Пенсионный советник

От Паниковского до Мефистофеля

100 лет назад родился Зиновий Ефимович Гердт

Отдел культуры 21.09.2016, 17:05
Зиновий Гердт, 1996 год Татьяна Кузьмина/ТАСС
Зиновий Гердт, 1996 год

По случаю столетнего юбилея выдающегося русского артиста Зиновия Гердта «Газета.Ru» вспоминает его самые характерные роли.

В 1945 году Зиновий Гердт вернулся с войны. После тяжелого ранения в ногу он перенес более десятка операций, долго не мог ходить, хромота осталась на всю жизнь. Окружающие не верили, что он сможет продолжать актерскую карьеру, которую успешно начал до войны в знаменитой студии под руководством Алексея Арбузова и Валентина Плучека. Чтобы как-то остаться в профессии, Гердт пришел в московский Театр кукол Сергея Образцова. Он надеялся, что сможет состояться как актер хотя бы за ширмой. Жизнь распорядилась по-своему. Уже через пятнадцать лет Гердт стал одним из самых востребованных советских артистов. К восьмидесятилетнему юбилею его фильмография насчитывала более 200 позиций.

«Девять дней одного года», 1961, реж. Михаил Ромм, читает текст за кадром

Один из символов эпохи «физиков и лириков». Фильм с Алексеем Баталовым, Татьяной Лавровой и Иннокентием Смоктуновским в главных ролях аккумулировал всю киноэстетику шестидесятых: это наш неореализм и наш романтизм. Едва ли не впервые здесь прозвучал за кадром голос Зиновия Гердта. Наверняка именно благодаря этому фильму голос запомнился миллионам зрителей. Без всякой аффектации, крайне сдержанно Гердт сумел передать весь драматизм сложного сюжета. Впоследствии Гердт озвучил множество закадровых рассказчиков, чем облагородил десятки отечественных кинопроизведений. Но этот фильм — первый, и голос Гердта там — неотъемлемая часть художественного замысла.

Фоторепортаж: 100 лет со дня рождения Зиновия Гердта

__is_photorep_included10208135: 1

«Фокусник», 1967, реж. Петр Тодоровский, сценарий Александра Володина

Первая и почти единственная главная роль. Драматург Александр Володин в шестидесятые находился на пике славы. Его странные, ни на кого не похожие герои пользовались большой популярностью и вызывали всемерное сочувствие у публики. Иллюзионист Кукушкин, неприкаянный и неустроенный человек,» органично вписывался в ряд володинских персонажей. А вот Гердт очень отличался от актеров, которых тогда было принято снимать в главных ролях. Позднее заслуживший славу комика, здесь Зиновий Гердт предстает как крупный драматический артист большого диапазона.

«Золотой теленок», 1968, реж. Михаил Швейцер, роль Паниковского

Одна из ролей, сделавших Гердта всесоюзно известным. После него трудно представить себе другого Паниковского. Сцена побега с гусем в руках, сцена «Дай миллион, дай миллион» и многие другие вошли в хрестоматию российского кино.

«Король Лир», 1970, реж. Георгий Козинцев, голос главного героя в исполнении эстонского актера Юри Ярвета

Козинцев вспоминал, что долго не мог найти исполнителя роли короля Лира. Единственное, что было решено изначально: говорить будет Гердт. Собственно с ним Козинцев и работал над ролью. Он справедливо и остался в истории как единственный исполнитель в советском кино одного из самых трагических шекспировских героев.

«Тень», 1971, реж. Надежда Кошеверова, по пьесе Шварца, роль министра финансов

Еще одно хрестоматийное исполнение, абсолютное попадание в стиль шварцевской сатиры. Остается только выразить досаду, что больше Гердт в пьесах Шварца не играл.

«Необыкновенный концерт», экранизирован в 1972 году, реж. Сергей Образцов, Семен Самодур, роль конферансье Апломбова

Как известно, Гердт проработал в Театре кукол под руководством Сергея Образцова 37 лет. Во многом на нем держался репертуар этого театра. За ширмой он играл медведей, волков, чертей, а также Аладдина, князя Потемкина и других. Конферансье Апломбова в легендарном спектакле 1946 года Гердт играл почти столько же, сколько работал в театре. Его успех в этой роли сравнить практически не с чем. Он обогатил русскую речь множеством придуманных им афоризмов и присловий. Каждое появление конферансье перед занавесом было уже вполне законченным спектаклем.

Гете. Сцены из трагедии «Фауст», 1986, реж. Михаил Козаков, роль Мефистофеля

Один из немногих случаев, когда Гердт с экрана читает стихи. Перевод Пастернака — любимого поэта Гердта — звучит в этом телевизионном фильме совершенно неожиданно. Гердт одновременно стремится донести интонацию поэта-переводчика и создать образ Мефистофеля, один из ключевых образов мировой культуры. Задача, посильная актеру с уникальной техникой и человеку высокой культуры.