«Такая игра»: почему звезды одевают сыновей в женскую одежду

Российский психолог рассказал о том, почему мальчики хотят носить платья

Ведущая шоу «Дом-2» Ксения Бородина возмутилась тем, что актриса Шарлиз Терон одевает сына в платья. И так поступает не только она. Что заставляет детей примерять одежду противоположного пола, «Газете.Ru» объяснила психотерапевт Людмила Ожигова.

Российская телеведущая Ксения Бородина выразила в своем инстаграме недовольство воспитательной стратегией голливудской актрисы Шарлиз Терон, которая по просьбе своего своего семилетнего сына Джексона одевает его в одежду для девочек. В серии сториз Бородина заявила, что решение родителей позволять своим сыновьям носить то, что им хочется, в будущем приведет к определенным последствиям:

«Понятно, кем этот мальчик будет, и как он будет себя вести». В конце тирады телеведущая риторически спросила: «Если бы я в детстве хотела стать птицей, то задачей мамы было приделать мне крылья, чтобы я так ходила в школу 24/7?»

Бурную негативную реакцию Ксении вызвала фотография, сделанная 6 октября в Калифорнии — на ней видно, что когда 44-летняя Шарлиз Терон привела сына в кафе-мороженое, он был одет в слитный розовый купальник.

Звезда фильма «Безумный Макс: Дорога ярости» — не единственная в шоу-бизнесе, кто не борется с желанием детей носить одежду, предназначенную для представителей противоположного пола. В этом с ней солидарны певица Гвен Стефани (несколько лет назад ее старший сын Кингстон демонстрировал маникюр, а день рождения отмечал в розовой балетной пачке), актрисы Меган Фокс, Наоми Уоттс и Анджелина Джоли.

Родная дочь Джоли и Брэда Питта Шайло впервые появилась на публике с короткой стрижкой и в джинсах и футболке, когда ей было 4 года. Позже таблоиды выяснили, что девочка заявила о своем намерении быть мальчиком и в разговоре с семьей отметила, что ей бы хотелось, чтобы к ней обращались как к Джонни. Сейчас Шайло 13, и отказываться от своего имиджа она все еще не собирается.

Сыну актеров Брайана Остина Грина и Меган Фокс Ноа исполнилось 6 лет, два из которых он предпочитает носить платья и отращивать длинные волосы. 33-летняя Фокс сразу решила, что не будет «мешать детям самовыражаться» и сказала: «Если Ноа хочет одеваться именно так, мы его поддержим». В разговоре с ведущими ток-шоу «The Talk» знаменитая мать призналась, что над ее сыном периодически смеются в школе, но она советует ребенку не обращать внимания на хейтеров.

«Несмотря на то что наша школа довольно либеральная, все равно находятся сверстники, которые говорят ему: «Мальчики не носят платья, мальчики не носят розовое». Сейчас мы проходим через это, и я пытаюсь научить его быть уверенным в себе», — заключила Меган.

В 2018 году в интервью Терон назвала семилетнего Джексона своей дочерью, так что его увлечение одеждой для девочек уже нельзя назвать фазой взросления, как это было у сына Гвен Стефани, который отказался от женственного образа в 12 лет.

Оценка Ксении Бородиной спровоцировала дискуссию среди авторов телеграм-каналов — некоторые даже вспомнили о недоказанной теории заговора, согласно которой голливудские актрисы и певицы получают от неизвестных спонсоров гонорары за то, что одевают своих детей в одежду, не предназначенную для их пола. Это мнение оказалось непопулярным, а большинство оппонентов сошлись во мнении, что «писать такое в 2019 году» должно быть «стыдно».

В этом отношении стоит различать молодых людей, которые хотят выходить на публику в платьях из-за того, что им нравится эстетика, и тех, кто считает, что они родились не в своем теле. К примеру, 21-летний сын Уилла Смита Джейден носил платья, но не из-за гендерного несоответствия (когда человек испытывает затруднения при принятии своего пола), а в качестве дани моде. Западные СМИ регулярно хвалят звездных родителей за поддержку желания своих, зачастую очень маленьких, детей выразить свою индивидуальность, а российская пресса, как правило, приходит в ужас и говорит о неестественности этого совершенно не нового и не слишком распространенного явления.

Доктор психологических наук и психотерапевт Людмила Ожигова утверждает: ребенок дошкольного возраста может экспериментировать со своим внешним видом и одеждой, не испытывая проблем с половой идентичностью, потому что для него это воспринимается как игра. «С рождения до четырех лет ребенок думает, что пол обратим, а к четырем или пяти — начинает осознавать свою телесность», — объяснила Ожигова «Газете.Ru».

По словам психотерапевта,

родители, принимающие игру за осознанный выбор на всю жизнь, могут запутать собственных детей: одобряя их поведение, взрослые невольно могут создать у ребенка впечатление, что это его реальные потребности.

«Если родитель начинает оказывать чересчур сильную поддержку, то ребенок может пытаться ему угодить. Если родитель резко против, может произойти обратная ситуация», — говорит эксперт.

Доктор психологических наук заметила, что значительную роль в самоощущении играет окружение, в котором растут малыши: «Коррекция половой идентичности происходит у детей еще в общении со сверстниками, они получают адекватную обратную связь от детей своего возраста». Имеется в виду, что другие дети могут сказать мальчику, что он лучше выглядит в штанах, чем в юбке, а родители более склонны защищать своих детей от давления социума.

Следовательно, то, что Меган Фокс называет травлей, с точки зрения психологии считается частью социализации, но, разумеется, от чрезмерной детской жестокости психика может существенно пострадать.

Всерьез говорить о гендерной идентичности и ее совпадении с гендерной ролью можно только в период полового созревания или после пубертата, считает Ожигова. В остальных случаях — это, как правило, установки общества и ближайших родственников. Она также заметила, что заявлять о какой-либо патологии (гендерной дисморфии) до подросткового возраста еще слишком рано и что недовольство человека своим биологическим полом чаще всего сопряжено с другими неразрешенными проблемами и комплексами.

На вопрос о том, как бы к подобному способу самовыражения отнеслись в России, психотерапевт подчеркнула, что у нас развита традиционная система воспитания, которая «не будет говорить ребенку, что он неправильный, но будет направлена на коррекцию» поведения, которое считается у нас девиантным.

А вот в Голливуде корректировать детей не принято — поддерживающие родители считают своим долгом, скорее, подыграть ребенку, чем менять его. При этом публично критиковать таких матерей в США сегодня неприлично. В сегодняшних США трансфобия — такой же грех, как гомофобия, и выражая возмущение поведением Шарлиз Терон или Меган Фокс, можно оказаться в ситуации, когда придется приносить свои извинения.