Пенсионный советник

Бессердечные люди

В прокат выходит фильм «Сумерки. Сага: Рассвет — Часть 2»

Владимир Лященко 15.11.2012, 10:29
__is_photorep_included4854013: 1

В прокат выходит фильм «Сумерки. Сага: Рассвет — Часть 2» — заключительная часть вампирской истории любви с Робертом Паттинсоном и Кристен Стюарт.

Пока обращенная наконец в вампира Белла (Кристен Стюарт) наслаждается новым полным красок и звуков миром, а также постельными утехами с любимым Эдвардом (Роберт Паттинсон) без скидок на оставленную позади человеческую немощность, ее новорожденная дочь растет не по дням, а по часам (и вырастает в юную артистку и модель Маккензи Фой) на руках заботливого вампирского семейства Калленов и еще более заботливого экс-влюбленного оборотня Джейкоба (Тейлор Лотнер). Всецело насладиться новой жизнью, из которой окончательно исчезают люди (даже от папы удается почти избавиться), мешают только неугомонные итальянские интриганы Вольтури. Прознав о чудо-младенце, они собирают суд, приговор которого известен заранее – смерть Калленам.

В детали дела следствие вдаваться не собирается, но обвиняемые все же собирают по миру команду свидетелей защиты, которые при определенном раскладе могут стать и маленькой революционной армией.

Разбив финальный том на две части, авторы экранизации сумеречной саги избежали затянутой развязки. Все, чего ждали поклонники, режиссер Билл Кондон («Боги и монстры», «Кинси», «Девушки мечты», «Сумерки. Сага: Рассвет – Часть 1») подает пусть не горячим, но вполне теплым и в пропорциях точно просчитанного маркетологами комплексного обеда.

Вот шутливые эпизоды, где Белла наслаждается физическим превосходством «новорожденного» кровопийцы над новыми сородичами и гигантскими волками: то чуть ребра не переломает старым друзьям в порыве материнского гнева, то в шутку вырубит голыми руками из куска скалы столешницу.

Вот девичьи грезы под девичьи песни на саундтреке: распускаются цветы, зеленеют травы, милый рядом.

Правда, не все зрители доросли до того, чтобы воочию увидеть, до чего доросла героиня. Так что в кадр попадают только намеки и подмигивания – такая недосказанность и недопоказанность непременно должны были породить «Пятьдесят оттенков серого»: как известно, роман про садомазохистские взаимоотношения изначально был написан в виде «фанфика» с Эдвардом и Беллой в главных ролях.

Но и грезы недолги – право на их реализацию все еще нужно отстаивать. На какое-то время «Сумерки» превращаются в нечто среднее между «Людьми Икс» и памятником «Дружба народов» на ВДНХ. То есть в смотр талантов регионов планеты: амазонская туземка внушает галлюцинаторные видения, лондонский индус то балуется водой в бассейне, то костер без спичек организует (но называется это грозно – «повелевает стихиями»), еще одна бессмертная может ударить током. Предполагаемый противник также обнаруживает новые способности. Дело движется к большой, с использованием спецэффектов драке, не предусмотренной в романе.

Но в романе конфликт вообще разрешался как-то слишком мирно и разумно – в кино так не положено.

Приятно все же не знать сюжет до просмотра, чтобы оценить два коллективных вздоха, пролетающих над залом ближе к финалу. Один — воодушевленный и переходящий в аплодисменты, когда очередная голова покидает плечи. И другой, несколько разочарованный, когда выясняются меняющие расклад обстоятельства предыдущего эпизода.

Припасенный сюрприз обесценивает отступление от буквы первоисточника. Киносага опрокидывает на книгу клюквенный сок, притворившийся на минуту кровью. Сразу вспоминается и то, что Каллены чересчур ситкомовские, и то, что потенциально способным враз переиграть их артистам (Майкл Шин, Дакота Фаннинг, Джейми Кэмпбелл Бауэр) достались слишком плоские роли Вольтури. И то, что было известно с самого начала: под искрящейся на солнце каменно-холодной кожей не течет кровь и не бьется сердце.