Пенсионный советник

Только без мата

Как законопроект о наказании за нецензурную брань в СМИ отразится на классической литературе

Игорь Карев, Анастасия Лисицына 19.01.2013, 12:52
В своих произведениях Пушкин не брезговал матерными выражениями wikipedia.org
В своих произведениях Пушкин не брезговал матерными выражениями

Принятый в первом чтении законопроект «Об установлении административной ответственности за изготовление или распространение продукции средства массовой информации, содержащей нецензурную брань» может аукнуться в первую очередь русским классикам.

«В первом чтении рассматривается концепция закона. За нарушение этого запрета будет налагаться штраф с конфискацией орудия совершения преступления, — рассказал «Газете.Ru» соавтор законопроекта, зампред комитета по конституционному законодательству и госстроительству Дмитрий Вяткин. — Это могут быть конфискация компьютера, тиража газеты. Закон будет дорабатываться, и конфискационные меры будут более дифференцированы. Не исключено, что его принятие потребует внесения изменений в нормы материального права; возможно, потребуются изменения и в закон о СМИ».

Депутат указал, что существует обширная правоприменительная практика подобных актов, которая формировалась «и до революции, и в советское время».

«Были законы, которые регулировали, что является нецензурным выражением, а что — нет, что оскорбляет человека, а что — нет», — заметил Вяткин. По его словам, каждый случай употребления нецензурной лексики будет рассматриваться экспертами, например специалистами филологических факультетов, Института русского языка РАН. Эксперты также будут решать, насколько правомерно СМИ употребили нецензурные слова, заменив в них часть букв точками или звездочками.

«Единого реестра запрещенных слов, конечно, не будет, — заверил депутат. — Есть ведь и словари обсценной лексики».

Инициатива по внесению в КОАП данной поправки принадлежит Роскомнадзору. В августе прошлого года ведомство указало, что «меры разъяснительного характера, как показывает практика, малоэффективны», а также привело список программ и изданий, на которые жалуются в своих обращениях граждане: чаще всего ненормативная лексика встречается в телепрограммах «Дом-2», «Каникулы в Мексике», «+100500», «Камеди Клаб» (и в других передачах телеканалов ТНТ, «Перец», «Муз-ТВ», MTV), на интернет-портале радиостанции «Эхо Москвы», в электронных изданиях «Ридус», «Грани.Ru», «Свободная пресса», в журнале Andy Warhol's Interview.

Любопытно, что при внесении законопроекта в октябре прошлого года Железняк оговаривал в пояснительной записке, что предлагаемая норма касается только СМИ, предназначенных для детей и подростков; впрочем в самом тексте законопроекта указания на это нет, и, видимо, он будет распространяться на все средства массовой информации. Но авторы закона настаивают на том, что он направлен именно на защиту детей в свете вступившего в силу прошлой осенью закона «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию».

«В соответствии с законом о защите детей от вредной информации, запрещается изготовление и тиражирование в СМИ тех материалов, которые способны причинить вред. Санкций за нарушение этого запрета не было — теперь они будут», — сказал депутат.

«Нужно различать сквернословие, то есть неоправданное употребление нецензурных слов и выражений, и уместное употребление табуированной лексики», — считает литературовед, ведущий научный сотрудник Государственного литературного музея Владимир Крижевский. — В литературе табуированные слова и выражения зачастую служат для точного, яркого и прямого выражения мысли и в стилистическом отношении абсолютно незаменимы». Он напомнил, что

некоторые слова имеют славянское происхождение и до определенного момента табуированными не являлись;

в качестве примера он привел протопопа Аввакума, в «Житии» которого можно прочесть такую фразу: «Трижды воспевающе, со ангелы славим бога, а не четыржи, по римской бляди».

Мат употреблял Пушкин — в стихотворениях, эпиграммах и письмах. Например, в письме П. А. Вяземскому очень красочно описал карантин, из-за которого осенью 1830 года не мог выбраться из Болдина: «Точно еловая шишка в <....>; вошла хорошо, а выйти так и шершаво». Есть у Пушкина стихотворение «Телега жизни», в котором используется матерный оборот; подобные слова можно встретить и у Лермонтова, и у Тараса Шевченко.

