Пенсионный советник

Пока ты спала

В прокате «Другая жизнь женщины» — ироническая комедия о терапевтическом эффекте амнезии с Жюльет Бинош в главной роли

Полина Рыжова 12.01.2013, 12:48
__is_photorep_included4920821: 1

В прокате режиссерский дебют актрисы Сильви Тестю «Другая жизнь женщины» с Жюльет Бинош в главной роли — ироническая комедия о том, чем может быть полезен провал в памяти.

Однажды мадам Сперански, успешная привлекательная женщина, окна квартиры которой выходят на Эйфелеву башню, просыпается и понимает, что последнее, что она помнит, было 15 лет назад – она, провинциальная барышня, недавно переехавшая в Париж, идет на свидание с мужчиной своей мечты. Мадам Сперански с плохо скрываемым удивлением обнаруживает, что ей уже не 25, а сорок, она замужем за тем самым парнем, а по ее роскошному дому бегает очаровательный малыш. Сама Мари, оказывается, стала преуспевающей бизнес-леди – в ее распоряжении процветающая компания с большим штатом благонравных сотрудников.

Вот только чем больше молодая Мари узнает о себе пожившей, тем меньше поводов для радости у нее остается.

«Другая жизнь женщины» — дебют Сильви Тестю, актрисы с амплуа неблагополучной сироты, как-то незаметно для всех перешагнувшей рубеж сорокалетия. Вдруг девочка из фильмов «Карнавал» Томаса Винсента и «Победа» Стефани Мурат

снимает картину о кризисе среднего возраста, где ее сверстница Бинош пытается понять, на какое колесо намотало лучшее время ее жизни и почему, черт возьми, никто этого не заметил.

Сильви Тестю использует сотни раз проверенный в кино и литературе прием: по мановению волшебной палочки герой неожиданно перемещается в пространстве и времени, чтобы посмотреть на свою жизнь со стороны. Для этого годится все — временная петля, машина времени, обмен телами, похищение инопланетянами, кома, в конце концов. Для Мари режиссер выбрала амнезию. Случившаяся в канун ее дня рождения, то ли волшебная, то ли вполне реальная, она тоже дает много поводов пошутить на тему современного общества, которое за последние 15 лет заметно изменилось:

машины все еще не летают, но вот курение в кафе уже превратилось в проявление немыслимого эгоизма.

Когда прохожий на вопрос мадам Сперански, что важного случилось во Франции за последние годы, отвечает, что Франция выиграла в 1998 году, та приходит в ужас: «Была война?!» Мадам пока не понимает, что для современного благополучного француза чемпионат мира по футболу похож на военное сражение, а сражение — на чемпионат.

Возможно, «Другая жизнь женщины» лишилась бы половины своего аккуратного интеллигентного очарования, если бы не очень личная игра Бинош. Изображая 25-летнюю смолящую и чавкающую девушку, обнаружившую себя в теле высокомерной мадам с внушительным счетом в банке, актриса как никогда напоминает свою полуслепую художницу Мишель из «Любовников с Нового моста» Леоса Каракса. Сквозь десятки прежних la femme fatale в «Другой жизни» снова можно услышать знаменитый раскатистый смех одной из самых красивых женщин французского кино.

Непосредственность Мари, забывающей забрать сына из школы и стесняющейся собственного мужа, сообщает фильму то невыносимое количество искренности, от которой хочется не столько смеяться или плакать, сколько тут же начать сверять свою реальность с собственными ожиданиями.

Режиссер бескомпромиссно сталкивает забавную нахрапистую девушку с собственным будущим, напоминающим распространенный грустный сценарий: мальчик, мечтавший стать космонавтом, космонавтом не стал, а стал, например, пьющим вахтером. Непонятно почему — все как-то само собой. И пусть француженке Мари стать пьющим вахтером никогда не грозило, удивляет тот дефицит любви и честности, который обнаружился в ее жизни в шаге от старости.

«Другая жизнь женщины» как раз о том, что от будущего куда легче ждать появления летающих машин или черного президента, чем представить себя пытающейся отсудить наследство отца у собственной матери.

Амнезия в день рождения – вещь нечастая, почти невозможная. Но Сильви Тестю хоть и берет на вооружение волшебный прием, использует она его в контексте нашей общей прозаической реальности, где сложно вспомнить, что ты делал вчера, не говоря уже о том, чтобы ответить на вопрос, что ты наделал за последние 15 лет.