Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

«Смерть Немцова потрясла всю элиту страны»

Михаил Фишман о фильме «Слишком свободный человек», посвященном Борису Немцову

,
Кадр из фильма «Слишком свободный человек» (2016) Твинди
Кадр из фильма «Слишком свободный человек» (2016)

23 февраля в прокат выходит «Слишком свободный человек» — документальный фильм журналиста Михаила Фишмана и режиссера Веры Кричевской о жизни и смерти Бориса Немцова, харизматичного лидера оппозиционного движения и бывшего вице-премьера, убитого в центре Москвы 27 февраля 2015 года. «Газета.Ru» поговорила с Фишманом накануне выхода картины в прокат.

— Расскажите, пожалуйста, историю создания этой ленты.

— Она непростая. Ее идея родилась, когда я еще в 2015 году работал над другим документальным фильмом для одного немецкого телеканала. Я пишущий журналист: я понимаю, что спрашивать у моих героев, понимаю, про что должен быть этот фильм. Но я ничего не знаю про то, как делается кино. И я позвал в соавторы режиссера, Веру Кричевскую. Кажется, ей впервые пришлось работать с чужим видео, с теми проблемами и ошибками, которые уже невозможно было исправить. А дальше мы уже работали вместе.

— Если бы Немцов был жив, про него можно было бы снять похожий фильм?

— Мне бы это в голову точно не пришло. Наш фильм появился именно потому, что он погиб.

Фильм о живом Немцове сделал, например, его друг Павел Шеремет, которого тоже уже убили.

Он сделал очень хороший фильм к 50-летию Немцова, и многие герои этого фильма есть и у нас. Но наш фильм другой, в первую очередь потому, что Немцова больше нет с нами.

— Насколько гибель Бориса Немцова, по вашему мнению, стала поворотным событием для нашей современной истории?

— Конечно, протестное демократическое движение чувствовало бы себя гораздо лучше сегодня, будь Немцов жив. Российские демократы потеряли самого опытного своего лидера. Никто из них не сравнится с Немцовым накопленным политическим опытом.

Демократическая общественность потеряла организатора, лучше других умеющего договариваться и искать компромиссы.

Но все же его смерть не столько даже поворотное событие, сколько глубоко символическое. Убийство Немцова, в этом нет сомнений, произвело неизгладимое впечатление не только на демократическую оппозицию, но и на всю элиту страны.

И кажется, ни у кого нет сомнений сегодня, что символически выстрелы в Немцова стали выстрелами в саму идею демократии и свободы. И мы видим, что

через два года после его смерти память о нем живет и образ его по-прежнему с нами.

Неслучайно же не проиграна до сих пор борьба, которую уже два года каждый день ведут с властью защитники мемориала на Москворецком мосту — несмотря на такое, казалось бы, неравенство сил.

— Название вашего фильма «Слишком свободный человек», как мне кажется, говорит о нем не только как о политике. Насколько его харизма, стиль жизни и способ существования в обществе играют роль сейчас, когда мы можем говорить о нем только в прошедшем времени?

— Немцов такой же человек, как и все остальные, — со своими слабыми и сильными сторонами. Но его сильные стороны оказались очень сильными. Когда я работал над фильмом, для меня это стало особенно очевидно.

Главное, что есть в Немцове, — это открытость, честность и жизнелюбие.

Оказалось, что это не только свойства его характера, но и огромный политический капитал.