«Не могу смириться»: Эмма Томпсон о Джордже Майкле и Эмилии Кларк

Эмма Томпсон о создании фильма «Рождество на двоих» с Эмилией Кларк

В прокат выходит романтическая комедия «Рождество на двоих» с Эмилией Кларк в главной роли. Сценаристка и исполнительница одной из ролей в фильме Эмма Томпсон поделилась в интервью «Газете.Ru» деталями съемок картины, а также рассказала, какое влияние оказал на создание ленты умерший в 2016 году Джордж Майкл.

— Вы еще давно вели переговоры с Джорджем Майклом по поводу использования песни «The Last Christmas» в качестве саундтрека к романтической комедии «Рождество на двоих», вдохновленной творчеством группы Wham!

— Да, семь лет назад замечательный продюсер Дэвид Ливингстоун попросил меня написать сценарий к фильму по мотивам песни «The Last Christmas» дуэта Wham! Я начала перебирать в голове строчки из нее и решила, что должен быть иной способ интерпретации этой идеи, нежели чем просто использовать композицию. Тогда я обратилась к своему мужу [Грег Уайз — один из сценаристов], и мы начали разрабатывать сценарий. Когда я показала его Дэвиду, он был в полном восторге.

Я очень люблю музыку Джорджа Майкла и до сих пор не могу смириться с тем, что его больше нет с нами. На самом деле он был простым человеком, но слава — она как убийца. И это то, о чем он так блестяще пел.

— О чем вы говорили, когда встретились с Майклом?

— Мы вспоминали о том, как прошла наша молодость. Я рассказала ему сюжет фильма, в котором, в частности, затрагивается проблема бездомных. В Великобритании, особенно в Лондоне, ситуация с годами только ухудшилась. Майкл был крайне увлечен этой проблемой и за свою жизнь многое сделал для ее решения. У него было то, чего нет у большинства в нашем обществе, а именно — совести. И то, что он умер именно в Рождество [25 декабря 2016 года] — просто ужасно и больно.

«Рождество на двоих» — это своего рода элегия, посвященная Майклу. Многие из написанных им строчек идеально описывают то, что происходит в фильме. Удивительно, но его творчество, включая веселую и бодрую «Last Christmas» и более глубокие поздние композиции, идеально вписалось в каждую часть картины.

— Вы наверняка были приятно удивлены, когда обнаружили, что исполнительница главной роли Эмилия Кларк не только хорошая певица, но и прекрасна в жанре романтической комедии?

— Что касается актрисы на роль Кейт, то наш выбор сразу же пал на Эмилию Кларк. Нам крупно повезло, что мы смогли поймать ее прямо после окончания сериала «Игра престолов». Она просто удивительная. «Черт возьми, она действительно хороша», — думала я, когда смотрела шоу. Я и подумать не могла, что она может быть так хороша в комедии — эта способность редко встречается. Затем мы пошли в студию и записали пару песен, и я удивилась, насколько невероятный у нее голос.

Эмилия — настоящая находка для фильма. Как и ее героиня Кейт, она осознала, что желание быть звездой на самом деле бессмысленно и является лишь побочным эффектом. Постепенно Кейт отступает от этой идеи и соглашается стать счастливым человеком, который не боится взять ответственность за свою жизнь.

— Расскажите подробнее о своей героине.

— Образ моей героини Петры частично основан на истории моей покойной свекрови. Это хорошо, что она уже ушла из жизни, потому что иначе я не смогла бы позаимствовать у нее черты для своего персонажа: она бы убила меня! По сюжету вместе с мужем-адвокатом они покинули Югославию во время войны — в 90-е там была полная разруха, что им пришлось переехать, чтобы обеспечить достойную жизнь двум своим дочерям. Однако в новой стране они столкнулись с дополнительными трудностями: к сожалению, в то время люди с высшим образованием были вынуждены устраиваться на низкооплачиваемую работу, например, подрабатывать таксистами. Это пустая трата ресурсов. В нашем обществе мы очень расточительны в отношении навыков и увлечения. Это стало одной их важных тем фильма.

— В чем секрет создания идеального романтического фильма?

— Не следуйте формальностям, поскольку это не даст желаемого эффекта. В этом деле нужен элемент неожиданности.

