Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

«До работы в Pixar я был фанатом Pixar»

Режиссер Дэн Скэнлон и продюсер Кори Рэй рассказали «Газете.Ru» о своем фильме «Университет монстров»

Владимир Лященко 01.07.2013, 10:27
__is_photorep_included5402057: 1

Режиссер Дэн Скэнлон и продюсер Кори Рэй рассказали «Газете.Ru» о своем фильме «Университет монстров», культуре приквелов и сходстве «университета» с интерьерами студии «Pixar»

Мультфильм студии Pixar «Университет монстров», в котором рассказана предыстория героев «Корпорации монстров», второй уикенд подряд удерживает лидерство в российском прокате. На прошлой неделе он привлек почти в два раза больше российских зрителей и показал в полтора раза большие сборы, чем его ближайший конкурент «Человек из стали» Зака Снайдера.

По сюжету, в прошлом будущие друзья и коллеги оказываются не просто врагами, но представителями совершенно разных миров: Майк (Майкл Вазовски, одноглазый зеленый шар) — зубрила, который пытается компенсировать отсутствие врожденных данных усердием. В то время как Салли (Джеймс Пи Салливан, большой лохматый синий монстр) — самоуверенный талант, сын «звездного» отца и представитель золотой молодежи.

Режиссер картины Дэн Скэнлон и продюсер Кори Рэй рассказали «Газете.Ru» о приквелах, лучшей работе в мире и любви к пластилиновым героям студии Aardman.

— Насколько сложно было придумать историю, финал которой зрителю известен? Мы знаем, что эти парни успешно закончили университет и трудоустроились монстрами...

Дэн Скэнлон: Сочинение интересной предыстории — это всегда вызов для автора, но в то же время это одна из причин, по которой мы захотели сделать приквел «Корпорации монстров». Появляется отличная возможность использовать то, что кажется проблемой, как преимущество: люди думают, что знают, как закончится история, а ты поворачиваешь ее таким образом, что они уже надеются на иной финал.

— Дэн, вы не только режиссер, но и соавтор сценария. Как в Pixar удается раз за разом придумывать истории, которые так нравятся зрителям?

Д. С.: Это интересный коллективный процесс, в котором участвует большое количество людей: человек десять образуют команду, которая запирается в комнате и разрабатывает историю, но ими круг сочинителей не ограничивается. Что здорово в Pixar, здесь неважно, откуда пришла идея, кто ее предложил, — важно только, насколько она хороша. Любой задействованный в работе над фильмом человек может предложить что-то интересное. Ответственная за историю команда отбирает лучшие гэги, сюжетные повороты, черты характеров персонажей и собирает все это воедино — выстраивает логику повествования, оформляет мир.

Кори Рэй: Год-другой история представляет собой заготовку, черновик, в который можно вносить любые изменения. Придумываются ходы, рисуются новые персонажи и детали — это продолжительный, но не рутинный процесс, по ходу которого мы отвечаем на всевозможные вопросы о наших героях и их мире. Какие у Майка и Салли привычки? Кто их друзья? Чем они занимаются в свободное время? На какие занятия ходят? Какую одежду предпочитают? В чем их слабые и сильные стороны? Проработка фона истории — крайне увлекательное занятие. Если вы представляете, как сценарист запирается в кабинете с печатной машинкой, а через год выходит с готовым текстом, то это точно не про нас.

— Я правильно понимаю, что сочинение истории связано с разработкой визуальной составляющей мультфильма — тем, как выглядят герои, кампус, университетские здания, классы, залы и так далее?

Д.С.: Совершенно верно, и это дает удивительное ощущение жизни в работе. Мы запускаем фильм в производство и по ходу работы продолжаем постоянно переписывать его, вносить изменения до последнего момента, потому что хотим, чтобы он был лучшим. Художники рисуют сцены, авторы продолжают сочинять истории, и мы живем надеждой, что одно с другим срастется. Порой кажется невероятным, что и впрямь срастается. Но бывают и совершенно душераздирающие моменты, когда приходится выкидывать что-то хорошее, что уже было выстроено, нарисовано, но теперь выламывается из сюжета. В Pixar все понимают, что история важнее всего. Мы можем придумать интересного персонажа, который еще и выглядит отлично, и все в него влюбятся, но, если он перестает вписываться в историю — раз, и его больше нет. Бывает больно, но все соглашаются, что это жертва на благо истории, которую мы рассказываем.

