Заначки Кудрина хватит на семь лет

Чиновники рассказали депутатам о кризисе

Екатерина Мереминская 19.11.2008, 20:30
ИТАР-ТАСС

В стране не отдельные кризисные явления, а полноценный кризис, признались главы экономических ведомств и ЦБ на правительственном часе в Думе. По их словам, нас ждет падение курса рубля, производства, занятости и проедание резервов, которых хватит на семь лет.

Спустя два месяца главы Минфина и Центробанка выступили в Госдуме с рассказом о том, насколько эффективно они осуществляют управление средствами стабфонда и золотовалютными резервами (ЗВР). Первоначально встреча с участием главы Центробанка Сергея Игнатьева и министра финансов Алексея Кудрина была назначена на 17 сентября, но дважды переносилась.

Вопрос за эти два месяца не потерял злободневности, а ожидание только подогрело интерес. Государственные заначки — надежда России, с которой связываются все планы по выходу из кризиса. Правительству заодно пришлось рассказывать и о мерах, которые принимаются по стабилизации экономики. А потому к Кудрину и Игнатьеву присоединились министр экономического развития Эльвира Набиуллина и заместитель министра промышленности и торговли Андрей Дементьев.

Исполнительная власть не пыталась делать хорошую мину при плохой игре. «Мы сейчас имеем очень серьезные проблемы — это отток частного капитала. Только за прошлый месяц он составил более $50 млрд. Прежде всего, это происходит потому, что

есть ожидания ослабления рубля. Я не хочу скрывать: ожидания на рынке, у населения, у предприятий»,

ЦБ подписал соглашение о компенсации возможных убытков от банкротств банков-заемщиков с 8 банками, сообщил глава Банка России Сергей Игнатьев. «Но выгоды получат банки, которые у них занимают, а таких уже 250», — уточнил он.

— доложил Игнатьев так, как будто речь шла о стихийном бедствии. На поддержку курса рубля ЦБ потратил $57,5 млрд в сентябре--октябре и золотовалютные резервы снизились на $97,6 млрд.

В целом по экономике ситуация не лучше. «Снижение спроса на продукцию уже привело к снижению мощностей машиностроительной отрасли, снижение объемов грузоперевозок на железной дороге в текущем году составило семь тысяч вагонов, — рассказал Дементьев. — Ухудшение рыночной конъюнктуры на металлургическую продукцию привело к сокращению продаж от 30 до 70% с июля этого года. Снижение спроса привело и к снижению мощностей на металлургических предприятиях — от 20% до 80%».

«Мировой экономический кризис, который только разворачивается, показал исчерпанность модели роста российской экономики, которая у нас была в предыдущие годы», — признала Набиуллина. Мы держались на высоких ценах на нефть, которые только за последние пять лет выросли в три раза, а также на доступности дешевых «длинных» денег для российских банков и предприятий за рубежом, что оставило наш финансовый сектор неразвитым. «Главная задача текущего момента — адаптация всей нашей экономики к снижению экспортных доходов», — пояснила глава МЭР.

Успокоить депутатов взялся Кудрин. Он не стал отрицать, что, может быть, нам придется проедать резервы, но заверил, что одного резервного фонда хватит лет на семь.

«Если сегодня у нас резервный фонд составляет 3,5 трлн рублей, и даже если он не будет пополняться, а будет только расходоваться исходя из 500 млрд рублей в год, то это будет семь лет»,

подсчитал министр. Но он надеется, что до этого не дойдет, как минимум, потому, что дальше расходы бюджета будут скромнее. К тому же должна быть отдача от уже инвестированных средств. Так, 90 млрд рублей из средств Фонда национального благосостояния (ФНБ) уже поступили в экономику, поскольку ВЭБ выкупил на них активы на фондовом рынке. И 200 млрд рублей, которые ВЭБ предоставил ВТБ, тоже, по словам министра, через кредиты попали в машиностроительные компании, крупные торговые сети, строительство.

Несмотря на мировой финансовый кризис, средства правительственной «заначки», вложенные на внешних рынках, тоже не пострадали, отметил министр. Они «не уменьшились, не были потеряны, не утратили ни один цент, получили доходы», не спеша, чтобы все запомнили, повторял министр. «Ну как вы можете говорить, что у нас доходность, когда во всем мире потери? Вы что, умнее всех?» — не поверил лидер ЛДПР Владимир Жириновский. И Кудрин скромно признался, что это так. «Да, мы умеем, так мы управляем.

В России, слава Богу, лучшие профессионалы мира», — сказал глава Минфина.

Однако депутаты дали такие иллюстрации шествия финансового кризиса по России, что в этом возникли сомнения. «Я получил письмо от избирателей Волгоградской областной думы, в нем говорится, что филиал Сберегательного банка перестал выдавать социально незащищенному населению их вклады», — рассказал ЛДПРовец Василий Тарасюк. «В Хабаровске в прошлом году реальному сектору можно было получить кредит под 11–12% годовых, сейчас 25% плюс-минус 5 п.п. в зависимости от конъюнктуры, а некоторые предлагают под 48%, но с откатами, — поделился коммунист Сергей Шторгин. — Возмущает при этом, что Центральный банк дает нашим системообразующим банкам деньги под 8% годовых». В Московской области задолженность по зарплате, рассказала депутат от ЛДПР Ирина Горькова, на 1 ноября составила более 18 млн рублей: не платят денег в Летном институте им. Громова в Жуковском, НПО «Исток» во Фрязино. Сокращение объемов производства и стремительный рост невыплат зарплаты наблюдается и в Нижегородской области, поддержал коммунист Николай Рябов. «Зарплаты нет, работы нет, и заплати за квартиру, за газ, за свет… Мы грабим собственный народ и спасаем кого? Банкиров! Зачем? Пусть они вешаются», — бушевал Жириновский.

«Эту ситуацию нужно пережить», — посочувствовал Игнатьев и объяснил, что дешевых денег производственникам ждать не стоит: эпоха низких процентных ставок прошла вместе с эрой сильного рубля.

Мы ожидаем инфляцию в этом году 13–14%, напомнил глава ЦБ, поэтому и ставки, чтобы оставаться положительными, должны быть 14%, 15% или 16%.

Остается надеяться, что инфляция уменьшится благодаря все тому же кризису. По словам Кудрина, в 2009 году она составит 8%. Из-за замедления производства и нехватки денег спрос будет падать, прогнозирует глава Минфина, а следом и цены: на металл, на бетон, на цемент, «на все другие вещи и на бензин будет падать, так как цена на нефть упала».