Кто станет новым лидером Франции

Музей в телефоне

Как российские музеи обращаются к цифровым технологиям

Татьяна Сохарева 03.05.2015, 14:48
Михаил Джапаридзе/ТАСС

Мультимедиа Арт Музей запустил первый в России интерактивный гид, а ГМИИ им. Пушкина оцифровал коллекцию клинописных табличек: «Газета.Ru» рассказывает, как и зачем музеи осваивают электронные новшества.

Каждому экспонату — маячок

Мультимедиа Арт Музей первый в России запустил медиагид, который действительно выглядит как новый, более интимный способ общения с аудиторией, а не как очередная интерактивная замануха для туристов.

Он представляет собой бесплатное мобильное приложение «Твой МАММ» для iPhone и Android. Теперь, двигаясь по музею, посетитель будет получать справки об экспонатах с помощью установленных на них маячков, которые реагируют на приближение мобильного устройства.

Освоив так называемый интернет вещей, МАММ в итоге приблизился к немного социофобской мечте о музее как о персональном гаджете, который сам рассказывает о коллекции и временных выставках.

Содержанием приложения, как говорит Екатерина Финогенова, руководитель департамента по корпоративным отношениям музея, станет контент, который зрители не смогли бы обнаружить в экспозиции. «Мы не стали в него просто переносить экспликации, — рассказывает она. — К нам часто приезжают художники, комментарии которых мы специально записываем. Их и можно будет посмотреть в гиде. Будет дополнительная информация по авторам и отдельным работам. Иногда Ольга Свиблова сама комментирует выставку. В общем, для каждого проекта мы ищем свой контент, у нас нет одной схемы».

Сейчас в каждом зале музея установлено по два маячка. «Мы отказались от принципа «каждому экспонату — маячок», по которому эта система работает с постоянными музейными экспозициями, — поясняется Финогенова. — В нашем случае в этом нет смысла: на каждой выставке может быть от 20 до 300 работ. Поэтому мы берем выставку целиком и рассказываем о ней, делая акценты на отдельных произведениях или сериях».

Подобные устройства давно и успешно используют в других областях — от магазинов и футбольных стадионов, подсказывающих пользователям, где купить хотдог, до «умных» домов, которые сами ищут завалившиеся под диван ключи. В России аналогичные датчики уже установила сеть магазинов «Республика» — тут с покупателями разговаривают книги, пластинки и прочие товары. К этой технологии уже обратился Роттердамский палеонтологический музей, снабдивший маячками своих динозавров, а также музей Philips в Эйндховене и Бруклинский музей в США.

«Благодаря iBeacon мы приблизились к так называемому бесшовному взаимодействию посетителя с музеем, когда ему не навязывают никаких дополнительных действий, — рассказывает основатель компании Getsy Максим Перцовский, занимающийся разработкой приложения. — Контент поступает автоматически, как только вы входите в зону действия Bluetooth-метки.

Правда, из-за сложного внутреннего устройства музея (залы MAMM постоянно меняются в зависимости от выставки) и открытости помещений нам пришлось ограничиться установкой всего лишь двух маячков на зал и уменьшить их радиус сигнала, чтобы не было пересечений. Сейчас максимальный радиус работы маячков — 50 м».

Подвох кроется лишь в том, с какой именно аудиторией поможет выстраивать отношения новый гид. «То, что не все готовы этим пользоваться, проблема не только нашего приложения, а всех современных технологий, — считает Финогенова. — Конечно, в большей степени медиагид будет работать с молодой аудиторией». Поэтому о кризисе жанра традиционных экскурсий с орущими в разных концах зала гидами, который взволновал даже консервативную Третьяковскую галерею, говорить не приходится. «Посетителям нравится живое общение с экскурсоводами, и я не думаю, что разного рода технологические гиды скоро смогут заменить его, — заявляет Екатерина Финогенова. — В нашем музее это особенно актуально, потому что у нас часто меняются экспозиции: в основном это современное искусство, с которым многие посетители не близко знакомы, и им очень помогает живая экскурсия».

Каким образом просветительский пафос приложения будет сочетаться с его коммерческим потенциалом, пока неясно. Но скоро, помимо собственно гида, через него можно будет покупать билеты и сувениры в онлайн-магазине, заказывать экскурсии и смотреть расписание спецсобытий в музее.

Виртуальная клинопись

Пушкинский музей презентовал цифровой архив клинописной коллекции музея — более частную и тихую в сравнении с медиагидом МАММ историю. Тем не менее она выглядит крайне своевременной реформой взаимодействия с реликвиями.

В музее хранится больше 1,7 тыс. клинописных табличек, среди которых хозяйственная отчетность, юридические документы, деловая и личная переписка из Шумера, Вавилонии, Ассирии и Египта. «Вокруг этой коллекции сконцентрировано много тревог из-за проблем, связанных с сохранением, реставрацией и консервацией памятников, — призналась директор музея Марина Лошак. — Она нуждается в постоянной заботе». Таблички осыпаются, их состояние ухудшается из-за высаливания и появления черных пятен.

Проект, над которым работала компания «Группа Эпос», дает возможность рассмотреть мельчайшие нюансы клинописных табличек в виртуальном пространстве, не прикасаясь к ним.

До посетителей музея архив доберется в виде гигантского планшета, на котором можно будет рассмотреть отснятые в высоком разрешении памятники, развернуть их на 360 градусов, увеличить любой фрагмент и настроить освещение.

«Часть объектов видна только при определенном освещении, — рассказывает Артем Белобородов, заместитель генерального директора по ИТ «Группы Эпос». — Поэтому мы разработали специальное приложение, которое фиксирует изображение, освещенное с шестнадцати направлений».

Ядро коллекции составляют таблички из собрания академика Николая Лихачева и востоковеда Владимира Голенищева. Сейчас, правда, специалистам удалось отснять только четвертую часть коллекции.

«Шумеры писали на глиняных табличках, это письмо объемное. Оно уже, по сути, является трехмерным изображением, — рассказывает ведущий научный сотрудник отдела Древнего Востока Борис Перлов. — Чем меньше мы будем трогать их руками, тем лучше — это же очевидно.

К тому же мы пока не до конца осознали, какие возможности дает новый проект: можно даже подобрать удобное освещение и разглядеть то, что не позволяет заметить двухмерная фотография».