— Правда, что вы должны были работать с режиссером Полом Фигом над фильмом «Поздняя ночь» еще несколько лет назад?

— Мы собирались снять «Позднюю ночь», но исполнительница роли Молли Минди Кейлинг забеременела и нам пришлось отложить съемки. Незадолго до этого в моей семье случилось горе. Таким образом, одновременно произошли, казалось бы, несовместимые вещи — рождение и смерть, что не позволило нам работать над этим проектом.

Пол — просто замечательный человек. Многие режиссеры не любят, когда сценаристы находятся вместе с ними на одной площадке. Пол не такой, он сказал: «Я хочу, чтобы ты каждый день была со мной. Давай сделаем это вместе».

— Должно быть это то, что делало съемки в Ковент-Гардене еще более приятными?

— Знаете, это просто удивительно. Представьте: вся команда измучена от многочасовых съемок, одета в свою паршивую одежонку для прохладной погоды, и тут появляется Пол в своем красивом твидовом костюме с накидкой и в шляпе. «Спасибо. Ты выглядишь потрясающе и приятно пахнешь», — говорила ему я. Я не шучу, это правда вдохновляет, ведь нужно прикладывать огромные усилия, чтобы выглядеть так хорошо в таких условиях.

— Расскажите о той самой сцене, где вы поете Эмилии.

— О боже! Эта колыбельная! Мы не могли прекратить смеяться. Наконец, я предложила положить вместо Эмилии манекен в кровать, иначе мы просто не могли перестать хихикать.

— Какие еще приятные воспоминания приходят вам на ум?

— Когда мы трое суток снимали сцену на катке в Александра-палас, это было настолько волшебно — от того, что на нем совсем не было людей. Просто огромный каток для тебя одного. Мы с Эмилией ходили по кругу: на тот момент я еще не представляла, что она умеет так петь.

— Правда, что Генри Голдинг ужасный певец?

— В точку. Мы подумали: «Ничего себе, это странно». Но с фильмами все обстоит иначе: вы находите людей, и у каждого из них должна быть своя роль. Сейчас мне сложно представить, чтобы кто-то другой играл вместо него, вместо него и Эмилии.

— Думали ли вы о Чарльзе Диккенсе и его «Рождественской песне в прозе», когда писали сценарий? Эмили немного напоминает персонажа Скруджа в эмоциональном плане.

— Нет, я не думала о Диккенсе и «Рождественской песне», но это одна из самых интересных вещей в сторителлинге: эти темы словно витают в воздухе. Вы абсолютны правы. Эмили действительно одержима собой, собственными потребностями и желаниями. В этом плане она абсолютный Скрудж в отношении эмоций. Она пока не понимает, что нужно жить по принципу «чем больше даешь — тем больше получаешь».

— Расскажите про отбор актеров на роль бездомных.

— Мы хорошо провели время. У нас были замечательные артисты, которые сыграли бездомных персонажей. Многие из них были настоящими бездомными. Один из актеров потерял обе ноги в результате несчастного случая. Я спросила, может ли он предложить что-то в ходе прослушивания? Он сказал: «Ну, я умею кататься на скейтборде». Я знала, что он умеет играть на гитаре, но скейтборд. Затем он сел на скейтборд и покатился. Это была большая удача — найти одновременно блестящего и забавного человека. Мы так привыкли, что все вокруг такие одинаковые. Нам всем не хватает впечатлений.

— Удивительно, что вы не написали романтическую комедию раньше.

— Я проделала большую работу над третьей частью «Бриджит Джонс». Это был первый раз, когда я написала сценарий к романтической комедии. «Рождество на двоих» — это не классическая работа в этом жанре, поскольку в ней очень много драмы. История Кейт изначально сложно устроена и дает почву для размышлений.

— Почему так?

— Потому что мы живем в мире, где люди не могут справиться, если они не знают, что им позволено любить женщину. Для мужских персонажей нормально начинать фильм с плохим настроением и ужасным поведением, потому что мужчинам разрешено делать все, что им нравится. Женщинам нет. «О, ведь женщина должна быть милой», — скажут многие. Зритель с самого начала фильма должен быть уверен в том, что героиня ему нравится. Поэтому мы подошли к этой проблеме с другой стороны, придумали для нее совершенно новое решение. Это может кого-то расстроить, но в этом и есть правда жизни.