«Табуированная лексика — необходимый элемент полноценного языка: эта та стена, от которой язык начинает отталкиваться и самоопределяется.

Ее табуированность ведет к созданию большого количество эвфемизмов, которые обогащают язык; если ее убрать из повседневного языка, этот процесс замрет», — заметил литературовед.

Принятый депутатами в первом чтении законопроект касается только СМИ. «Никаких ограничений на употребление нецензурной лексики в художественных произведениях наш закон не предусматривает», — заверил Вяткин. Тем не менее определенные ограничения появятся и у литературы.

«Мое мнение — нецензурная брань (будь то в классическом литературном произведении или в неклассическом, современном), воспроизведенная в СМИ, остается нецензурной бранью», — заявил депутат. —

Это не значит, что завтра у писателя Сорокина начнутся проблемы. Нет, не начнутся, если он только не решит зачитать нецензурный фрагмент из своего произведения, скажем, по радио или на ТВ».

«В прозе и поэзии 1980-х наступило некоторое растабуирование мата, — напомнил Крижевский. — Это растабуирование шло одновременно с демократизацией общества и было одним из знаков этой демократизации. Нынешние попытки снова затабуировать нецензурную лексику свидетельствуют о процессах в обществе, обратных той демократизации».

По мнению же Вяткина, законопроект не нарушает положения статьи 29 Конституции РФ, которая гарантирует свободу мысли и слова, массовой информации и запрещает цензуру: он сослался на статью 55 Основного закона, где указаны случаи, когда права и свободы гражданина могут ограничиваться.

«У Пушкина и других классических авторов есть произведения с использованием нецензурной лексики, однако никто не включает их в школьную программу на том лишь основании, что эти произведения создали классики», — заявил Вяткин. Он напомнил, что у Венедикта Ерофеева в поэме в прозе «Москва — Петушки» в авторской редакции была глава, состоявшая сплошь из мата и фразы »...И немедленно выпил»; в первых изданиях книги вместо мата шли столбцы точек, а в последующих сам Ерофеев удалил мат из этой главы.

«Произведение позднесоветской неофициальной литературы хуже от этого не стало», — заключил Вяткин.

В США после введения рейтинга MPAA использование бранных слов в кино означает, что фильму автоматически присваивается довольно жесткий возрастной ценз R (подростки до 17 лет — только в сопровождении одного из родителей), что существенно ограничивает его аудиторию. Кроме того, для нередких случаев произнесения запретного слова в прямом эфире, идущем без ограничения возраста зрителей, в западных СМИ появился термин F-bomb (в прошлом году его даже внесли в один из академических словарей; существуют также и другие эвфемизмы, вроде A-bomb или H-bomb). Но при этом прямого запрета на мат не существует: еще в 1971 году верховный суд США постановил, что судебное преследование за употребление ненормативной лексики противоречит первой и четырнадцатой поправкам к конституции.

У депутатов Госдумы заготовлены и другие меры по защите русского языка от мата.

В начале декабря 2012 года глава думского комитета по культуре режиссер Сергей Говорухин вместе с группой депутатов внес законопроект, предусматривающий поправки сразу в ряд существующих законов — от 53-ФЗ «О государственном языке Российской Федерации» до 126-ФЗ «О государственной поддержке кинематографии Российской Федерации». Эти поправки запрещают использование мата не только в СМИ, но и в книгах, кино, а также «при проведении театрально-зрелищных, культурно-просветительных и зрелищно-развлекательных мероприятий».

Этот законопроект также предусматривает наказание в виде штрафов: граждане заплатят от 2 до 2,5 тыс. рублей, должностные лица — от 4 до 5 тыс., а юридические лица от 40 до 50 тыс. рублей.

Фильмам, которые содержат мат, предлагается не выдавать прокатные удостоверения.

Проект закона пока рассматривался только в комитете по культуре: в четверг, 17 января, члены комитета рекомендовали разослать документ для получения отзывов и включить его рассмотрение в план заседаний Госдумы на весеннюю сессию.