Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

«В «Стене скорби» каждый штрих сделан моими руками»

«Газета.Ru» побывала на отливке элементов памятника жертвам репрессий

Скульптор Георгий Франгулян около макета скульптурной композиции «Стена скорби» Ермаков Дмитрий/Агентство «Москва»
Скульптор Георгий Франгулян около макета скульптурной композиции «Стена скорби»

«Газета.Ru» побывала в литейном цеху, где идет отливка последних частей памятника жертвам политических репрессий, который будет открыт 30 октября на проспекте Академика Сахарова. Автором мемориала стал Георгий Франгулян. «Газета.Ru» поговорила со скульптором о процессе создания монумента памяти.

Инициатива создания монумента, который увековечит память почти 20 млн жертв политических репрессий, возникла после смерти Сталина. Точнее, после рассекречивания протоколов ХХ съезда Коммунистической партии, с которого началось развенчание культа личности Сталина.

Реклама

Однако «оттепельная» инициатива шла «снизу» и не была поддержана правительством. В перестроечных 80-х годах, когда тема репрессий снова стала активно обсуждаться, общественность вновь обратила внимание на эту проблему; на этот раз средства на памятник были собраны. Однако он так и не был установлен. Точнее, был установлен Соловецкий камень, привезенный с островов, где в бывшем монастыре располагался СЛОН — Соловецкий лагерь особого назначения, де-факто бывший политической тюрьмой. Камень поставили на Лубянской площади как знак того, что однажды в Москве будет сооружен полноценный мемориал.

Однако к вопросу его возведения вернулись только спустя 25 лет, когда в августе 2015 года была утверждена концепция государственной политики по увековечиванию памяти жертв политических репрессий.

По указу президента, мемориал должен занять свое место 30 октября — в День памяти жертв политических репрессий.

Как это выглядит

Мемориал, названый его автором Георгием Франгуляном «Стена скорби», представит собой двусторонний горельеф длиной 30 и высотой 6 м, расположенный полукругом. На него уйдет около 80 тонн бронзы. Основу композиции составят взмывающие вверх безликие фигуры — символы хрупкости человеческой жизни перед лицом тоталитарной системы, объясняет скульптор. По словам художника,

форма монумента должна донести до людей ощущение «рыка террора» и «скрежетание зла».

В монументе также будут сделаны просветы, выполненные в форме человеческих силуэтов, через которые могут проходить зрители — это позволит им ощутить, что жертвой может стать каждый, поясняет автор.

Яков Лысенко

По краям монумента будут расположены «скрижали», на которых будет написано слово «помни» на разных языках. Площадь перед «Стеной скорби» создадут из «живых» камней, доставленных из мест отбывания заключения жертв политических репрессий.

Большой спрос на памятники

По состоянию на конец мая 2017 года «Стена скорби» практически завершена: большая часть монумента отлита в бронзе и собрана. Изготовлены и скрижали. «Памятник будет установлен вовремя. На площади сейчас идут подготовительные работы. 30 октября, в День памяти жертв политических репрессий, он будет торжественно открыт», — сообщил директор Государственного музея истории ГУЛАГа Роман Романов.

Общая стоимость возведения памятника составила 460 млн рублей. Деньги на него собирает Фонд «Увековечения памяти жертв политических репрессий». Правительство Москвы выделило 300 млн рублей.

Монумент создается также за счет частных пожертвований: перечислить деньги на возведение «Стены скорби» может любой желающий.

Проект, автором которого стал известный скульптор Георгий Франгулян, выиграл в конкурсе, на который было представлено в общем счете 340 концепций. В состав жюри вошли председатель правления общества «Мемориал» Арсений Рогинский, председатель ЦИК Элла Памфилова, координатор Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева и руководитель Совета по правам человека Михаил Федотов.

Представляя победивший проект, Федотов отметил, что памятники жертвам политических репрессий планируется открыть и в других городах России. По его словам, в Музей истории ГУЛАГа постоянно обращаются коллеги из регионов, местных администраций с просьбой, чтобы другие проекты, которые участвовали в конкурсе на возведение «Стены скорби», были переданы им. Запросы на возведение мемориалов в фонд поступали из Пензы, Якутии и Магадана.

Яков Лысенко

«Газета.Ru» поговорила с победителем конкурса Георгием Франгуляном.

— На какой стадии сейчас находится изготовление монумента?

— Отлито три четверти всего объема. Окончательные 10 метров длины монумента будут собираться еще в течение двух месяцев. Сейчас идет отливка: горячая бронза заливается в глиняные формы. После остывания металла его установят на несущий каркас: именно в этот момент он превратится в цельное бронзовое произведение. Материал затем шлифуется, полируется и платинируется, то есть приобретает цвет. На «Стене скорби» будут использованы три разных цвета бронзы.

— Долго ли вы продумывали композицию монумента?

— Образ возник за пять минут. Все на «Стене скорби» совершенно не случайно: это сложно выстроенный композиционный ряд. Каждый штрих сделан моими руками. На сегодняшний день это единственная и самая главная моя работа.

— Репрессии коснулись вашей семьи?

— Да, мои бабушки и дедушки были репрессированы. Я с семи лет наблюдал, как в прессе издевались над изображениями репрессированных — например, заштриховывали их лица.

— В одном из интервью вы сказали, что в своем творчестве сторонитесь некоторых тем — в частности, политики. Однако нынешний монумент имеет и политическое значение и звучание. Вы не сомневались в своем решении принять участие в конкурсе?

— Я не мог остаться в стороне. Когда был объявлен конкурс по этой тематике и я узнал, кто будет входить в состав жюри, все мои принципы отошли на задний план. У нас, как вы знаете,

все подобные конкурсы заранее распределены: а тут появилась надежда, что судейство будет объективным.

Яков Лысенко

— Какие факторы принимаются во внимание во время выбора того места, на котором будет возводиться монумент?

— В данном случае место выбрано не мной, а входило в конкурсное условие и было определено Москомархитектурой — как это было и в случае с моим памятником Булату Окуджаве на Арбате. Вообще, обычно условия ставятся властями, а дело художника — вписаться в них. Монумент памяти будет расположен на проспекте Сахарова. Думаю, это правильное решение — он имел прямое отношение к борьбе за свободу слова и сам в значительной степени пострадал от репрессий.

— Вы за годы своей карьеры приняли участие более чем в 100 выставках. Можете дать совет, как сегодня молодым скульпторам добиться успеха?

— Когда я был молодым скульптором, у нас была лишь библиотека в Строгановке (Московская художественно-промышленная академия им. Строганова. — «Газета.Ru») и замусоленные книги, из которых мы пытались выудить знания по своему предмету. Сегодня же у молодежи совсем другие возможности: они имеют полный доступ ко всем источникам информации, могут изучать искусство любой страны. Была бы личность, а у этой личности — настрой и упорство.