Америка дает шанс рублю

Мировой финансовый кризис, сопровождающийся падением доллара, открывает уникальные возможности перед Россией

ИТАР-ТАСС
Мировой финансовый кризис, сопровождающийся падением доллара, открывает уникальные возможности перед Россией. Он позволяет сделать рубль мировой резервной валютой. Такое мнение выразила группа известных российских экономистов. Дело за малым: чтобы наши денежные власти очнулись от долларового гипноза.

Крушение долларовой финансовой пирамиды неизбежно, можно лишь только спорить о том, насколько быстро оно произойдет. Такое мнение высказали экономисты - участники пресс-конференции «Мировой экономический кризис: чего ждать от доллара?», прошедшей в среду в ИА «Росбалт». «На сегодняшний день понятно, что вся западная финансово-экономическая система находится в глубоком кризисе», - объяснил причину такого вывода президент компании экспертного консультирования «Неокон» Михаил Хазин. То, что мы видим сейчас, — предпоследняя стадия кризиса, дополнил соучредитель Центра динамического консерватизма Андрей Кобяков. Коллапс в экономике США, который приведет и к концу доллара, по подсчетам экономиста, произойдет к 2010 году.

«Негосударственные спекулянты уже приступили к сбрасыванию долларовых активов», - констатирует руководитель Национального института развития Сергей Глазьев. Способные принимать самостоятельные решения руководители денежных властей также снижают долю доллара в своих валютных резервах. Они начинают понимать, что чем дольше они будут держать резервы в американской валюте, тем выше будут потери.

То же, как ведут себя российские финансовые власти в этой ситуации, вызывает удивление у экономистов. «Россия выступает финансовым донором Соединенных Штатов, — напоминает Глазьев. -

Минфин и Центробанк ведут себя как филиал американского казначейства, поддерживая обреченный доллар всей мощью российской экономики в ущерб национальным интересам».

«Нас уверяют, что создан мощный Стабфонд», — иллюстрирует Кобяков. Однако его средства хранятся в долларах и вкладываются в американские бумаги. Доходность этих облигаций составляет около 5% в год, тогда как инфляция у нас в России – 12%. Таким образом, мы имеем ежегодное обесценивание этих средств на 7%. Кроме того, с учетом того, что доллар падает, а нам приходится также конвертировать эти ресурсы обратно, мы теряем еще часть средств. «К сожалению, из-за упорного нежелания наших денежных властей быть умнее других, Россия лишилась около $30 млрд только на падении курса американской валюты», — отмечает Глазьев. А если подсчитать и упущенную прибыль, то потери окажутся еще более серьезными, добавляет Кобяков.

Гораздо больше пользы замороженные средства принесли бы, если бы, например, были бы вложены в строительство электростанций, говорит Кобяков. Или были бы направлены на обновление изношенной материально-технической базы, предлагает Глазьев. «По имеющимся оценкам, российская экономика теряет более половины инвестиционного потенциала из-за вывода капитала за рубеж, основную роль в котором играют денежные власти», - считает эксперт.

По какой-то причине российские власти предпочитают не замечать кризиса, недоумевают экономисты. Это тем более странно, что Россия, в отличие от государств НАТО и Японии, политически независима от Америки. Не зависим мы от США и экономически – удельный вес торгово-экономического оборота с ними не превышает 10%.

А ведь кризис в Америке, наоборот, мог бы сыграть нам на руку. С разрушением долларовой финансовой пирамиды возникает спрос на другие валюты, в том числе и рубль. «Для России появляется удобный момент, чтобы занять свое место под солнцем», — констатирует Кобяков. Российская денежно-финансовая система может стать мировым центром как самостоятельно функционирующая рублевая зона.

Для этого прежде всего, считают эксперты, необходимо отказаться от привязки рублевой эмиссии к приобретению иностранной валюты и замораживания государственных доходов в обесценивающихся долговых обязательствах США.

«Основным каналом эмиссии должно стать рефинансирование российских коммерческих банков под залог средне- и долгосрочных обязательств как государства, так и платежеспособных предприятий, работающих в приоритетных направлениях развития национальной экономики, — предлагает Глазьев. — Вместе с переводом экспорта нефти, газа и других сырьевых товаров на рубли, это откроет возможности быстрого роста российских кредитных и финансовых институтов, в том числе в глобальном масштабе».