«Захотел сниматься еще до того, как прочитал сценарий»: Робак о «Мертвом озере»

Актер Александр Робак о сериале «Мертвое озеро»

Александр Робак за свою карьеру снялся почти в сотне фильмов и сериалов — это он играет Будкина в экранизации романа «Географ глобус пропил», он становится Витькой Караваем — одним из главных героев во втором «Горько!» Жоры Крыжовникова, благодаря его таланту образ простого работяги Ивана Самсонова из «Домашнего ареста» получился таким глубоким. В «Мертвом озере» от «ТНТ-Premier», первом нуаре о русском севере, Робак сыграл шефа чангаданской полиции Михаила Ганича — непростого персонажа, чья трагедия прояснится ближе к финалу детектива. «Газета.Ru» публикует интервью с Александром Робаком о съемках в «Мертвом озере», его любимых сериалах и отношении к современной киноиндустрии.

— «Мертвое озеро» снимали в Мурманской области. Расскажите, как пережить зимнюю съемку на натуре за полярным кругом?

— Ничего особенного, главное, чтобы костюмерный цех хорошо подготовился (смеется). У нас команда была хорошая, так что все оказались подготовлены.

— Вы первый раз побывали в заполярье?

— До этого я уже ездил на окраину Кольского полуострова, но летом — в это время там другие красоты.

— Что вас больше всего впечатлило?

— Я сам из города Златоуст Челябинской области, и хоть и называется наш регион «Южный Урал», но места там тоже северные. И все-таки, что сразу бросилось в глаза и что удивило в Кировске — это невероятно огромные сугробы высотой в 4 метра, сквозь которые пробиты дороги.

У нас сугробы по краям дороги навалены, а там сразу за обочиной идет отвесная стена снега в два раза выше человеческого роста. Чувствуешь себя, как в огромной канаве. Вообще там очень колоритно: горы, морозы, снега. Даже воздух там немного другой, более прозрачный. Все это добавило колорита «Мертвому озеру». Думаю, для съемок было выбрано очень правильное место — оно помогло выстроить правильную драматургию и создать подходящую атмосферу.

— Что вас подтолкнуло к съёмкам в «Мертвом озере»?

— Я захотел сниматься в этом проекте еще до того, как прочитал сценарий. Во-первых, я давно знаю Романа Прыгунова и его творчество, и всегда мечтал с ним поработать. Во-вторых, имена продюсеров Валеры Федоровича и Жени Никишова — это уже бренд, залог успеха. Это одни из самых дерзких и интересных продюсеров на нашем сегодняшнем рынке. А уж когда я узнал имена своих партнеров по площадке, у меня не осталось никаких вопросов. Весь кастинг вы знаете без меня — про каждого из актеров я готов сказать много теплых слов. Но и сам сценарий меня тоже впечатлил. В нем переплелись совершенно разные пласты: здесь есть и детектив, и мистика, семейная, любовная и социальная драмы, немного эротики, немного юмора. Очень необычно! Да и персонаж мой тоже непривычен и неоднозначен — мы долго и кропотливо создавали его вместе с Романом Прыгуновым.

— Чем необычен ваш герой?

— На первый взгляд — ничем. Михаил Ганич — начальник полиции Чангадана, местный шериф. Честным служащим его не назовешь — он занимает свое место в иерархической системе городка, который целиком находится под колпаком у местного олигарха. Но при этом у Ганича — своя мотивация: у него есть достаточно весомые аргументы, которые способны оправдать его непорядочность. Но это отдельная история, о которой не стоит преждевременно говорить, чтобы не разрушить интригу.

— Журналисты сравнивают «Мертвое озеро» с «Твин Пиксом», «Настоящим детективом», скандинавскими сериалами. Насколько, на ваш взгляд, такие параллели уместны?

— Сама по себе история немного напоминает «Твин Пикс», а атмосфера отдаленного северного городка порой действительно создает ощущение, что действие происходит где-то в Швеции или Норвегии. При этом, жанр «Мертвого озера» постоянно меняется, уплывает. До самой последней сцены ты не понимаешь, то ли это мистическое кино, то ли — сугубо «материальный» детектив.

— Российские сериалы в последнее время выросли в качестве, на самые успешные проекты обратили внимание большие западные компании. За счет чего это произошло, по-вашему?

— Пришло их время. Одна из причин такого роста сериалов — появление онлайн-платформ, которые позволяют запускать проекты для широкой аудитории и ценителей качественного кинематографа. На телевидении у каждого канала есть своя аудитория, и сериал, снятый для неё, неизбежно ограничен определенной темой и решениями. В результате получается очень узконаправленный продукт для конкретной целевой аудитории. Новые платформы расширяют аудиторию. У продюсеров, режиссеров и сценаристов появляется больше свободы. Это как свежий глоток воздуха. И, конечно, многое зависит от здоровых амбиций продюсеров — от их желания делать новый контент, не бояться шагать вперед и рисковать. Я знаю еще несколько многосерийных проектов высочайшего уровня, которые снимаются прямо сейчас, и уверен, что их ждет большое будущее. Один из них — сериал «Эпидемия» режиссера Павла Костомарова для «ТНТ-Premier», в создании которого участвую и я.

— Какие из новых сериалов понравились лично вам?

— Мне очень нравится все, что делают Алена Званцова и Борис Хлебников. Из последнего с удовольствием посмотрел «Звоните ДиКаприо!» Жоры Крыжовникова – хороший проект. А если брать иностранные, то это «Фарго», «Во все тяжкие», «Карточный домик», «Клан Сопрано», «Декстер», «Настоящий детектив», «Острые козырьки», «Молодой папа» - это что первое пришло в голову.