«Полная клюква»: ликвидатор Чернобыля о сериале HBO

Идиотизм и профанация: прототип ликвидатора в «Чернобыле» врезал HBO

Генерал-майор Николай Тараканов, послуживший в качестве прототипа для одного из персонажей сериала американской компании HBO «Чернобыль» об аварии на ЧАЭС прокомментировал то, как показаны события 1986 года в зарубежном телепроекте и дал оценку действиям партийного руководства.

Прототип одного из персонажей сериала телеканала HBO «Чернобыль» генерал-майор Николай Тараканов, командовавший воинскими подразделениями на месте ЧП на ЧАЭС поделился в интервью RT своим мнением о проекте.

В частности, Тараканов подверг критике сцену, в которой написанный с него персонаж говорит, что реальные цифры радиации и истинный масштаб произошедшей катастрофы скрывают даже от военных.

«Нет, это он говорит ерунду. На государственной комиссии, которую возглавлял Щербина (Борис Щербина — зампред совета министров СССР), заместитель главного инженера Чернобыльской АЭС Самойленко на макете докладывал, что роботы не сработали и что точки наиболее сильной радиации остались на крышах первого — третьего блоков и вокруг атомной станции», — сказал Тараканов.

Он также упомянул, что в сериале неверно приписаны слова о необходимости применить «биороботов», под которыми подразумевали солдат. По сюжету, с этой инициативой выступает член правительственной комиссии по расследованию причин и по ликвидации последствий аварии на ЧАЭС Валерий Легасов, которого, по словам Тараканова, «там и близко не было».

«Щербина, прямо скажу, в таком унынии был: «А что же делать, если роботы не сработали? Что же делать?» Тогда кто-то (я не помню сейчас, кто именно) сказал, что единственный вариант — биороботы. Речь шла о солдатах», — рассказал он.

При этом, генерал-майор подтвердил факт использования самого слова «биороботы» по отношению к солдатам. Он отметил, что оно было навязано начальником штаба по ликвидации последствий аварии Юрием Самойленко, который позднее был награжден званием Героя соцтруда.

Он также прокомментировал образ первого президента СССР Михаила Горбачева, который был создан авторами сериала.

«Если говорить о натуре человека, которого я все-таки близко знал (пусть он меня слушает сейчас), то в нем не было мужского стержня, как, допустим, в Борисе Николаевиче Ельцине», — признался он.

Тараканов подчеркнул, что Горбачев не полетел сам к месту аварии, узнав о произошедшем, послав туда вместо себя председателя совета министров СССР Николая Рыжкова и Щербину.

«Он, не владея ситуацией, не представляя, что это такое, пытался как-то преуменьшить опасность для населения. Он думал, что вот-вот комиссия доложит, что все закончено. И называли же это не катастрофой, а аварией. Только военные настояли на том, что это катастрофа, а никакая не авария. Крупномасштабная, катастрофа века», — пояснил он свою позицию.

Тараканов рассказал о шахтерах, которые вручную вытащили сотни кубометров земли, которую вывозили в могильники, из-под саркофага ЧАЭС. В фильме показано, что в какой-то момент они начали работать, сняв с себя защитную одежду.

«Я не видел их нагишом. Это тоже перебор, я скажу. Надо было отрыть шурф, подвести под блок бетонную плиту, устроить охлаждение из азота, вроде холодильника. То есть идея правильная, и она, конечно, помогла. Но шел сентябрь», — сказал он.

Ранее об этом же эпизоде в интервью E1.ru высказался архитектор Сергей Трофимов, который также участвовал в ликвидации последствий аварии на ЧАЭС. Он пробыл на месте аварии четыре месяца вместо шести, так как сразу получил дозу радиации, допустимую по стандартам тех лет.

«Я согласен со словами шахтеров, что защита, которую нам выдавали, на самом деле не слишком-то помогала. Когда мы работали на крыше реактора, мы были в свинцовых фартуках и кепках. Я спросил у радиолога: правда ли, что эта униформа нас защитит? Он сказал, что излучение пробивает насквозь, от него не спрячешься. Голый ты стоишь или в робе — все одно. Форма давалась скорее для того, чтобы нас успокоить», — рассказал он.

По его словам, поступок шахтеров был продиктован не желанием проэпатировать руководство или продемонстрировать свое несогласие, а пониманием бесполезности выданных средств защиты.

Другой ликвидатор последствий аварии на ЧАЭС из Екатеринбурга, инженер Олег Соломеин выразил надежду на то, что сериал о событиях 1986 года посмотрят во всем мире и что зрители ему поверят.