Пенсионный советник

Все плохо, Гавайи

В прокат вышел фильм-катастрофа Гарета Эдвардса «Годзилла»

Егор Москвитин 16.05.2014, 08:12
__is_photorep_included6034785: 1

В прокате «Годзилла» Гарета Эдвардса — скучная, но красивая мелодрама о монстрах, людях и правительствах.

В 1999 году на Филиппинах шахтеры обнаруживают пещеру с гигантским скелетом и двумя прилипшими к нему коконами-паразитами. Из одного кто-то большой куда-то удрал, а содержимое второго забирают на опыты ученые (Кен Ватанабе и Салли Хокинс). Тем временем на японской атомной станции происходит странная авария, в результате которой в карантине оказывается целая префектура, а в фильмографии выдающейся француженки Жюльет Бинош появляется издевательская пятиминутная роль.

Проходит пятнадцать лет, но овдовевший инженер АЭС (Брайан Крэнстон, звезда сериала «Во все тяжкие») не бросает свои попытки доказать, что правительство что-то скрывает.

Вместе с повзрослевшим сыном-сапером (раздавшийся вширь Аарон Тейлор-Джонсон – Вронский из «Анны Карениной» и Пипец из «Пипца») он проникает в запретную зону и обнаруживает, что всю радиацию съел монстр – один из тех двух паразитов, что прятались на Филиппинах. Насытившись, чудовище плывет к берегам Калифорнии, чтобы вступить в связь со своей самкой, из-за которой, похоже, и случилась авария на АЭС.

По пути чудище подкрепляется русской атомной подлодкой и исполняет эффектный брачный танец на костях американского спецназа в Гонолулу.

Warner Bros. Ent

Поскольку военные, несмотря на бесконечные попытки, ничего поделать с этим безобразием не могут, матушка-природа поднимает из морских глубин Годзиллу. У той грустная собачья морда, трогательная медвежья походка и самые добрые намерения, но люди на всякий случай решают поблагодарить ее атомной бомбой.

Предыдущей, снятой Роландом Эммерихом 16 лет назад «Годзиллой» Голливуд порядочно обидел японских партнеров: монстр получился слишком злым, неправильно выглядел, постоянно менял размеры и безжалостно рушил своим хвостом полувековую мифологию сериала.

Чтобы загладить вину к 60-летию франшизы, работать над фильмом пригласили видных гуманистов. К сценарию приложил руку хмурый экранизатор Стивена Кинга Фрэнк Дарабонт. Именно благодаря его сценам в фильме оказались Бинош и Крэнстон. А режиссером выступил Гарет Эдвардс, автор трогательнейшего фильма-катастрофы 2010 года «Монстры». В картине, спродюсированной Тимуром Бекмамбетовым, люди и чудовища не столько сражались, сколько притирались друг к другу. В кульминация мужчина и женщина, сблизившиеся во время опасного путешествия, но не решившиеся на выяснение чувств, наблюдали за неуклюжим спариванием пришельцев – с завистью и грустью.

Бюджет «Монстров» был $500 тыс.; в «Годзилле» Эдвардс оперирует уже 160 миллионами.

Warner Bros. Ent

От былой трогательности в итоге не остается следа – ее заменяют тщательно просчитанные сантименты. Гирлянда «С днем рождения!», которую ребенок в прологе фильма хочет подарить спешащему на работу отцу, в итоге достается Годзилле – ей ведь 60. Повзрослев, американский солдат между делом спасает японского мальчишку – в полном отрыве от сюжета, просто для галки. Его собственная семья – жена-медсестра (Элизабет Олсон) и пятилетний сын – персонажи, шаблонные даже по меркам фильмов-катастроф. Ученый в споре с военным достает отцовские часы, остановившиеся в момент атаки на Хиросиму. В самый ответственный момент сценаристы выпускают собаку, и зрителям дается минута, чтобы сделать ставки: убежит пес от цунами или попадет на небеса. А травоядная Годзилла весь фильм ведет себя как обожаемый японцами крокодил Гена. Грустно делает свою работу, грустно уходит в закат.

И этой печальной Крокодилле отчаянно не хватает гармошки.

Подобно оригинальной «Годзилле», помогавшей японцам в преодолении ядерной катастрофы, новый фильм мог бы как-то отрефлексировать трагические события 2011 года в Фукусиме. Но вместо этого он выдвигает неуместный в данной ситуации тезис о том, что правительства вечно врут. Герои-люди могли бы срифмовать свои судьбы с героями-монстрами, но сценарию не до них, персонажи опытных актеров быстро умирают, а молодежь играет бестолково.

Остается любоваться спецэффектами, батальными сценами и монстрами – к тому же над имиджем одной только 110-метровой Годзиллы работало аж 762 человека. Зрелище завораживающее, но все два часа его отравляет неизбежная мысль, что во времена, когда Годзиллу играл один-единственный каскадер в костюме, фильмы были намного интереснее.