— Вы оба долго работаете в Pixar: Кори, кажется, с первых лет студии в начале 1990-х, Дэн тоже прошел долгий путь от художника через короткометражки к режиссерскому дебюту в полном метре. Как подбираются команды для работы над тем или иным проектом? Как вы выбираете проекты, над которыми хотите работать?

К. Р.: Иногда это просто вопрос совпадения графиков, но и предыдущий опыт совместной работы, конечно, учитывается. Еще, например, я с самого начала хотела работать над «Университетом монстров», потому что была продюсером «Корпорации монстров». Дэн вовремя освободился после предыдущего проекта — мы решили, что пришло время заняться этим фильмом, так что нам пришлось полюбить друг друга. Сложившиеся команды зачастую продолжают работать вместе — надеюсь, мы с Дэном еще что-нибудь сделаем.

Д. С.: Поскольку это мой дебют в полном метре, у меня особого выбора не было: студия предложила возможность — я с радостью согласился. С радостью, потому что всегда был поклонником «Корпорации монстров». День, когда она вышла в прокат, — это был мой первый рабочий день в Pixar, а кампус студии в те времена напоминал как раз Отдел страха из мультфильма. Так что когда я увидел на киноэкране «Корпорацию», то подумал: «Боже, это же мое рабочее место! Я работаю в мультике!»

— А кем вы были до Pixar?

Д. С.: До работы в Pixar я был фанатом Pixar, потому что эта студия умеет и любит рисковать. Всякий раз, когда слышу про идею нового мультфильма, первая реакция звучит так: «Да это же форменное безумие! Что это?» Думаю, публика должна испытывать похожие чувства, думать: «Как им только пришло в голову? Это же рискованная идея». Если идея кажется рискованной, значит в ней что-то есть.

— Полагаю, немалое число мультипликаторов, не работающих в Pixar, мечтают попасть в компанию. Как фанат Pixar становится работником Pixar?

Д. С.: Не знаю, понятия не имею, постоянно задаю себе этот вопрос. В Pixar большое количество времени ты общаешься с людьми, встречаешься с ними, обсуждаешь проекты, проводишь собеседования с желающими попасть к нам. Я подал заявку — и мне повезло. Сегодня, наверное, шансы были бы не так высоки, потому что в компанию приходит огромное количество молодых талантливых людей, и порой я просто не могу поверить, насколько они хороши.

К. Р.: Меня бы тоже не взяли — хорошо, что была фора в двадцать лет. Главное в Pixar — это сочетание людей, которым интересно работать друг с другом, создавать что-то вместе.

— Кого ни послушаешь, Pixar — это рай на земле, но должны же быть какие-то недостатки, темная сторона...

К. Р.: Делать кино — тяжелый труд, и мультфильмы не исключение, даже наоборот. Мы отличные ребята, нам нравится работать вместе, но это не значит, что мы дни и ночи проводим в беззаботном режиме. Приходится вкалывать.

Д. С.: И это не жалоба. Просто иногда так устаешь, что приходится переводить дыхание и задавать себе вопрос: «Эй, а что именно ты сейчас делаешь? — Рисую жирафа». Тогда вспоминаешь, что любая работа сложна, но твоя довольно классная.

— Вы говорили, что для создания фильма про университет пришлось вспомнить студенческие годы. Это мультфильм больше для детей или для их родителей?

Д. С.: Мне кажется, мы отчасти создаем мультфильмы для себя, потому что любим кино и придумываем то, что хотели бы увидеть сами. И в то же время думаем о них как о мультфильмах для всех. «Университет монстров» в этом смысле не исключение — неважно, учился ли зритель в университете или нет.

— На каких мультфильмах росли фанаты Pixar до Pixar?

Д. С.: Я рос на «Веселых мелодиях» (сериал «Looney Tunes») Чака Джоунза, Текса Эйвори и других мультипликаторов из Warner Brothers, а подростком стал свидетелем появления и роста Pixar и Aardman (британская студия, в первую очередь известная по пластилиновому сериалу про Уоллеса и Громита. — «Газета.Ru»). Они еще создавали только короткометражки и рекламу, а я уже хотел работать в одной из двух этих контор.

К. Р.: Вот почему мы работаем вместе. Я тоже люблю Aardman, раннее творчество Warner Brothers, физическую комедию и все, что заставит меня смеяться.