Пенсионный советник

У инвесторов накопилась отрицательная энергия

Инвестиции в акции электроэнергетики сокращаются

Юлия Орлова 03.09.2012, 16:58
Инвестиции в акции электроэнергетики сокращаются ИТАР-ТАСС
Инвестиции в акции электроэнергетики сокращаются

Разворот реформы электроэнергетики и двоевластие в отрасли заставляют инвесторов распродавать акции энергокомпаний. Отраслевые инвестфонды закрываются или сокращаются в разы из-за постоянного оттока средств. Движение бумаг определяет инсайд, компании не справляются с инвестпрограммами, государство возвращается к квазимонополии, сетуют инвесторы.

Портфельные управляющие закрывают фонды, ориентированные на инвестиции в электроэнергетику. «Ренессанс управление активами» объединяет фонд электроэнергетики с фондом акций (оба фонда зарегистрированы в Люксембурге в соответствии с требованиями UCITS III). «По сути, это означает прекращение отдельной истории инвестирования в российскую электроэнергетику», — сообщили в компании. Активы фонда сейчас чуть меньше $20 млн. На максимуме сумма активов достигала $1 млрд.

Prosperity Capital Management закрыл фонд акций второго эшелона Prosperity Russia Domestic Fund в феврале 2012 года. Предписанный пятилетний срок существования фонда электроэнергетики EOS (закрытый фонд) истекает в 2013 году, после чего эксперты ожидают массивного вывода средств.

Продолжающие работать структуры сокращаются в разы. Активы фонда электроэнергетики под управлением УК «Уралсиб» снизились с 456,8 млн рублей в 2010 году до 212,5 млн рублей, «Альфа-капитала» — с 516 млн до 199,8 млн рублей, «ВТБ Капитала» — с 108 млн рублей до 69 млн, «Капиталъ Управление активами» — с 146 млн рублей до 40 млн рублей. Активы фонда электроэнергетики «Банка Москвы» снизились более чем на 1 млрд рублей с 2010 года до 318 млн рублей, такая же динамика у «Интерфин капитала» — до 828 млн в этом году против 1,887 млрд в 2010 году.

По замечаниям Руслана Мучипова, аналитика электроэнергетики TKB BNP Paribas, инвестиционные индексные фонды «недовешивают» электроэнергетику (снижают объем вложений в этот сектор), стараясь обыграть индекс.

«Мы потеряли веру в этот сектор, несмотря на то что он сильнее остальных снизился в цене. Конъюнктура в секторе электроэнергетики испортилась, мы перестаем быть уверенными в привлекательности инвестиций в этот сектор, и его сложно предлагать клиентам», — объясняет решение о закрытии фонда Дмитрий Михайлов, портфельный управляющий «Ренессанс управление активами».

Долгосрочных вложений в акциях электроэнергетических компаний практически не осталось. «Стратегических инвесторов мало, акции очень волатильны, ярким примером могут служить акции ФСК и МРСК, рост или падение которых на 5% в день никого не удивляет. Движение стоимости бумаг больше напоминает движение маятника, что говорит о большом количестве спекулянтов на этом рынке», — рассказывает портфельный управляющий УК «Райффайзен капитал» Антон Кравченко.

Инвесторы, вложившиеся в электроэнергетику, потеряли 50% от инвестиций за последние два-три года. «В такой ситуации не стало сюрпризом то, что многие уходят из сектора», — говорит Никита Емельянов, аналитик УК «Альфа капитал».

С декабря 2010 года доходность вложений в акции этого сектора снизилась на 50%, согласно данным по отраслевому индексу «ММВБ Энергетика». С начала года убыток составил 20%, при общей динамике рынка плюс 1,3%.

Управляющие компании показали доходность лучше рынка. За последние три года лучший результат показал TKB BNP Paribas, его фонд электроэнергетики увеличился на 10,54%; худший итог у «Капитала», потерявшего 40,88% (рассчитано на основании данных сайта Investfunds).

