англии предоставил политическое убежище Николаю Глушкову ― бывшему первому заместителю гендиректора компании «Аэрофлот» и деловому партнеру другого политического беглеца ― Бориса Березовского. В интервью израильскому изданию «Курсор» сам Глушков заявил, что английский Верховный суд признал его преследование в России политически мотивированным и решение о предоставлении ему политического убежища «окончательное и обжалованию не подлежит». Остальные подробности своего дела Глушков посоветовал искать в постановлении суда, доступа к которому у журналистов пока нет.

Глушков подал прошение о предоставлении политического убежища летом 2006 года, после того как Савеловский суд Москвы вынес ему обвинительный приговор по обвинению в «хищении путем мошенничества» средств «Аэрофлота».

В России Глушков и еще один заместитель гендиректора «Аэрофлота» Александр Красненкер обвинялись в мошенничестве, отмывании денег и невозвращении из-за границы средств в иностранной валюте. По версии следствия, в 1996 году обвиняемые намеренно ввели в заблуждение бывшего руководителя «Аэрофлота» маршала Евгения Шапошникова, убедив его в экономической целесообразности и необходимости концентрации свободных валютных ресурсов «Аэрофлота» в едином центре ― на счету швейцарской фирмы Andava, одним из учредителей и акционеров которой был Глушков. С весны 1996-го по осень 1997 года через Andava прошло более $252 млн. Часть средств, утверждала Генпрокуратура, переводилась на личные счета Глушкова, Красненкера, а также главного бухгалтера «Аэрофлота» Лидии Крыжевской в швейцарском банке Credit Suisse. Ни Красненкер, ни Крыжевская на протяжении всего следствия не арестовывались, а находились под подпиской о невыезде, а Глушков к моменту окончания суда более трех лет провел в Лефортовском изоляторе ФСБ.

Изначально обвинение в незаконном предпринимательстве и отмывании денег было предъявлено также Березовскому, но затем следствие от своих претензий отказалось и сосредоточило свои усилия на Глушкове, Красненкере и их коллегах.

Своей вины по предъявленным обвинениям Глушков не признал. Суду он заявил, что его действия были направлены только на консолидацию валютной выручки «Аэрофлота» и они привели к росту стоимости акций компании в 30 раз.

О законности действий менеджмента в Генпрокуратуру РФ писал прежний глава Центробанка РФ Виктор Геращенко, а сам «Аэрофлот» после ареста Глушкова как ни в чем не бывало продолжил сотрудничество с швейцарской Andava.

В марте 2004 года Савеловский суд оправдал Глушкова, для которого обвинение просило 8 лет заключения, и других обвиняемых по ст. 159 УК РФ (хищение путем мошенничества) и ст. 174 УК РФ (легализация (отмывание) денежных средств, нажитых преступным путем). По более легким статьям ― ст. 193 УК РФ (о невозвращении средств из-за границы) и ст. 201 УК РФ (злоупотреблении служебными полномочиями) ― суд приговорил Глушкова к 3 годам и 3 месяцам заключения. Однако суд учел отбытые Глушковым годы в СИЗО и постановил освободить его в зале суда. Глушков тогда назвал судью «смелым человеком», а Красненкер заявил, что с учетом ситуации в стране суд вынес «максимально справедливый приговор».

При вынесении обвинительного приговора Глушкову судом было также учтено обвинение в побеге из Гематологического центра РАМН в апреле 2001 года. К тому моменту Глушков уже почти полгода пробыл в Лефортовском СИЗО (был арестован в начале декабря 2000 года), в гематологическом центре проходил лечение от тяжелого наследственного заболевания ― гемохроматоза. По сообщению Генпрокуратуры, 14 апреля Глушков был задержан у ворот центра, где его уже поджидала машина со «штатным водителем», а в кармане одного из его охранников позже было обнаружено $900. Происшедшее было расценено как попытка побега, в причастности к ее организации обвинили Бориса Березовского и ныне покойного бизнесмена Бадри Патаркацишвили. Защита Глушкова называла происшедшее провокацией, а Патаркацишвили в одном из интервью называл Глушкова заложником, который был арестован для того, чтобы у Березовского можно было отобрать контроль над телеканалом ОРТ.