Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Не эта ледяная синева

В прокат выходит «Обливион» — фантастический фильм с Томом Крузом и Ольгой Куриленко

Владимир Лященко 11.04.2013, 17:03
__is_photorep_included5252425: 1

В прокат выходит «Обливион» — фильм с Томом Крузом и Ольгой Куриленко, сделанный режиссером космических шутеров и полный отсылок к классике мировой кинофантастики и киберпанка.

Годы спустя после инопланетного вторжения победители-земляне отсиживаются на орбитальной станции в ожидании переселения на спутник Сатурна Титан. Цена победы — выжженная ядерными ударами Земля, над океанами которой зависли комплексы переработки воды в термоядерную энергию. Враг проиграл, но не сдается: «падальщики» ведут диверсионную войну, пытаясь лишить людей последних ресурсов. За безопасностью стратегических объектов следят специальные дроны и пара обслуживающих их техников Джек (Том Круз) и Виктория (Андреа Райсборо). Все идет по плану, близится конец долгой командировки, только по ночам Джеку снятся еще живой Нью-Йорк и девушка (Ольга Куриленко) на смотровой Эмпайр-Стейт, а противник ведет себя все агрессивнее.

Фоторепортаж: Том Круз представил в Москве фильм "Обливион"

__is_photorep_included5217701: 1

Двухчасовой красивый фильм про мир после конца, космическое одиночество и эффективное оружие снял человек, прошлой работой которого был тоже красивый, но совершенно бессмысленный «Трон: Наследие». Еще раньше Джозеф Косински занимался компьютерными играми — и, например, сделал ролики к таким шедеврам индустрии, как «Gears of War» («Mad World») и «Halo 3» («Starry Night»). Это космические шутеры с апокалиптическими сюжетами: человечество на грани гибели, из-под земли и с неба лезет жуть во плоти, выжившие бьются среди обломков.

В мире игр Судный день во всей его красе давно превратился в будни, со сложностью сюжетов тоже все в порядке.

Косински берет из игр и кино все самое любимое. Так, в «Обливионе» руины цивилизации становятся идеальным фоном для коллажа из фантастических фильмов с домашней полки автора.

Он превращает Землю в планету снов: чужую днем, но все еще родную для главного героя в его ночных видениях.

Здесь «Луна» Данкана Джонса (почти одинокий техник обслуживает добывающую промышленность на поверхности космического тела) встречает «Матрицу» братьев Вачовски (под этой поверхностью обязательно что-то найдется). А «Крикуны» Кристиана Дюгуа (пустынный ландшафт, угловатое оружие, стремительный соперник) оборачиваются «Солярисом» Андрея Тарковского (воспоминания о Земле как доме и о загадочной женщине, конечно). Когда шарообразный робот угрожающе взглянет на героя красной лампой, каждый должен вспомнить «Космическую одиссею» Стэнли Кубрика.

В финале, конечно, состоится путешествие в самое сердце зла, вслед за Люком Скайуокером и Нео.

Те из критиков, кто не проникся этим путешествием сквозь вселенную коллективного детства (режиссеру 38 лет), называют фильм затянутым, принимают минуты между стрельбой и полетами за утомительные паузы, прорехи в сюжетной ткани.

Но в фильме об утраченной памяти (перед отправкой на Землю герои прошли операцию по ее зачистке), пустота — самый важный материал, главный ресурс.

Джек заполняет ее найденными артефактами, создавая модель дома, как в том же «Солярисе» океан создавал дом из воспоминаний Криса.

Так и Косински собирает свою картину. Пускает в полет белые глайдеры и рассыпает над поверхностью опасные сферы. Подвешивает над горизонтом Луну с надкушенным боком и перевернутую пирамиду. Совсем уж бесстыдным образом помещает в небо бассейн с прозрачным дном и подсветкой: кто должен смотреть в этот аквариум с пустой Земли? Дроны? Предполагаемый противник? Смотрим мы и видим все то, что уже видели, но совершенно не против увидеть еще раз, когда вновь сотрутся все воспоминания.