Что изменилось
в Сирии за год

Инфографика
Виктория Волошина
о новых идеях сэкономить
на стариках

«Джаз вошел в нашу жизнь»

Анатолий Кролл о состоянии российского джаза

Иван Акимов 18.11.2015, 14:22
Композитор и пианист Анатолий Кролл Сергей Кузнецов/РИА «Новости»
Композитор и пианист Анатолий Кролл

В Московском доме музыки состоялся фестиваль «Российские звезды мирового джаза». Три дня на сцену выходили лучшие отечественные исполнители – инструменталисты и вокалисты, признанные мастера и молодые музыканты. Организатор фестиваля композитор и пианист Анатолий Кролл рассказал «Газете.Ru» о состоянии российского джаза, чем отличается этот фестиваль от предыдущих и кто ему помог в организации масштабного мероприятия.

— Анатолий Ошерович, расскажите, пожалуйста, как возник замысел фестиваля и как вам удалось его реализовать?
— Фестивалю двенадцать лет, он посвящен российским звездам джаза. Это была моя почти навязчивая идея, возникшая в те годы, когда российский джаз переживал нечто вроде кризиса. Я уверен, что мы должны учить публику уважать своих артистов, своих композиторов. Тогда и только тогда возникнет интерес и к мировому искусству. Двенадцать лет назад осуществить такой замысел было, конечно, трудно. Но у меня вскоре появились партнеры, помощники, которые очень много нового внесли в замысел и практически очень помогли в его реализации. Я занимаюсь музыкой – в том числе и продюсированием – почти шестьдесят лет. То есть опыт колоссальный. И все же одному мне с организацией фестиваля не справиться. Но я верил, что дело стоящее. Поэтому удалось убедить разных людей и некоторые институции, что идею нужно поддержать. Сначала откликнулась российская комиссия по делам ЮНЕСКО. И теперь два наших фестиваля — «Российские звезды мирового джаза» и «Очарование джаза» — проходят под эгидой этой авторитетной организации. Огромную помощь нам в последнее время оказывает Российское авторское общество (РАО). Я считаю очень благородным, что РАО, помимо выполнения своих обычных функций по сбору средств для выплаты правообладателям — это всемирная практика, и она сейчас у нас находится на очень высоком уровне, кто бы что ни говорил, — очень много помогает развитию музыкального искусства.

Конечно, я даже не помышлял бы о проведении этих крупнейших музыкальных фестивалей, если бы не было поддержки РАО.

Ну и конечно, очень помогает департамент культуры правительства Москвы. Наконец, важнейший наш партнер – Дом музыки. На его сценах проходят все наши фестивали.

— Чем нынешний фестиваль отличается от предыдущих?
— Мы каждый раз показываем новые программы. На этот раз первый день мы назвали «Шедевры симфоджаза — 2». Он посвящен творческой деятельности моего близкого товарища, выдающегося композитора Анатолия Кальварского. Два года назад у нас была программа «Шедевры симфоджаза», сделанная к его восьмидесятилетию. Она имела огромный успех. И вот мы придумали новую программу, но также составленную из произведений и аранжировок Кальварского. Она имеет подзаголовок «Избранное из лучшего». Среди исполнителей лучшие музыканты — Давид Голощекин, вокалистки Анна Бутурлина и Юлиана Рогачева. У нас нет специальных симфоджазовых коллективов, но в этом году с нами выступил легендарный Академический Большой концертный оркестр имени Ю.В. Силантьева.

Второй день мы назвали «Знаменитые джазовые династии» — подобной программы еще никогда не было. Выступали Игорь Бриль и его сыновья, Михаил и Яков Окуни, Олег и Наталья Бутман, Вячеслав и Игорь Горские. А также — Анатолий и Олег Кроллы, я и мой сын.

Третий день назывался «Это джаз от народных артистов».

На сцену выходили едва ли не все джазисты, имеющие звание народных артистов: Алексей Козлов, который только что отметил свое 80-летие, ансамбль солистов оркестра имени Олега Лундстрема под управлением Бориса Фрумкина, Давид Голощекин, легендарный гитарист Алексей Кузнецов. Ну и мой квартет «Мы из джаза». Я его создал к юбилею знаменитого фильма Карена Шахназарова, к которому я писал музыку. Я очень горжусь, что моя композиторская кинобиография началась с такого замечательного фильма. Тем более что история главного героя картины очень похожа на мою личную историю, хотя Карен Шахназаров этого не знал — я ему рассказал уже после того, как мы закончили работу над фильмом.

— В Санкт-Петербурге существует Джазовая филармония, а в Москве, кажется, нет ничего похожего. Вы осознаете отсутствие постоянно действующей институции как проблему?
— Я с большим уважением отношусь к деятельности питерской Джазовой филармонии, ее руководитель замечательный музыкант Давид Голощекин мой товарищ, участник наших фестивалей, в том числе и нынешнего. Однако я не думаю, что в Москве нужно непременно организовать что-нибудь подобное. Формы деятельности могут быть самые разные. У нас нет филармонии, но есть клубы, которые выполняют похожие функции – популяризируют джаз, проводят концерты и другие просветительские акции. Мне даже кажется, что разнообразие таких организационных форм предпочтительно.

Филармония – это прекрасная, но отнюдь не единственно возможная форма.

— Раньше существовали джазовые коллективы – оркестр Рознера, оркестр Утесова. Куда они делись? И нужно ли их возрождать?
— Я, кстати, оркестром Рознера руководил двадцать лет. Действительно, сейчас постоянных джазовых оркестров в России мало, но это, на мой взгляд, ничего, особенно для общей культурной ситуации, не значит. Коллективы собираются, в общем, сравнительно легко, когда в этом возникает потребность. А существование сегодня большого оркестра сопряжено с такими трудностями, что, может быть, и не имеет большого смысла. Основные усилия уходили бы на преодоление этих трудностей. Впрочем, есть, например, Камерный оркестр имени Лундстрема, которым сейчас руководит прекрасный музыкант Борис Фрумкин. Этот коллектив успешно работает. И, кстати, в следующем году я хотел бы широко отпраздновать столетие корифея отечественного джаза Олега Лундстрема. Есть коллектив Сергея Бутмана. Он тоже работает очень активно, много гастролирует и по России, и за границей. Так что отсутствие большого оркестра – сегодня не проблема. У нашей публики нет оснований чувствовать себя в чем-то обделенной по джазовой части.

— Как вы вообще оцениваете присутствие джаза в российской действительности? Его становится больше или меньше?

— Может быть, это прозвучит не слишком скромно, но присутствие джаза в отечественной концертной жизни значительно увеличилось благодаря нашим фестивалям.

В девяностые годы ситуация была принципиально иная. Отечественный зритель постепенно отвыкал от джаза, начинал воспринимать его исключительно как винтажный вид искусства. Сегодня джаз присутствует на афишах лучших концертных залов страны и люди хотят его слушать. Во всяком случае, наши фестивали всегда проходят на аншлагах. У нас были опасения насчет нынешнего фестиваля, поскольку он проходит в крайне неблагоприятной экономической ситуации, но, кажется, все обошлось. Билеты проданы. Так что, конечно, мне хотелось бы, чтобы джаза становилось больше, но и нынешний уровень востребованности не может не радовать.

Сейчас, после окончания фестиваля, можно смело сказать, что он в очередной раз удался. Музыканты не просто продемонстрировали мастерство – они вложили в выступления всю душу. Слушатели получили огромное удовольствие.

Организаторы фестиваля: Российское авторское общество, Московский международный дом музыки, комиссия Российской Федерации по делам ЮНЕСКО и департамент культуры города Москвы