Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Викинг в одном башмаке

Доктор филологии Михаил Одесский о том, стоит ли требовать от фильма «Викинг» исторической достоверности

Кадр из фильма «Викинг» (2016) Дирекция Кино
Кадр из фильма «Викинг» (2016)

Российский блокбастер «Викинг», едва выйдя на экраны, немедленно вызвал дискуссии об исторической достоверности изображаемых событий — то есть эпохи, предшествующей крещению Руси. «Газета.Ru» публикует мнение специалиста по истории древнерусской литературы, профессора РГГУ Михаила Одесского.

Всем, кто после просмотра фильма «Викинг» вдруг задастся вопросом, а что там в Х веке было на самом деле, почему да как Владимир крестил Русь, я скажу: нет ответа! Ни у меня, ни у кого. Может, только Дункан Маклауд, бессмертный герой фильма «Горец», который участвовал в тех событиях, смог бы нам что-нибудь рассказать. Больше некому.

Я 20 лет читаю древнерусскую литературу и разбираю «Повесть временных лет» на занятиях со студентами. Остались тексты, которые повествуют о том времени. Есть информация, которую эти тексты сообщают. И тем не менее еще раз повторюсь: без машины времени задаваться вопросами о давнем прошлом и отвечать на них бессмысленно. При кажущейся простоте эта сложная мысль почему-то не дается с первого наскока. Поймите, смешно говорить: «Владимир изображен не таким, каким он был».

Я вот сомневаюсь, что можно уверенно сказать, каким был Ельцин. Что уж говорить о событиях Х–ХI веков.

Какими были Cредние века, никто давно не знает. Мы даже не знаем, какой этнос жил в Киеве и кто такие печенеги. Кто скажет, как они выглядели? Было противостояние, исконное для Руси: Киева и дикой степи. Из этой дикой степи приходили монголы, до них были половцы и печенеги.

Всегда был какой-то исконный враг, но как он в деталях выглядел — да какая разница! Археология Х века чрезвычайно бедна. И естественно, что люди, отвечающие за предметный мир фильмов, фантазируют. Информации слишком мало. Помните, как в романе Стругацких «Понедельник начинается в субботу» фигурировали персонажи из «воображаемого будущего», изображенные именно такими, как их описали авторы литературных произведений? Один там вышел совершенно голым, но в красном жилете — больше никаких деталей писатель не рассказал.

Опираясь исключительно на факты, мы получим как раз таких персонажей: голых и в одном башмаке.

Мне кажется, стратегия реконструкции событий в «Викинге» избрана абсолютно верная.

И пусть она основана на каких-то параллелях и догадках, это не страшно. Я уверен: век плюс, век минус для зрителя никакой роли не сыграют, это же не научный доклад на конференции. Главное, чтобы создавалось определенное «средневековое впечатление». Некоторых зрителей еще отчего-то возмутило обилие грязи в кино.

Я не уверен, что во времена Киевской Руси было особенно чисто.

Давайте к этому относиться спокойно. В отличие от других оппонентов, я плохо помню Х век. Я не знаю, каким он был. Скорее всего, Киев был менее благоустроен, чем Херсонес. Скорее всего, Корсунь-Херсонес не был таким роскошным и столичным, каким его показали в фильме, ну и что? В кино, в литературе существуют разные установки. В ХIХ – начале ХХ века любили показывать «красивые» Средние века — чистенькие, аккуратненькие, в картонных доспехах. Сейчас, и не только в фильме Эрнста, Максимова и Кравчука, эти дикие годы показывают со всей грязью и кровью. Возможно, в этом есть перехлест.

Но ведь чтобы показать прорыв через кровь и грязь, надо показать собственно кровь и грязь.

И еще один момент. Источники, на которые мы все опираемся, — не бортовые самописцы. У их авторов даже приблизительно не было задачи механически фиксировать события. Это были верующие люди. В случае с «Повестью временных лет» мы имеем дело с монахом Киево-Печерского монастыря. Принято считать, что им был Нестор, но даже и это — не факт. Но допустим, что так.

Нестор — канонизированный монах, святой человек. Задача у него была — христианское воспитание читателя.

И о событиях он рассказывал так, чтобы произвести соответствующее впечатление. Да, Владимир был воителем и государственным деятелем, но канонизирован-то он как равноапостольный, как человек, который включил Русь в средневековый христианский мир. Вот что ценила в нем русская культура. К слову сказать, Александр Невский на древних иконах изображался не в воинском одеянии, а древним монахом, то есть в той одежде, в которой он предстал перед Богом, поскольку перед смертью принял монашество.

Мы вольны оценивать Владимира, который жил в Х веке, или Александра из ХIII века как нам угодно. Но все-таки надо понимать, что их современники могли их оценивать как им было угодно, и не надо одно подменять другим.

Наверное, по итогам Владимир был более могущественным правителем, чем показано в «Викинге». Но мне кажется, в этом фильме акцентируются очень важные религиозные и нравственные моменты.

«Повесть временных лет» писалась в эпоху, когда русские князья совершали тягчайший грех — они воевали друг с другом. А ведь князья-то буквально были друг другу братья, представляли одну семью.

И у древнерусского книжника-монаха было одно горячее желание — убедить князей отказаться от греха братоубийства, от греха Каина и Авеля. Потому что этот грех не может быть оправдан никакими соображениями, даже соображениями строительства единого государства. Совершать грех против христианской нравственности — это самодостаточное преступление, его нельзя ничем объяснить, все отступает на второй план. И в «Повести временных лет» бог карает за этот грех.

Карает, например, тем, что вторгаются иноверцы. Вторжение иноверцев, по логике русского летописца, происходит с разрешения бога. Потому что все происходит с разрешения бога.

Возникает вопрос: за что нам, христианам, набеги врагов? А за то, что мы совершаем грехи, за то, что мы плохие христиане. Вот какая логика. И есть очень сильная мысль Нестора, которая, по-моему, замечательно передана в этом фильме. Нестор очень чуток к тому, что я бы назвал кровавым маятником: одно преступление порождает другое.

Не без участия Ярополка убивают его брата Олега, за смерть Олега убивают Ярополка, и так далее, и так далее, механизм запущен.

Но положительные герои «Повести временных лет» потому и положительные, что они могут вырваться из этой системы кровавого маятника.

И вот эта важнейшая идея «Повести временных лет», по-моему, вполне адекватно передана в фильме и, на мой взгляд, совершенно не устарела. А путать современную логику и тогдашнюю, как говорил герой фильма Никиты Михалкова «Свой среди чужих, чужой среди своих», «стыдно и нехорошо». Это были другие люди, и я не уверен, что они были глупее или хуже нас.

Авторы фильма должны радоваться, что их реконструкция, заведомо не претендующая на стопроцентную достоверность событий Х века, вызвала такой резонанс и интерес к разным нюансам из «Повести временных лет». Значит — попали!

Автор — доктор филологии, профессор, заведующий кафедрой литературной критики факультета журналистики Института массмедиа РГГУ