Лукашенко не хватает пространства

Даже в рамках Таможенного кодекса между Россией и Белоруссией сохранились разногласия по таможенным пошлинам

Ольга Танас, Алия Самигуллина (Астана) 05.07.2010, 15:34
ИТАР-ТАСС

Даже в рамках Таможенного кодекса между Россией и Белоруссией сохранились разногласия по таможенным пошлинам. У Минска два варианта: дождаться 2012 года, когда в рамках единого экономического пространства обнулятся все пошлины, либо пожаловаться в суд ЕврАзЭС.

«Подписано заявление в связи с тем, что Таможенный кодекс вступил в силу. В отношениях между тремя странами он применяется с 6 июля текущего года, в отношениях между Российской Федерацией и Казахстаном — с 1 июля 2010 года», — заявил президент России Дмитрий Медведев на брифинге в Астане по окончании заседания саммита ЕврАзЭС.

Теперь, когда Таможенный союз приобретает реальные формы, интерес к нему проявляют Киргизия и Таджикистан.

«Киргизия, являясь членом ВТО, организовала рабочую группу по изучению вопроса о вхождении в Таможенный союз с учетом выгоды для страны», — заявила президент страны Роза Отунбаева. «Что касается вступления в Таможенный союз, мы очень серьезно этим занимаемся», — согласился президент Таджикистана Эмомали Рахмон.

Всего на саммите высший орган Таможенного союза принял девять решений, среди которых заявления «О ходе выполнения плана действий по формировании единого экономического пространства Белоруссии, Казахстана и России», «Об экспортном контроле государств — членов Таможенного союза», «О международных договорах Таможенного союза в сфере сотрудничества по уголовным и административным делам» и другие.

Основное же решение, по сути, было принято в минувшие выходные, когда стало известно, что Белоруссия ратифицировала основной документ Таможенного союза. «Беларусь исходит из того, что любой союз, более того, близких братских государств — мы можем об этом так говорить — должен быть во благо, приносить большее благо народу. В том числе и наше новое образование — Таможенный союз. Поживем — увидим», — заявил президент Белоруссии Александр Лукашенко, комментируя совместное заявление трех президентов о вступлении в силу Таможенного кодекса.

До последнего момента не было понятно, смогут ли Минск и Москва договориться о таможенных пошлинах на нефть и нефтепродукты. В середине июня Лукашенко назвал главное условие подписания Таможенного кодекса: в 2010 году отменить пошлины на нефтепродукты, а с 2011 года — на нефть. Россия же настаивала на сохранении пошлин до тех пор, пока три страны окончательно не сформируют единое экономическое пространство.

Эти разногласия сохраняются и после ратификации документа. «Белорусская сторона по-прежнему считает, что формирование Таможенного союза, единой таможенной территории ведет к отмене экспортных пошлин во взаимной торговле.

Россия и Казахстан — я подчеркиваю, это не решение одной России, на этом настаивает и Казахстан — считают, что до формирования единого экономического пространства (ЕЭП) и вступления в силу всех соглашений, формирующих ЕЭП, у каждой стороны остается право взимать экспортные пошлины, при формировании ЕЭП таких возможностей не останется», — заявил первый вице-премьер Игорь Шувалов по итогам заседания ЕврАзЭС.

Это означает, что ждать отмены пошлин Белоруссии придется до 1 января 2012 года, когда должно заработать ЕЭП.

Все соответствующие соглашения должны быть готовы до конца этого года. «Сегодня принято решение об ускорении работы, и мы должны сделать все, чтобы весь пакет был разработан и принят до 1 января 2011 года», — подчеркнул Шувалов.

«Что будет делать Минск эти полтора года — сложно сказать. Ведь для Лукашенко экспортные пошлины — это вопрос жизни и смерти», — говорит ведущий научный сотрудник Института географии РАН политолог Дмитрий Орешкин

Объемы поставок российской нефти в Белоруссию (по трубопроводу и транспортом) составляют около 21,5 млн тонн. До конца 2009 года вся нефть, идущая в Белоруссию из России, облагалась пошлиной в 35%. Большую ее часть республика реэкспортировала уже как свою, получая прибыль.

В 2010 году практика изменилась: Россия поставляет вообще без пошлины те объемы, которые необходимы для внутреннего потребления Белоруссии (6,3 млн тонн из 21,5 млн тонн, идущих в Белоруссию), а пошлины на остальную часть составили 100%. Это ударило по белорусской экономике и бюджету.

«Суммарный объем ВВП, получаемый от переработки поставляемой нефти, составляет $5—8 млрд при ВВП, равном около $40 млрд. Это означает, что Минск теряет в год 20% ВВП»,

— говорит Орешкин.

Суд ЕврАзЭС

Суд должен формироваться из представителей стран-членов — не более двух от каждой страны. Судьи будут назначаться Межпарламентской ассамблеей по представлению Межгоссовета сроком на шесть лет.

Впрочем, для отстаивания своих интересов Белоруссия может воспользоваться судом ЕврАзЭС, статут которого был уточнен. Новая редакция предусматривает «расширение компетенции суда в рассмотрении дел в рамках Таможенного союза», объяснил президент Казахстана Нурсултан Назарбаев. Основная задача суда — урегулировать споры экономического характера, которые возникают между государствами и компаниями стран ЕврАзЭС, а также давать разъяснения по документам организации.

Ранее функции суда союза были возложены на Экономический суд СНГ. Лукашенко уже подавал иск против России в этот суд, и как раз по поводу поставок нефти: Минск ссылался на межправительственные соглашения 1992 и 1995 годов, согласно которым товарооборот между Белоруссией и Россией должен происходить без экспортных пошлин, за исключением сырой нефти. Сейчас этот иск уже несколько месяцев находится на рассмотрении суда.

«Обращение в суд ЕврАзЭС, как и СНГ, едва ли даст что-то серьезное Белоруссии. Ведь принципы такого рода сообществ строятся на очевидном лидерстве одной страны. Вряд ли этот суд будет абсолютно независимым от главного игрока — России», — полагает Орешкин.