«Рыночные котировки акций компаний находятся на трехлетних минимумах, а отраслевой индекс вернулся на уровни августа 2009 года. В результате соотношение уровня котировок акций (рыночная оценка) и доходов компаний сектора находится на исторических минимумах», — посчитал портфельный менеджер «Тройки диалог» Алексей Жмакин.

Кравченко объясняет падение акций сектора снижением мультипликатора акций. «Прибыли у большинства компаний также не показали роста. Контроль над издержками слабый. Инвестиционные программы сетевых компаний давно находятся в процессе обсуждения и пересмотра в сторону понижения. В конечном итоге все это логично отражается в стоимости акций», — переживает Кравченко.

«И рыночный механизм, и правительство давят на доходы энергокомпаний. Складывается ситуация, при которой прибыли энергокомпаний (в особенности наименее эффективных) растут очень медленно либо даже падают, а объемы инвестпрограмм растут, что приводит к существенному росту долговой нагрузки. Многим компаниям начинает требоваться дополнительный акционерный капитал. В результате большинство компаний имеют слабый финансовый профиль (как текущий, так и будущий) и мизерные дивиденды. Акции таких компаний фундаментально не могут быть интересны портфельным инвесторам. Обнадеживает лишь то, что в отрасли есть свои компании-лидеры по эффективности. Именно на них управляющие могут делать ставку», — говорит Мучипов.

Отрицательная доходность — не единственная причина вывода средств из акций электроэнергетических компаний, признают портфельные управляющие: инвесторы перестали вкладывать деньги потому, что «непонятна структура управления и много инсайдерской торговли».

«Девяти из десяти важным событиям в секторе предшествуют сделки, имеющие признаки инсайда. Как правило, за несколько дней до важных объявлений цены шли в нужном направлении и наблюдались повышенные объемы», — говорит Михайлов.

Мучипов соглашается с тем, что в этом секторе совершается немало инсайдерских сделок. «В таких условиях сложно управлять фондом и конкурировать с рыночным индексом («ММВБ электроэнергетика»). Поскольку из-за инсайдерских сделок акции фундаментально неинтересных компаний за короткий период времени вырастают в разы, это позитивно сказывается на динамике индекса и негативно на результатах управляющих», — говорит Мучипов.

«Клиентам сложно расписывать долгосрочную идею, когда всё может измениться за один день. А высокая волатильность акций и непонятные перспективы делают часть компаний сектора непригодными для инвестирования», — подтвердил Емельянов.

Инвесторы сетуют на неопределенную структуру управления энергетической отраслью. Куратором топливно-энергетического комплекса от правительства выступает вице-премьер Аркадий Дворкович. Ответственным секретарем президентской комиссии по развитию ТЭК — его оппонент, глава «Роснефти» Игорь Сечин, выступающий за консолидацию энергоактивов на балансе государственного холдинга «Роснефтегаз».

«Государство является и основным собственником, и регулятором. Безусловно, есть нюансы, которые не нравятся или непонятны финансовым инвесторам», — говорит Жмакин.

«Тенденция огосударствления и укрупнения энергокомпаний отодвигает на задний план вопросы повышения операционной и инвестиционной эффективности», — считает Мучипов.

Основной минус, отмечает Кравченко, — неопределенность регулирования сектора в будущем. «За время реформы в России мы увидели лишь две компании, которые добились успехов – в первую очередь, «Э.Он Россия» (бывшая ОГК -4), и во вторую, «Энел ОГК -5». Остальные компании своими результатами только разочаровывают. Кроме этого мы видим укрупнение компаний — фактически возврат к квазимонополии через «Интер РАО» и «Газпромэнергохолдинг», — поясняет Кравченко.

«Сектор выглядит кошмарным, идут оттоки, инвесторы недовольны, но точечным выбором можно показать хороший результат. Я считаю, что на электроэнергетике можно заработать. Есть ряд акций, в силу экономики, менеджмента и акционеров выгодно выделяющихся среди других. Это две генерирующие компании и две МРСК», — говорит один из портфельных управляющих.