Пенсионный советник

Пока не все дома

В прокат выходит «Обитель проклятых» по Эдгару По с Джимом Стерджессом, Кейт Бекинсейл и Беном Кингсли

Ярослав Забалуев 21.10.2014, 14:27
UPI

В прокат выходит «Обитель проклятых» — вольная экранизация рассказа Эдгара По о том, что психушки — не всегда то, чем кажутся, с участием Джима Стерджесса, Кейт Бекинсейл и Бена Кингсли.

Молодой психиатр Эдвард Ньюгейт (Джим Стерджесс) прибывает в больницу Стоунхерст, расположенную в обветшалом готическом замке, атмосфера которого не сулит ничего хорошего. Впрочем, внешне все в порядке: лечебницей управляет аккуратный бритоголовый джентльмен Сайлес Лэмб (Бен Кингсли), которому подчиняются приятные сотрудники,

каждый из которых обладает некоторыми милыми, но подозрительными странностями.

Но главное — одна из сиделок, Элиза Грейвс (Кейт Бекинсейл), совершенно покоряет сердце усатого юноши. В ней есть и красота, и тайна, которую герою и предстоит раскрыть, предприняв экспедицию в больничное подземелье.

В основе «Обители проклятых» лежит рассказ Эдгара По «Система доктора Смолля и профессора Перро»; тут сразу надо отметить, что американский любитель абсента по степени неточности экранизаций может соперничать разве что со своим последователем — амфетаминовым визионером Филипом К. Диком.

Дело, очевидно, в том, что произведения обоих авторов всегда содержат набор очень кинематографичных образов, между которыми при переносе на пленку приходится выстраивать принципиально иные связи, чем на бумаге.

Так и на сей раз: от рассказа По, состоящего из одного длинного диалога главврача и посетителя, остались лишь идея о поменявшихся местами психах и докторах да общая ироничная интонация, в полной мере раскрывающаяся в финальном твисте.

Режиссер Брэд Андерсон и сценарист Джо Ганджеми

проделали над короткой новеллой классика страшного рассказа большую работу, превратив ее в многофигурную композицию и подарив эпизодическим в оригинале героям лица заслуженных актеров.

Просчитались они лишь в одном: Кингсли и ассистирующие ему Дэвид Тьюлис и Майкл Кейн напрочь перекрывают с точки зрения харизмы много лет «подающего надежды» Стерджесса. В этом нет вины молодого актера, просто

два артиста и Бекинсейл, которой длинные белые платья к лицу не меньше, чем латексные трико из «Другого мира», выглядят графичнее, фактурнее главного героя.

Единственной запоминающейся чертой которого до самого конца остаются смешные усы.

Свою роль здесь, по-видимому, сыграл и тот факт, что Андерсон после впечатляющего «Машиниста» с Кристианом Бейлом снимал в основном сериалы («Тримей», «Алькатрас», «Грань»). Для ровного дыхания, свойственного рассказам По, ему явно не хватает хронометража, и потому ведущие сюжет «Обители проклятых» метания невзрачного героя по готическим закоулкам отдают некоторой одышливостью. Из придуманной авторами истории точно получился бы уютный мини-сериал о тихих омутах психиатрии XIX века, что-то в духе «Аббатства Даунтон» с шизофрениками на главных ролях, но в полнометражном формате половину линий приходится спешно оборвать. Можно ли простить такую небрежность за возможность ближе к концу посмотреть, как Кингсли и Кейн играют в шахматы, — решать зрителю.