Слушать новости
Телеграм: @gazetaru

«Борис Вячеславович ведет себя по-царски»

Фото: gartung.ru
Думская фракция «Единая Россия» продолжает терять членов. Месяц назад она выгнала депутата Анатолия Ермолина, посмевшего критиковать руководство, сегодня из фракции попросили выступившего за вотум недоверия правительству Валерия Гартунга. Он рассказал «Газете.Ru» о царящих среди единороссов нравах.

Утром в пятницу единороссы удовлетворили просьбу депутата Госдумы, лидера Партии пенсионеров России Валерия Гартунга о выходе из фракции, хотя еще вечером на подгруппе, в которой состоит депутат, его выход пытались представить как исключение. Публично его уход объяснили невыполнением фракционной дисциплины (руководству партии, конечно, не понравилось то, что депутат в среду проголосовал за вотум недоверия кабинету Фрадкова). Руководитель пресс-службы фракции Игорь Демин исключение Гартунга объяснил тем, что депутат «более 40 раз голосовал на пленарных заседаниях вразрез с позицией фракции, утратил всякую связь с фракцией и не участвовал в ее заседаниях с весны прошлого года». За неделю до исключения Гартунг отказался от депутатской служебной двухкомнатной квартиры на улице Улофа Пальме и снял жилье поближе к Госдуме.

О том, почему в «Единой России» и депутатской квартире ему стало неудобно, Гартунг рассказал «Газете.Ru».

— Валерий Карлович, что за странная история с вашим исключением из фракции?

— Меня не исключили. Те, кто заявляют, что меня якобы исключили из фракции, просто не присутствовали при обсуждении этого вопроса на нашей подгруппе (до выхода из фракции Гартунг состоял в подгруппе фракции, которую возглавляет вице-спикер от ЕР Олег Морозов. – «Газета.Ru»). Депутаты подгруппы недоумевали, с какой стати руководство еще до заседания подгруппы делает заявления для прессы о том, что я исключен. А на заседании выяснилось главное: депутаты не хотели меня исключать. Поэтому после обсуждения, когда был поставлен вопрос в формулировке «за исключение», проголосовали только восемь из более чем сорока членов нашей группы. По регламенту депутат считается вышедшим из фракции по двум мотивировкам: если он написал заявление о выходе или его исключили. Во время обсуждения я отметил, что написал заявление о добровольном выходе из фракции, и только тогда большинство проголосовало за исключение меня из фракции.

— Зачем же написали заявление?

— Я не хотел скандала или конфликта с коллегами. Я никогда не скрывал, что позиция Партии пенсионеров по некоторым вопросам диаметрально противоположна позиции «Единой России». Просто считаю некорректным по отношению к депутатам устраивать раздор внутри фракции.

Я понимаю, что руководство их нагнет и заставит проголосовать. Но зачем мне коллег ставить в неудобное положение? Грызлов может поставить их в такое положение.

— Так повод для заявления о выходе был? Может, коллеги по фракции намекнули, что готовится ваше исключение?

— Я не буду называть фамилии, чтобы не подставлять людей. Просто подошел к знакомому из аппарата, спросил, что означают эти нападки по поводу квартиры и заявления Грызлова «будем разбираться» по поводу моей позиции по вотуму. Мне человек объяснил, что по-русски это значит, что мне готовят исключение. Вот я и написал сам заявление.

— По регламенту вас должны исключить голосованием всей фракции, а не одной из четырех подгрупп. Вас это не смущает?

— Для «Единой России» не надо никого собирать, просто так напишут о том, что кворум был и сдадут.

Разве в «Единой России» кто-то будет требовать соблюдения регламента?!

— Вы не жалеете, что лишились трибуны? Все-таки единственная влиятельная фракция, все ключевые комитеты.

— Во фракцию я входил, чтобы работать в основном с одномандатниками. Их, напомню, 180 человек там, и мне кажется, что мне это удалось. Да, во фракции есть кучка депутатов, которые являются моими непримиримыми врагами, но я с ними никогда не общался.

— Что, настолько все серьезно во фракции, что надо все время молчать, чтобы выглядеть прилично?
— Очень все серьезно. Нарыв-то большой. На последнем заседании подгруппы у нас все были недовольны политикой руководства. Я вам скажу больше: наши депутаты-одномандатники даже поблагодарили меня за то, что я затеял всю эту кашу. Ситуация сдвинулась с мертвой точки.

Теперь члены подгруппы уверены, что будут беседовать с Грызловым. Ведь сейчас Борис Вячеславович ведет себя по-царски. Он не встречается с членами фракции вообще! Возможно, с избранным своим кругом встречается, а с большинством – нет, многих депутатов своей фракции не видел вообще.

— Постойте, еженедельно в малом зале собиралась фракция под командованием Грызлова...

— Что это в малом зале, вы видели? Это когда штатные ораторы четко, понятно объясняются и ставят задачи. Депутатам вообще не дают слово.

А эти встречи членов фракции «Единая Россия» у президента?! Не дай бог ты чего-то там скажешь или задашь несанкционированный вопрос – тут же окажешься отлученным от всех мероприятий и от всей жизни фракции.

Я думаю, это объясняется внутренними качествами лидеров партии «Единая Россия». Им достаточно собственного мнения.

— За вотум недоверия правительству из членов «Единой России» проголосовали кроме вас еще четыре депутата. Их почему не исключили?

— Видимо, я самый активный. Возможно, почувствовали, что мое влияние на депутатов фракции растет. Или не влияние, а моя позиция. Поэтому, если бы они мне предложили просто выйти, я бы вышел. А то они какие-то интриги, низкую возню какую-то устроили. Начали проверять условия и обстоятельства сданной мне квартиры. Хотя они прекрасно понимают, что мне не представляет сложности снять квартиру. Это выдает моральные качества руководителей фракции: давайте копнем, как он там живет, кто к нему там ходит, и прочее.

— Что стало поводом для подобного «расследования»?

— Мне на Улофа Пальме предоставили квартиру для регистрации. Я же из Челябинска, в Москве у меня жена, младший сын здесь учится в институте. Естественно, что я в квартире редко появляюсь, поскольку большинство времени провожу в регионе, есть еще загородный дом на Рублевке. Единороссы, кстати, не сами все это сделали, а руками Жириновского (на одном из заседании Думы депутат Алексей Островский из ЛДПР потребовал расследовать факт получения служебной квартиры Гартунгом, который «ею все равно не пользуется, так как проживает в шикарном доме на Рублевке». – «Газета.Ru»). Все уже привыкли, что любые помои можно провести через Владимира Вольфовича, который ничем не брезгует. Они-то (руководство фракции. – «Газета.Ru») личико боятся показать. Поэтому я понял, что с этими гражданами из руководства фракции не могу ничего общего иметь. Зато теперь в ответ сделал протокольное поручение, чтобы они все остальные квартиры проверили. А тема моего следующего протокольного поручения – как используются кабинеты в Госдуме, не сдают ли некоторые депутаты их в аренду.

Но, знаете, я бы не хотел, чтобы меня по итогам всей этой истории обвиняли в том, что я пытаюсь развалить фракцию. Я бы хотел, чтобы фракция сама и без меня развалилась.