Отец индустрии: умер Карл Лагерфельд

Умер модельер Карл Лагерфельд

19 февраля в больнице в Париже умер немецкий дизайнер, изменивший французскую моду раз и навсегда. Его рекордные 32 года в модном доме Chanel показали многим работникам модной индустрии, как можно вести успешный бизнес и при этом не забывать об искусстве. Карл Лагерфельд оставил после себя огромное наследство, оценить которое попросту невозможно. «Газета.Ru» вспоминает о вкладе Карла Лагерфельда в моду.

19 февраля стало известно, что немецкий дизайнер Карл Лагерфельд скончался в возрасте 85 лет. Об этом сообщили источники, близкие к креативному директору марок Chanel, Fendi и Karl Lagerfeld.

По данным французского портала Pure People, кутюрье умер в одной из больниц Парижа, куда его доставили на машине скорой помощи вечером понедельника. Многочисленные источники сейчас говорят о продолжительной болезни, с которой дизайнер продолжал бороться до последнего.

Пока совершенно неясно, что именно могло подкосить одного из самых работоспособных и уважаемых людей в мире моды, потому что представители дома Chanel и близкие Карла еще не дали комментарий ни одному представителю прессы.

22 января широкая общественность впервые забеспокоилась о состоянии здоровья Лагерфельда. Немец, всегда выходивший в конце своих показов вместе с моделью, закрывшей шоу, не показался публике. Вместо него вышла студийный директор дома Вирджини Виар, которая сопровождала кайзера на подиуме на протяжении нескольких последних сезонов.

«Кайзер», как его называли в модной индустрии, работал до последних дней своей жизни — только 13 февраля стало известно, что его собственный бренд подготовил коллаборацию с моделью Оливией Палермо. Выход лимитированной коллекции, которая, по задумке авторов, должна представить «нью-йоркский взгляд Оливии на парижскую классику Карла», запланирован на июнь 2019 года.

__is_photorep_included12194299: 1

А в начале февраля 2019 года представители бренда Karl Lagerfeld сообщали о совместной работе с ключевой фигурой французской моды Карин Ройтфелд, которая сделала себе имя, еще занимая пост главного редактора французской версии журнала Vogue.

Карл Лагерфельд никогда не любил лишнего пафоса, а в последнем документальном фильме с его участием назвал себя «обычным человеком из рабочего класса». Тем не менее, он был живой иконой и примером для подражания каждого, кто когда-либо был связан с модой.

Он работал на индустрию более 70 лет своей жизни. Все началось со ставки ассистента легендарного Пьера Бальмана (Balmain) в 1955 году — Карл получил эту работу после того, как выиграл состязание молодых дизайнеров. Три года спустя он перешел на службу к французскому дизайнеру Жану Пату, где сообразительному и талантливому молодому человеку доверили несколько коллекций haute couture.

К 1965-му он начал работать для дома Fendi, который впоследствии был передан в управление ему и Сильвии Вентурини Фенди, тогда же — в 65-м — его пригласили на должность внештатного дизайнера для модного бренда Chloe.

Долгое и плодотворное сотрудничество с Chanel, которое и прославило Лагерфельда, началось в 1982 году, когда дом, созданный «неутомимой Коко», переживал тяжелые времена и был совершенно не востребован. Карл сумел трансформировать то, что воспринимали как пережиток прошлого и, вполне откровенно, ходячий труп, в одну из самых популярных и продаваемых марок в мире — в 2018-м году прибыль модного дома составила более $10 млрд.

Отдельного внимания стоят и уникальные модные показы, которые, если верить слухам, обходились устроителям в $1 млн за сезон. Как правило, модных мира сего практически невозможно удивить, но Лагерфельд каким-то мистическим образом «вносил» в павильон Grand Palais ракету, самый настоящий пляж с волнами прибоя и супермаркет с более чем 500 продуктами от Chanel.

Можно точно сказать, что его шоу были самым настоящим праздником, потому что складывалось впечатление, что

ему, откровенно не самому толерантному и дружелюбному человеку нашего времени, было совершенно наплевать на то, что сдерживало всех остальных.

По сути, он безукоризненно делал свою работу, принося вверенному ему детищу славу и восхищение людей во всем мире, но он работал не на «тренд» — его коллекции всегда были данью уважения настоящему искусству и красоте, не знающей, что такое время.

При этом все, кто когда-либо работал с ним или брал у него интервью, знали, что он лучше других понимал, чем дышит индустрия, и не был склонен к ностальгии. Для него имело значение исключительно будущее, он смотрел куда-то дальше, чем все остальные. Однажды он даже сформулировал основной принцип моды изданию The New York Times:

«Мы создаем продукт, которые никому не нужен, но люди его хотят. Если тебе нужна страшная старая машина, это может подождать, но если ты хочешь новую модную вещь, это ждать не будет».