Пенсионный советник

«Голос Беслана» слушали без лишних ушей

Дело «Голоса Беслана» закрыли от обвиняемых

Зарина Хубежова (Беслан), Ксения Солянская 22.03.2008, 13:40

В Беслане прошли очередные слушания по делу общественной организации «Голос Беслана», которую обвиняют в пропаганде экстремистских идей в интернете. Ни прокурор, ни участники в зале суде не присутствовали: гособвинитель не пришел, а активистов не пустили. Само заседание началось на полтора часа раньше.

Очередное заседание по делу о заявлении организации «Голос Беслана» прошло в Правобережном районном суде Северной Осетии фактически в закрытом режиме.

Прокурор Назрани Магомед Аушев, усмотревший в материалах «Голоса Беслана» экстремистскую направленность, на слушания не явился. А активисты так и не смогли попасть в здание суда, поскольку заседание началось на полтора часа раньше назначенного времени.

Напомним, прокуратура Ингушетии «Голос Беслана» считает, что в обращении «Всем, кто сочувствует жертвам бесланского теракта!», опубликованном на официальном сайте организации 30 декабря 2005 года, содержатся заявления экстремистской направленности. По мнению Аушева, в тексте есть «заведомо ложное обвинение президента Путина В.В. в пособничестве терроризму и тому, что он стал гарантом для преступников». Обвинители требуют признать этот материал экстремистским и изъять их с официального сайта организации, а также еще двух ресурсов, опубликовавших обращение: www.demos-center.ru и www.hro.org.

В пятницу на заседании суда вновь присутствовали люди, которые напрямую с делом не связаны. Вместо прокурора Аушева обвинение представляла специально прикомандированная из Ростова прокурор по Южному федеральному округу Наталья Евдокимова, а за интересы организации отвечала Марина Меликова, которая в «Голос Беслана» не входит. Авторы обращения трехлетней давности в зал попасть не смогли. «Судебные приставы нас снова не запустили в здание суда. Мы пришли к 11 часам дня и узнали, что, оказывается, суд начался в 9.30. Но мы изначально не верили, что попадем на заседание», — возмутилась активистка организации Элла Кесаева.

По ее словам, Марина Меликова никакого отношения к их организации не имеет. «Эта женщина даже не признана потерпевшей, как она может представлять наши интересы в суде? Почему не дают высказаться людям, которые писали то обращение? Мы не собираемся отказываться от своих слов, не собираемся снимать материал с нашего сайта. И если бы нас запустили в зал суда, мы представили бы все доказательства того, что экстремистских идей в наших материалах нет», — посетовала Кесаева в беседе с «Газетой.Ru». «Дело, на наш взгляд, выдуманное. Никто им не хочет заниматься. Всю эту историю с экстремизмом хотят тихо прикрыть», — считает она. Она отметила, что были нарушены и сроки рассмотрения, да и организацию не допускают к рассмотрению. «В прошлый раз нас вообще встретили у входа приставы в бронежилетах, с резиновыми дубинками и электрошоком. Дело рассматривают без нас, потому что мы шумные, а его хотят тихо прикрыть. Но так это мы не оставим», — заключила она.

Между тем суд, по ходатайству прокурора, принял решение отправить текст обращения на психолого-лингвистическую экспертизу на наличие или отсутствие в информационных материалах «Голоса Беслана» экстремистской направленности. «Комплексная психолого-лингвистическая экспертиза – это анализ указанных фрагментов текста на эмоциональную окраску (присутствие негативной окраски), этичность (не унижаются ли честь и достоинство). К нам часто обращаются с официальным запросом суды на проведение подобной экспертизы», — пояснила «Газете.Ru» член комиссии по проведению психолого-лингвистической экспертизы Лали Аликова. Впрочем, пока не известно, кто будет заниматься проведением экспертизы. Аликова не исключила, что исследование будут проводить в Москве.

Несмотря ни на что, в «Голосе Беслана» уверены, что решение будет положительным и обращение ниоткуда изымать не придется.

«Вся республика остро реагирует к этой судебной волоките. Мы думаем, что суд проявит благоразумие, не станет волновать массы своим решением. Нас поддерживают и в Беслане, и во Владикавказе. Именно поэтому дело решается втихую», — предполагает Кесаева. Так, организацию поддерживает Северо-осетинский совет старейшин «Стыр Ныхас». «Родители, потерявшие детей, в отчаянии. Они пытаются найти правду о Беслане, найти ответ на вопрос, почему их дети погибли, и кто в этом виноват. Мы считаем некорректным ведение данного дела. Если «Голос Беслана» в чем-либо виновен, почему активистам не дают высказаться на слушаниях», — заявили «Газете.Ru» в совете.

Когда состоится следующее заседание, на данный момент не известно.